Viva la cinema!

  • 01.12.2016
  • Автор: 34mag
  • 1296 0

Наша приятельница Мария Пономарева, украинская режиссерка и сценаристка из Киева, которая живет и работает в Амстердаме, посетила самый значимый фестиваль документального кино – голландскі International Documentary Film Festival Amsterdam – и описала свои впечатления и размышления. А также рассказала, как не умереть от недосыпа во время 11-дневной кинолихорадки, какие фильмы выбирать и почему доккино – это очень круто.

 

Я бегу. Одной рукой придерживаю спадающую шапку, а другой – фестивальный бейдж, чтобы он не оторвался в туристической толпе. У меня ровно три минуты. Нужно вылететь из настоящего попсового мультиплекса Munt во время финальных титров одного фильма и домчаться до находящегося за углом одного из самых старых кинотеатров Амстердама – Tuschinski, чтобы успеть к начальным титрам другой киноленты. Стараюсь дышать ровнее и перепроверить на бегу номер своего следующего зала, одного из 17-ти, в которых проходят кинопоказы одновременно на протяжении всего дня.

Это марафон, это абсолютный кинозабег, это IDFA. International Documentary Film Festival Amsterdam – самый большой в мире фестиваль документального кино.

 

 

 

 

 

Фестиваль

В конкурс IDFA мечтает попасть каждый документалист мира. По престижу и статусу в Европе могут потягаться еще фестивали в Лейпциге и Шеффилде, но именно Амстердам занимает отдельное почетное место в сердцах как кинематографистов, так и зрителей.

На этом фестивале практически невозможно увидеть развлекательное попкорн-кино или фильмы про животных из репертуара Discovery Channel. Только невероятные, сильные истории со всего мира, только самые интересные визуальные решения, только хардкор.

За 11 дней ноябрьской кинолихорадки в Амстердаме можно как прийти на мировые премьеры будущих номинантов на Оскар за «Лучший документальный фильм», так и посмотреть десяток впечатляющих примеров нового медиа – VR-документалистики. Главное следить, чтобы от специальных очков не закружилась голова, и вовремя сбежать. Например, в самую тусовочную локацию Амстердама – клуб Melkweg – на короткометражки, посвященные только музыкальной тематике.

297 фильмов из 70 стран, 102 мировые премьеры, 6 конкурсных программ и 11 специальных, среди которых даже секция Docs for Kids, огромный профессиональный кинорынок и отдельная площадка для презентации проектов на стадии производства.

 

 

Кино

Моя голова кружится от изобилия. Но даже несмотря на то, что я – подготовленный зритель, чувствую себя как на огромном рынке специй: все неизведанное, все манит, все хочется попробовать. Главное – помнить, что мешать стоит только умеренно и со вкусом.

Ради этих 11 дней кинодайвинга стоило взять отпуск, и многие именно так и поступают.
Встречаю Матиаса в лифте одной из фестивальных локаций. Ему 26, и он проведет неделю своего отпуска исключительно в кинотеатрах. Спрашиваю, зачем ему такая авантюра нужна – он не киношник, да еще и приехал из другого голландского города специально на практически весь фестиваль. Матиас оказался прагматичен: в этом году организаторы объявили опен-колл для людей младше 27 лет и предложили им полный гостевой пасс в обмен на их критическое мнение, которым, например, тот же Матиас обязан будет поделиться после фестиваля с организаторами. Наш лифт приезжает на нужный этаж, и мы оба растворяемся в разных очередях на фильмы. Он – на швейцарский о двух техно-диджеях в Иране, я − на польскую камерную провинциальную семейную драму.

Каждый фильм показывают от 2 до 6 раз в зависимости от премьерного статуса, но это никак не гарантирует того, что за все количество показов не найдется факторов, которые смогут помешать попасть на него.

Искусство планирования на IDFA – превыше всего. Ради этого организаторы распространяют бесплатные газеты с расписанием, печатают несколько видов каталогов, ставят в каждом кинотеатре монитор с динамическим отображением раскупленных сеансов и, конечно же, запускают обновленное мобильное приложение. В этом году стала возможной покупка и бронь билетов онлайн, даже если ты со специальным бейджем – представляешь киноиндустрию или прессу. Такая функция была недоступна в прошлом году, и это заставляло людей становиться в очередь в фестивальном офисе с 9 утра. Учитывая погодные условия и факт, что в Амстердаме в ноябре начинает светлеть лишь в 8:30 утра, процесс превращался в битву между жаждой прекрасного и лишними минутами под теплым одеялом.

 

 

 

 

 

Как выбрать фильм?

Пойти на фильм «Остаться в живых – Метод» («To Stay Alive – A Method»), являющийся больше визионерским экспериментом, в котором Игги Поп читает эссе Мишеля Уэльбека? Или посмотреть на трогательное классическое документальное наблюдение «Бумажные звезды» («Paper Stars») о 13-летней девочке в летнем лагере? Может, на историческую архивную драму «Письма из Багдада» («Letters from Baghdad»), главная героиня которой жила в начале ХХ века и озвучена голосом Тильды Суинтон?

