Разговор с создателями Dandy Land: краудфандинг, бургеры и бьюти-корт

  • 21.02.2019
  • Автор: Rondo
  • 17571

На Октябрьской появилась новая локация – пространство Dandy Land, объединяющее бьюти-корт, event space, бургерную и магазин одежды. Мы поговорили с создателями этого места о конкурентах, краудфандинге и заполнении 585-ти квадратов полезной площади.

 

По адресу Октябрьская, 19/4, находится кирпичный склад, скрывающий в своих обшарпанных стенах пространство, в котором любой желающий сможет сделать маникюр, прическу, подстричь бороду, купить одежду, набить татуировку и умять вкусный бургер. В будущем здесь будут проводить лекции и DJ-сеты, а пока создатели Dandy Land наносят последние штрихи и усаживаются перед диктофоном для того, чтобы обсудить свое детище.

 

 С кем говорим: 

Андрей Протопопов – парикмахер с пятнадцатилетним стажем и учредитель проекта Dandy Land. В прошлом Андрей открывал студии красоты, разъезжал по стране в автобусе-парикмахерской и отхватывал титул «Минчанин года».

Лена Батурчик – соучредительница проекта Dandy Land и BurgerLab, преподавательница и обладательница десятилетнего стажа в сфере ресторанного бизнеса.

 

 

 Что такое Dandy Land 

 

– Где мы сейчас?

– Андрей: Dandy Land – это пространство креативных ребят, которые соединились на одной площадке. Каждый реализует разный вид услуг, но все здесь творческие и очень позитивные, так что получилась такая большая семья, которая зарабатывает бабки, – мы как итальянский клан. По факту, в этом коллективе каждый занимается своим делом, ему это нравится, и он не лезет в чужие дела, хотя мы друг другу помогаем, если в этом есть необходимость.

Здесь есть студия красоты «Молоко», где занимаются маникюром, педикюром, макияжем, коррекцией бровей и депиляцией. Есть студия татуировки Lumus, у которых есть крутой проект по гостевым специалистам: они приглашают из Европы чуваков, которые будут делать здесь татуировки. Есть андеграундные парикмахеры, я и моя команда Dandy Home: у нас идеология цвета, формы, креативных стрижек, создания рваных структур и новых техник. Рядом с нами есть Black & White: это барбершоп, в котором работают современные ребята – они могут пластично работать с клиентами, и если тебя нужно не только забрить, но и подстричь, это точно к ним. Еще у нас есть концепт-стор: это магазин Сергея Веринского, называется «Red» – кастомное место, где дизайнеры смогут показывать свою одежду и диктовать стиль. И BurgerLab – чуваки, которые наказали весь Минск на своем фуд-траке.

– Лена: Вся суть BurgerLab в том, что мы начали маленькой командой в четыре человека, а сейчас нас почти двадцать: все это заряженные ребята, которые любят то, что мы делаем. Наша цель – делать бургеры за адекватную цену. Это то, чего, на наш взгляд, не хватало городу: ты думаешь, куда сходить поесть вечером, и понимаешь, что для пересчета хороших мест хватит пальцев одной руки, а мы хотим, чтобы вторая рука тоже в этом участвовала.

«Есть квартира, которая делается под сдачу, а есть квартира, в которой живут, – мы настроены здесь каждый день чем-то заниматься»

– Как возникла идея создания Dandy Land?

– Андрей: Я нарулил помещение, встретился с ребятами – мы около месяца думали над тем, что это будет, как это будет, где и что будет находиться.

– Лена: Останавливало то, что такого формата нет ни у нас в стране, ни в ближайшем зарубежье: мы реально пытались искать похожие места, но ничего не нашли.

– Андрей: Мы мерили один конец с другим, чтобы понять свой путь, но потом психанули и просто начали делать. Есть такая фраза: «глаза боятся – руки делают», и мы все время идем под этим лозунгом. Если бы мы дали задачу голове, то ничего бы этого не было.

– Лена: Возьмем финансовую часть: это огромное помещение, почти 600 квадратов.

– Андрей: Если быть точнее – 585 квадратных метров полезной площади.

– Лена: Первые строители, которые сюда заходили, называли цифры, на которые можно четыре квартиры в Москве купить. Это было как пощечина: мы начали думать, где мы такие суммы возьмем, а потом стали прикидывать, что можем сделать сами.

