Iva Sativa – о том, как соединить этно с хип-хопом и никого не обидеть

Приз People's Choice на Jager Music Awards в этом году получила этно-хип-хоп-артистка Iva Sativa. О ее релизах «Пяршак» время от времени рассказывал на своих страницах. И вот наконец появился повод пригласить Яну на обстоятельный разговор о том, как рождается ее музыка, почему девушка так долго подступалась к музыкальной карьере, слушают ли песни о чакрах беларусские парни и за что ее невзлюбил шансонье Виктор Калина.

 

Об участии в Jager Music Awards и о (не)музыкальном образовании

– Как ощущения от премии?

– Прикольно и неожиданно. Я ведь участвовала в Young Blood, а там выиграла другая девочка [Миртл. – прим. 34], поэтому я и не рассчитывала получить что-то еще. People's Choice – это же получается, что меня выбрали люди. Приятно.

– Звучит даже более почетно. А в прошлом году ты ведь тоже подавалась, но ничего не получила.  

– Зато это дало мне очень много приятных знакомств. В таких конкурсах надо участвовать стопудово – хотя бы для того, чтобы найти нужных людей. А они в любом случае появляются, если ты делаешь продукт, который кому-то нравится. В 2020 я познакомилась в том числе с Мишей – в этом году он был ведущим на локальной вечеринке премии в Минске – и не без его настоятельной рекомендации оказалась в числе выступающих на JMA 2021.

– Как не демотивироваться, если в конкурсе не повезло?

– У меня на самом деле с конкурсами далеко не всегда получается. Но я же делаю это в первую очередь для себя. Поэтому, хотя я ненавижу просить людей за меня голосовать, я все равно это делала, раз пять точно. И каждый раз реакция была приятной, люди отзывались.

– Какие планы на приз?

– Часть денег пойдет на продвижение выходящего в феврале EP «#музазека», еще часть – на подготовку большого сольного концерта в мае.

 

 «Народную музыку я слушаю благодаря конкретному человеку» 

 

– Первый трек Iva Sativa «Ture Soha» датируется 2019-м. Тебе тогда было далеко не 19, и это как минимум необычно для начинающей певицы.

– Старуха, да? Начнем с начала. Я всегда хотела быть актрисой, но на актрису я не поступила, и мне пришлось очень быстро искать вариант. Так я оказалась в ИСЗ [Институт современных знаний имени А. М. Широкова. – прим. 34] на продюсерстве. А там все-таки частный вуз, платный. Я только что переехала в Минск и мне постоянно нужны были деньги, поэтому какое-то время я просто работала, а училась не очень. Но когда на третьем курсе начались более профильные штуки, то на одном из предметов понадобилось записать трек. В то время Антон [Акимов. – прим. 34], с которым я сейчас работаю, уже работал на студии Nestanda Records, и мы, естественно, пошли писать песню к нему: мальчик играл, я пела, еще одна девочка дала на это бабло. Мне было лет 19.

– Но музыкального образования у тебя нет?

– Ну, во втором классе я год ходила на скрипку… Вообще я всегда очень интересовалась музыкой и пела сама, у меня это жизненное. И народную музыку я слушаю благодаря конкретному человеку – моему другу Сереже, который всегда разговаривал на беларусском. Мы много тусили вместе, мне это очень нравилось. Но в один из дней я подумала: «Класс, за мной приедет Серега, будем тусить!» – и одновременно словила себя на мысли: «Опять эту беларусскую музыку придется слушать…». Мы сели в тачку, играла песня Юрия Выдронка «Я скакала», такая очень шаманская. И вот я слушаю и думаю: ничего себе, что это такое в моей голове? Намного позже к этому добавились всякие женские группы: «Джамби Бум», «ДахаБраха». Фестиваль «Камяніца» тоже многое мне дал.

 

 

О поиске звучания и о первых хейтерах

– Другие друзья разделяли любовь к народной музыке?

– Когда на тусовках я пела народные песни, меня не понимали. «Па-ла-жу дитя-а-а-а…» – ну это странно. До этого увлечения я была японкой – у меня была короткая стрижка и черные волосы. Потом долго приходила в институт со всякими французскими штуками. В тот момент появилась «Серебряная свадьба», я работала официанткой в «Граффити» и узнала очень много беларусских групп.

– Но первый полноценный трек случился лишь спустя десять лет?

– Вообще первый трек был записан в шестнадцатом году. Я тогда была беременна Микушей. Приехала дурить Антону голову, и он сказал: «Ну давай попробуем». Мы просто нашли в интернете бесплатную музыку, взяли песню «Весняночка» и записали трек. Он до сих пор лежит где-то ВКонтакте. Сначала я и хотела писать именно народные песни под музло.