 

 

Вооружаюсь приложением и начинаю обводить кружочками фильмы в проверенной временем фестивальной газетке, у которой точно не сядет зарядка. Теперь там не бабушкины телесериалы в программе, а фильмы, которые нравятся и, что самое важное, не пересекаются друг с другом по времени.

Эквилибристика в чистом виде. Catch them all!

Прежде всего пытаюсь определить свой личный фокус в этом году. Начинаю с фильтра селекции по жанрам: мне интересно авторское кино, длительные наблюдения, хочется увидеть как классический подход и красивую съемку, так и что-то рискованное. В список сразу попадают фильм русского режиссера, полностью смонтированный из записей автомобильных регистраторов, «Дорога» («The Road Movie») и румынская короткометражка из студенческого конкурса «Я тебя сделал, я тебя и убью» («I Made You, I Kill You»), созданная как коллаж из детских рисунков, фото и кадров, снятых в 90-е на VHS.

Другой подход – выбрать тему или страну производства. Я не большая любительница американской документалистики, но замечаю фильм «Кики» («Kiki»), сделанный в сотрудничестве Швецией и США, и обвожу его. После показа ни капли не жалею: истории экспрессивных drag queens, танцующих Vogue на баттлах в дэнс-домах Нью-Йорка, рассказаны с внимательностью к личной истории, присущей скандинавской документалистике, и не перегружены интервью.

 

 

 

 

Еще в программе

В этом году проблем с фильмами на темы иммиграции и беженцев, конечно же, нет. Решаю посмотреть пару, но обратить внимание именно на фильмы-эссе. Например, практически мокьюментари «Чужак в раю» («Stranger in Paradise») молодой звезды голландского кино Гвидо Хендрикса.

 

 

Отдельного внимания заслужили фильмы, снятые режиссерами из стран, которые находятся в самом центре проблемы, такие как «Возвращение» («The Return») курдского автора Захави Санджави, который, кстати, заканчивал московский ВГИК.

Обращаю внимание и на место показа. Фильм о новом директоре парижской Opéra Garnier решаю не пропустить в главном зале Tuschinski, который сам по себе, со своими ложами и антуражем, скорее выглядит как театр кино, чем кинотеатр.

 

 

Экспириенс решает все, и, даже попав на этот сеанс в 22:00 после уже 5 посмотренных за день фильмов, я готова бежать покупать билет на все постановки главного героя, а не засыпаю, чего стоило ожидать. Но об этом отдельно.

 

 

IDFA на выживание

От количества фильмов можно захлебнуться. Поэтому высыпаться во время фестиваля так же важно, как и не пропускать лучшее кино. Иначе темнота, мягкое кресло и приглушенный свет экрана могут сыграть совершенно злую шутку именно на том фильме, которого ждешь всю неделю. Особенно не стоит думать, что это не произойдет с вами на фильме «Где шумно, громко и быстро». Это вам говорит человек, который уснул на «Радио Кобани» («Radio Kobani») – ленте о невероятно интересной сирийской девочке, создающей радио в своем разрушенном войсками ИГ городе. Ничего больше о фильме сказать не могу – спалось-то мне просто отлично. А жаль, ведь именно эта картина получила награду «Лучший голландский фильм».

 

 

Между спланированными перебежками из зала в зал происходит классическая ошибка: я забываю поесть. Особенно болезненным оказывается этот промах, когда попадаю на чилийский фильм, в котором главные герои работают в кондитерском классе. Крупные планы еды, обсуждение рецептов – и вот уже половину сеанса я мысленно нахожусь в фалафельной возле кинотеатра.

В бешеном графике приходится искать выход из еще одной незадачи – что делать, если прибежать на сеанс одной из последних? Как ни странно, в этом есть свой хитрый плюс зрителя-одиночки: люди в зале часто садятся не вплотную, так что можно пробраться в средину и занять местечко в лучшем ряду – like a queen.

 

 

 

 

 

Viva la cinema

Я выхожу из зала медленно, знаю, что в запасе полчаса. Вытираю слезы и становлюсь в очередь на другой сеанс прямо за Питером Гринуэем, который, как и я, живет в Амстердаме. Понимаю, что в этом же холле стоит и Сергей Лозница, ретроспектива которого проходила в этом году отдельной программой. А еще в этом же холле находится много-много пока мне не знакомых в лицо людей, снимающих, пишущих, идущих смотреть истории со всего мира в этот холодный ноябрьский вечер.

Фестиваль  – как хорошая книжка, хочется, чтобы он не кончался. Я иду на последний сеанс в этом году и весь следующий месяц, пожалуй, не притронусь к документальному кино, чтобы дать себе возможность успеть переосмыслить увиденное. Но в следующем году обязательно вернусь, потому что это незаменимый кинонаркотик.
Viva la cinema. Viva la IDFA.
 

Текст by Мария Пономарева

 


КОММЕНТАРИИ (0)

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