– Андрей: Каждый раз, когда появлялась какая-то неподъемная проблема, мы просто начинали зернышко за зернышком перекладывать, а потом оборачивались и видели целый амбар зерна. Все делалось своими руками, но огромное количество людей нам помогло в том, чтобы это дело реализовалось: были психи, были нервы, но мы это делаем любя и никогда не обижаемся друг на друга. Мы все это прошли – стали крепче, стали сильнее, и сейчас будем показывать, что мы можем.

 

 

– Вы говорили, что не смогли найти похожее на Dandy Land место, но ведь есть Lo-Fi Customs. Разве это не один и тот же формат?

– Андрей: Lo-Fi Customs – это площадка, которая сдается под мероприятия, а мы каждый день работаем. Нам не нужно ждать какую-то контору, которая придет и что-то у нас организует, – нет, мы зарабатываем деньги каждый день. Есть квартира, которая делается под сдачу, а есть квартира, в которой живут, – мы настроены здесь каждый день чем-то заниматься, а если ты зайдешь в Lo-Fi Customs, «Ок16» или пространство «Верх» в условный обед вторника, то максимум, что ты сделаешь, – это включишь свет в помещении, а минимум – поцелуешь закрытую дверь. Там нет первичной задачи каждодневной работы.

– Лена: В первую очередь Dandy Land – это площадка для себя. Это постоянный прогресс, и всем нужно развиваться, и чем больше ты развиваешься, тем круче. Поэтому это площадка для себя, куда будут привозиться прокаченные чуваки и прокаченные проекты. Пока что это план, но я уверена: мы его выполним.

– Андрей: Просто нам нужно немножко выспаться, набраться сил и дальше работать.

– Лена: Год назад мне казалось, что я не могу вставать раньше двенадцати дня. Теперь я знаю, что 7:30 – хорошее время для подъема. С таким проектом ты понимаешь, что если за полгода из старого развалившегося склада можно сделать крутую штуку, то возможно все: дайте мне рычаг – я переверну Землю.

– Андрей: У нас есть проект по пожарной сигнализации, кнопка охраны милиции, ребята занимались лицензией на алкоголь, согласовывали режим работы. Запустимся – будем проходить санитарные нормы. Мы не просто молодежь, которая решила что-то попробовать: все вопросы разбираются, и мы немножко «взрослее» других подобных организаций.

– Лена: Все, кто здесь есть, – это люди на опыте, и мы прекрасно понимаем, на что мы идем. Все мечтают поехать в отпуск, но мы знаем, что в ближайший год мы никуда не поедем. Хочется, чтобы это место работало вместе с тобой, а ты – вместе с ним, и если для этого нужно жить здесь – окей, мы будем жить здесь. Мы готовы положить все силы и сидеть без бабок несколько месяцев, чтобы сделать все хорошо: так решили – так и сделаем.

«В нашей сфере схема “пришел дядя и дал бабок” уже не работает»

 

 

«Большая площадка – это хорошо, но не всегда, потому что есть маленькие ивенты»

 Бургеры и краудфандинг 

 

– Важная составляющая Dandy Land – это BurgerLab. Как бургерная впишется в это пространство и сохранится ли фуд-трак?

– Лена: Конечно, это же наше детище! Многие до сих пор думают, что та сумма, которую мы накраудфандили на «Улье», – это сумма открытия трака. Это очень смешно, потому что сумма открытия трака больше чем на порядок превышает сумму, которую мы получили. Но это был клевый опыт, и это не только опыт собирания денег. Это очень жесткий marketing research: мы понимали, что если краудфандинг сработает, то наш продукт интересен, если не сработает – идея так себе и нужно что-то менять. Крауд сработал: люди целенаправленно ехали к нашему траку. Тогда мы поняли, что нужно делать больше: мы знали, что в холодный сезон трак уходит в отпуск – когда ты закутан в десять одежек, тебе никаких бургеров не хочется. Была идея уехать в теплую страну за новыми идеями и рецептами, но тут пришел Андрей и сказал: «Чуваки, у меня есть помещение – давайте что-то мутить».