 

 «Чтобы заинтересовать людей тем, что делают они, нужно делать то, что делаю я» 

– Как в этой истории появился хип-хоп?

– А я всю жизнь его слушаю и любила почитать рэпчик. До массовой известности Die Antwoord я долго слушала MaxNormal.TV, как они тогда назывались. А потом были уже Die Antwoord, у них появились крутые клипы, в которые я могла залипать. Я слушала много интересных женских исполнителей, которые опережали свое время. Они и сейчас вау.

– Но в Беларуси не так прокачано «осовременивание» народной музыки, как в той же Украине.

– Да, я вот узнала, что очень многим это может даже не нравиться. Лично мне никогда такого не говорили. Но намекнули, что в какой-то очень традиционной тусовке меня могут недолюбливать.

– За что?

– Ребята, которые занимаются фольклором, бывают очень жадные, а еще дотошные в плане авторских прав. Но ведь так народная музыка не пойдет никуда дальше. Чтобы заинтересовать людей тем, что делают они, нужно, как мне кажется, делать то, что делаю я. Те же «Юр'я» Юрия Выдронка – это не просто архаичное пение, это беларусские Prodigy.

– Напоминает историю художницы Цемры, которая расписала домотканую рубаху тегами и получила волну хейта за «осквернение наследия».

– Я с ней как раз на этой теме сконтачилась. Увидела ее рубаху, когда у меня намечался клип на «Я скакала», и написала: я такая-то, делаю то-то, у меня есть трек, я хочу снимать клип на него и хочу, чтобы ты расписала рубашку. А у меня была такая старая классная рубашка. И Цемра говорит: на старой рубашке писать не стану, давай, может, купим новую.

 

– Прикол в том, что вещи для арта она нашла чуть ли не на мусорке. То есть это «наследие» никому не было нужно до тех пор, пока его не «осквернили». Оно не было в музее.

– А теперь оказалось в музее. Я вот с прямым хейтом еще не сталкивалась. Только Виктор Калина написал комментарий «Ужасссссссссс» в инстаграме под постом, где я говорю, что выиграла премию Jager.

– И что его возмутило?

– Не разговаривала с ним на эту тему, так что не знаю, что ему не понравилось. Может быть, что такая музыка сейчас выигрывает какие-то премии.

– Ну вот, первый хейтер.

– И сразу такой мощный.

 

 

О шокирующем Гомеле, концертах и новых песнях

– Понимаю, что это тупо примерно так же, как спрашивать про татуировки, но все равно спрошу про псевдоним. Почему Iva Sativa?

– Я хотела быть просто Ивой, но, когда пришло время выпускать «Ture Soha», Антон загуглил и сказал, что Ив дохренища. Мы долго думали, так и появилась Iva Sativa.

– У тебя еще нет лонгплея, но ты уже каталась по городам Беларуси. Расскажи, как впечатления. У Гомеля – имидж не самого тусовочного города в мире, например.

– Серьезно? Я от Гомеля была в шоке. В первый раз я туда поехала на день рождения бара «Квартирник», и это был такой движ, что я думала: Минск – полное г*вно. В Гомеле были такие разные о*уенные люди, типа «дед Казантип» и какие-то молодые ребята, много ребят. Мне дали там возможность спеть, и несмотря на то, что звук, скажем так, был не очень классный, а я еще не такой уж великий выступатель, люди очень классно реагировали.

– 29 июля у тебя был собственный концерт-«квартирник» в Modul Art Platform. Почему такой формат и почему состав сложился исключительно женским: Dusia, YaTanya Sol, Julia Koffie?

– Я подумала, что одна не вывезу, надо кого-то еще позвать, чтобы было интересно. И начала думать, кто бы мог подойти. Таня мне когда-то писала, и я решила спросить, хочет ли она выступить сейчас. С Дусей был контакт мимолетный, по случаю написала ей. А диджей должен был быть мальчик, он не смог и предложил замену. Так и получилась у нас прикольная фемгруппочка такая.

– А мальчики вообще тебя слушают?

– На удивление, песни, которые кажутся мне «женскими», нравятся и мальчикам. Например, «Чакры» и «Baby Boy». Может, их привлекает слово «милый» в текстах, я не понимаю.

– Какую песню публика принимает лучше всего?

– «Пан» и «Я скакала». «Пан» я обычно пою в конце, все такие: «Класс!» – и начинают кайфовать. Не знаю, как приучить людей кайфовать сразу.

 

 «На удивление, песни, которые кажутся мне "женскими", нравятся и мальчикам» 

 

– Как вообще появляется желание написать новый трек?

– На меня, может быть, материнство повлияло. Когда надо что-то делать, но ты особо ничего делать не можешь. В театре репетиции не проведешь, нужно что-то такое, чтобы находиться дома. Так появились первые песни. А вообще я очень доверяю Антону, это он по полочкам разложил мне всё, что нужно делать: ищешь бит, ищешь текст, записываешь на диктофон, потом приходишь в студию – и работаешь.