Мы решили, что упускать такую возможность нельзя: наш трак изначально должен был размещаться на парковке Октябрьской, но ничего не получилось, а тут Андрей приглашает нас в помещение, которое находится напротив этого места. Так что это просто судьба: мы прикинули, что теоретически потянем это место – если все звезды сойдутся, если наш инвестор также будет заинтересован в проекте. Когда инвестор, который и дал нам ту огромную сумму на фуд-трак, пришел в это помещение, у него было очень много сомнений, мол, я не знаю, пацаны, что вы тут вообще будете делать. Потом мы начали разгоняться, и он увидел, что здесь вырисовывается что-то клевое.

– Где вы нашли деньги на все это пространство?

– Андрей: У BurgerLab был инвестор, и я на краудфандинге бабок собрал.

– Лена: Были свои средства, были заемные средства. С миру по нитке – так все и получилось.

– Андрей: Мы с горем пополам собирали свои сбережения, что-то занимали и находили какие-то возможности дополнительного дохода – у BurgerLab есть инвестор, который им помогает, но он в первую очередь их друг. А я на краудфандинге собрал 10 610 BYN, хотя нужно было собрать всего десять тысяч: за месяц я собрал четыре тысячи, а за последние четыре часа мы собрали еще шесть тысяч. Краудфандинг – это такая спортивная движуха, когда у тебя есть дистанция, которую нужно пройти, и в финале этой дистанции люди очень прикольно среагировали: я в инстаграм скидывал фото чеков, которые мне присылают люди, и все еще больше начали скидывать, прямо как на голосование на «Евровидение».

Очень крутые эмоции, но главная фишка в том, что ты демонстрируешь обществу свой труд: краудфандинг – это твой дневник, где ты показываешь, чем ты занимаешься, и это хороший «отчетник» перед людьми. Если ты это показываешь – это работает.

 

 

 Конкуренты, концерты, клуб любителей дурацких носков 

 

– Сейчас у вас есть конкуренты?

– Лена: Есть похожие проекты: это El Pushka, например. Ребята открыли бар для себя и для своих гостей, они кайфуют и развиваются безостановочно, а сейчас еще открыли бар «Mixto»: они раскачались, они популярные. У них никогда не бывает пусто: когда бы ты ни зашел в «Пушку», там будут люди. Это очень яркий пример того, как энтузиасты сделали свою штуку и погнали развиваться. Еще яркий пример – «Банки-бутылки»: ребята очень давно работают в этой сфере, и сейчас они открыли третье заведение.

В нашей сфере схема «пришел дядя и дал бабок» уже не работает: мы приходим к новой модели, и нужно открывать что-то, чем ты будешь «болеть» и «заражать» этим других людей. Нельзя просто что-то открыть и сказать, что это работает, – если в этом месте нет души, оно не работает. Так происходит в сфере красоты, ресторанного бизнеса, одежды, обуви – раскачивается то, во что вложили любовь и душу, потому что люди идут на эмоцию.

 

 

– В Dandy Land будут проходить ивенты: вас можно считать конкурентами условного «Корпуса»?

– Лена: Да, в каком-то формате мы конкуренты «Корпуса»: если вы хотите привезти Гордона Рамзи, его логичнее везти туда, где есть кухня, а если вы делаете какую-то тату-движуху, то ее тоже можно сделать здесь. Хотите сделать обучение для мастеров маникюра, пожалуйста – есть пространство, и это хорошо тем, что любое обучение состоит из двух частей – теории и практики: сначала тебе что-то зачитывают, потом показывают. Плохо, когда только начитывают, потому что ты ничего не всасываешь, и плохо, когда только показывают, потому что ты видишь визуально, но не понимаешь технологию. Так что мы совместили эти две штуки.

Мы не можем соперничать с «Корпусом» по количеству вместимости людей, но точно так же мы не можем соперничать с Marriott Hotel, потому что у них зал бол-рум на шестьсот человек, но что нам, грустить от этого? Вообще большая площадка – это хорошо, но не всегда, потому что есть маленькие ивенты. Если в Минске решит собраться «Клуб любителей дурацких носков» числом в тридцать человек, как им потянуть площадку на несколько сотен человек? А они хотят прямо лекцию провести. Эта площадка им отлично подойдет, потому что она маленькая, недорогая, и здесь их никто не будет трогать: они тут и поговорить смогут, и поесть, и татуху с носками сделать.