– Как приходит понимание, что этот текст должен быть на русском, а этот – на беларусском языке?

– Когда я писала «Калияпачую», то у меня был готов припев, а куплеты не могли написаться год или даже больше, пока я не поняла, что здесь на беларусском не получается, и не разрешила себе писать, как пойдет. А «Дикарка», наоборот, была написана очень быстро, причем фрагмент, где «На гары дзяўчыначкі…» – это не народная песня. У меня есть интерес к беларусскому, и я бы хотела говорить по-беларусски.

– Не прилетало «а почему не вся песня на беларусском?»

– Когда вышла «Я шукала», у нее было много просмотров, и некоторые писали, что я беларусским языком просто привлекаю внимание к себе. А я всегда так соединяла языки, но этим людям почему-то было пох** на мои песни раньше.

– На самом деле это же суперорганичное сочетание для двуязычной страны.

– Да, я же могу говорить и так, и так. Английский я использую тоже.

– Как оцениваешь собственный материал: это ок, это не очень?

– Я как-то выступала на фестивале, где нужен был сет на 30 минут, и такая: господи, наскрести бы. Не было варианта что-то не петь, нужно было петь всё. А сейчас я уже могу выбирать, и есть песни, которые я не пою, хотя они классные. «I Wanna Peace», например, технически сложная, и я забываю слова. Еще прикол в том, что сначала кажется: вышла песня – и всё. Но потом ты просто из интереса биточки какие-то новые слушаешь, обложечку новую сделаешь, сторьку снимешь.

– Альбом будет?

– Я не представляю, нужны ли сейчас альбомы. Мне и синглами ок, особенно если все песни очень разные. Альбом нужен, если есть какая-то тема, например, как у «Аигел». Но Андрей [Бонд – продюсер. – прим. 34] говорит, что надо альбом.

 

Это последний материал из серии, посвященной ежегодной музыкальной премии Jager Music Awards, оказывающей мощную поддержку музыкантам из Беларуси, России и Казахстана.

Каждый год эксперты и слушатели определяют лучших из состоявшихся музыкантов и открывают миру новые лица в номинации Young Blood. Этот год не стал исключением, однако теперь знаком качества отметили не только исполнителей, но и деятелей музыкальной индустрии. В поддержку церемонии награждения в Минске прошла вечеринка, на которой в формате телемоста объявили всех победителей премии, а полезным призом стала финансовая поддержка от бренда в любом проекте в 2022 году. Если планируешь подаваться на следующую премию, обязательно читай первый материал цикла о том, как избежать ошибок новичка в продвижении своей музыки, проходи тест на знание белорусской сцены и непростую проверку по текстам современных исполнителей. 

Все итоги Jager Music Awards 2021 ищи на сайте.

 

Фото: palasatka, johnny_cosmic, из личного архива героини публикации

ООО «Легко»
ИНН 7743214213

34 Mixes #16: Максим Шумилин

34 Mixes #16: Максим Шумилин

Вливаемся в этом со светлым миксом про надежду на доброе завтра.

Пять мыслей о беларусской музыке в 2020 году

Пять мыслей о беларусской музыке в 2020 году

Было сложно, но очень интересно.

10 беларусских альбомов 2020 года, которые обязательно надо послушать

10 беларусских альбомов 2020 года, которые обязательно надо послушать

В этом году было не так много хороших новостей. Зато музыки – в избытке.

Palina: «Это не плохой год, он сложный»

Palina: «Это не плохой год, он сложный»

Большой разговор о музыке, семье и 2020 году в Беларуси.

34 советует музыку для работы, прогулки и тренировки

34 советует музыку для работы, прогулки и тренировки

Вместе с Huawei советуем тебе пару часов отличной музыки.

Кто победил на Jager Music Awards-2020?

Кто победил на Jager Music Awards-2020?

Хаски – главный триумфатор. От Беларуси – сразу три чемпиона.

За кого проголосовать на премии Jager Music Awards-2020?

За кого проголосовать на премии Jager Music Awards-2020?

Ты можешь поддержать Intelligency и помочь молодым и перспективным.

Любить и не бояться. Беларусские музыканты представляют «Long Play Belarus»

Любить и не бояться. Беларусские музыканты представляют «Long Play Belarus»

«СОЮЗ» и Dlina Volny, Бакей и Murovei, Palina и Лиса – и не только.

«Музыка дает людям глоток свежего воздуха». Монолог про уличные концерты

«Музыка дает людям глоток свежего воздуха». Монолог про уличные концерты

Монолог о том, почему уличные концерты должны стать правилом хорошего тона.