«В этом году будет проходить Vulica Brasil, и если все будет хорошо, отдадим им наши фасады»

– А проведение концертов тут возможно?

– Лена: Да, конечно: если нарисуется у нас такая же клевая и самобытная девочка, как Alyona Alyona с аудиторией в двести человек, то эти двести человек придут сюда ее послушать. Понятно, что здесь не выступит Макс Корж, потому что ему нужна «Минск-Арена»: это маленькая площадка для маленьких ивентов, и, как показывает практика, в Минске много талантливых музыкантов, и я понимаю, что в какой-то степени наша площадка подходит лучше всего: ты не пойдешь арендовать дорогущий Re:Public, который ты просто не заполнишь и потеряешь бабки. А вот свои 200-300 человек ты приведешь сюда и эмоционально кайфанешь, потому что весь зал будет твоим, а ты за это гору бабла не заплатишь.

Если начать разгоняться, то можно придумать 1001 применение маленькому пространству, которое подойдет для какого-то конкретного маленького сегмента. Нам не нужны «большие рыбы» этого рынка – нам нужны маленькие, мы для них это делаем.

 

 

«Не нужно мне делать кофе за пять рублей из какого-то непонятного сорта – сделай мне просто вкусный кофе за три рубля»

 «Минску не хватает простоты» 

 

– Вы выбрали Октябрьскую: как вы планируете взаимодействовать с этой улицей?

– Лена: Мы планируем ивенты на улице: мы не продумывали их детально, но там будет летняя терраса, там будет много света, будут гамаки, музыка: возможно, мы будем привозить крутых локальных музыкантов, которые будут делать что-то свое. В этом году будет проходить Vulica Brasil, и если все будет хорошо, отдадим им наши фасады.

Мы разговаривали о том, что в ноябре, возможно, здесь будет маленький праздник Дивали – это очень добрый, яркий индийский праздник, похожий на фестиваль огней: конечно, мы не будем жечь монстров из папье-маше, но что-то такое ламповое и теплое для холодного ноября сделаем. Хочется, чтобы все чувствовали себя комфортно, и для меня комфорт – это такая тихая спокойная терраса, и я знаю, что там будет пара столов на удалении для таких интровертов, как я, и будут большие столы для больших тусовок, чтобы не нужно было сдвигать маленькие столы.

Улица Октябрьская сама по себе очень уютная, и придать уютному месту еще больший уют немножко проще. Наша площадка будет клевой для тех, кто придет сюда с домашними животными, и для тех, кто придет сюда с детьми – в наших планах поставить манеж для детей, чтобы ты мог оставить там свое чадо и пойти тусоваться со своими друзьями. Хочется для всех сделать максимально комфортные условия, чтобы не было минской истории «подстройся под заведение», а была история «заведение подстроится под тебя».

– Чего вам самим не хватает в Минске?

– Лена: Мне не хватает разнообразия. Его не хватает в любой сфере, которая представлена в городе: грубо говоря, если кто-то привозит клевые шмотки, то через месяц открывается еще четыре магазина с такими шмотками.

С едой другая ситуация: всего вроде бы много, а вроде ничего и нет. Крутой проект сделали ребята из «Песочницы»: это будто бы небольшой лондонский Камден Таун, где все в крутой уличной еде, но хочется больше таких проектов. Хочется разнообразия в людях, разнообразия в еде, разнообразия в форматах и подаче.

Еще Минску не хватает простоты. Не нужно мне делать кофе за пять рублей из какого-то непонятного сорта – сделай мне просто вкусный кофе за три рубля. Не нужно делать бургер из мраморной говядины за двадцать рублей: это же фарш, и не важно, из какой говядины он сделан, – не нужно заставлять меня отдавать нужный кусок зарплаты. Какая мне разница, откуда привезли креветки – из дальнего или ближнего зарубежья?

У нас большая часть людей в городе – это средний класс со средней зарплатой. Люди очень долго думают перед тем, как что-то заказать: рыба за тридцать рублей нормально так бьет по карману. Так что будьте проще: если ты хочешь готовить вьетнамскую кухню, не нужно везти еду из Вьетнама – разработай рецепты на локальных продуктах и просто кайфуй.

 

Фото: Виолетта Савчиц