Право на ошибку

  • 22.02.2017
  • Аўтар: 34mag
  • 0

Кроме большой дневной и вечерней программы квир-фестиваля DOTYK, организаторы готовят несколько вечеринок на открытие и закрытие фестиваля. Среди пестрого лайнапа можно встретить диджейское выступление украинского художника, музыканта и режиссера Анатолия Белова с проектом «Слезы амбала». Мы давно хотели пообщаться с киевским квир-фриком – и voilà! Как снять реальную оргию в кино, почему «Киев – это новый Берлин», а «Берлин – новые Афины» и зачем диджеить художнику – спрашивает наш украинский контрибьютор Станислав Битюцкий.

 

Анатолий Белов – украинский художник, музыкант и режиссер кино. Родился в 1977 году в Киеве. Окончил Государственную художественную школу им. Тараса Шевченко и Национальный технический университет Украины. Участвовал в творческих группах «Пенопласт», «Р.Э.П.» и Emblika Quali. В 2012-м вместе с Гошей Бабанским создал группу «Людська подоба», которая всколыхнула киевскую андеграундную сцену своей провокационностью. «Слезы амбала» – новый диджейский проект Белова, с которым он едет в Минск на фестиваль DOTYK.

 

 

 

«Я стал делать все, что мне всегда хотелось, но чего я всегда боялся»

 

Ты когда-то сказал, что стал художником после того, как позволил себе право на ошибку. Что ты имел в виду?

– Да, это осознание пришло во время работы над моим дипломным проектом по «Сатирикону» Петрония. Я впервые позволил себе не бояться сделать неправильный рисунок, что дало мне ощущение колоссальной внутренней свободы. До этого я был отличником и задротом с красным дипломом. С этим новым ощущением свободы я послал подальше все свои планы стабильной жизни и отправился в водоворот диких, странных и прекрасных приключений. Я очень изменился во всем: я принял свою сексуальность, я принял свою несовершенность, я принял свою красоту, я стал делать все, что мне всегда хотелось, но чего всегда боялся.

Можешь вспомнить историю своих увлечений?
 
– Я с детства рисовал: вначале художественная школа, потом университет, где учился книжному дизайну и графике. После его окончания я уже определился, что хочу заниматься искусством. Со временем стал работать с музыкой и кино. Хотя к последнему пришел позже всего, совместив все, что люблю в визуальном искусстве, музыке и кино.

Что из этого сейчас больше всего занимает?

– Для меня интересно все вместе – и музыка, и рисунок, и кино. Я не разделяю для себя эти медиа на более или менее приоритетные. Это разные способы выражения моих идей. Рисунок – самый быстрый и простой, так как никто для этого не нужен. Музыка и кино создаются уже в коллективе. Сейчас мне интересно научиться писать музыку самому, для чего даже заказал себе грувбокс. Не знаю, что из этого выйдет, но чувствую, что мне это нужно. Также хочу продолжить работу над фильмом «Праздник жизни». За прошедший год многое изменилось и появились идеи по его изменению. При этом не хочу много рассказывать о нем, так как есть ощущение, что я больше говорю, чем делаю, – и это расстраивает.

 

 

 

 

 

«Праздник жизни» объединяет разные сферы твоих увлечений, и в нем фигурируют совершенно разные киевские тусовки (от музыкальной до киноманской). Откуда появилась эта идея?

– Я очень люблю знакомить таким образом классных людей друг с другом. Ну и, конечно же, кино или квир-вечеринки, которые я время от времени сорганизовываю, – это хороший повод самому ближе познакомиться со всеми, кто мне интересен. В «Празднике жизни» мне хочется показать тот культурный срез, внутри которого я нахожусь и который меня вдохновляет. Это люди из очень разных тусовок. Мне было странно, что многие из них незнакомы друг с другом и, в общем-то, не очень интересуются, кто чем занят. Хотя каждый из них крутой и крутая в своей области. Мне интересно это смешение. Кто знает, к чему оно может привести… С этой же идеей делаются и квир-вечеринки, где выступают артисты из разных музыкальных электронных тусовок.

«Я хочу, чтобы это была феминистическая оргия, где все равны в своем участии и где будут учтены все “за” и “против”»

В фильме ты планировал снять реальную оргию.

– Все, что я делаю, исходит из моего персонального желания пройти определенный опыт и разобраться в важных для себя вопросах, и секс в данном случае не исключение. Мое искусство вообще во многом о сексуальности, телесности, чувственности – и в музыке, и в графике, и, соответственно, в кино. Для меня оргия – также социальный эксперимент. Мне кажется невероятным, когда каждый желающий может заполнить формуляр анкеты, пройти обследование и принять участие в оргии, понимая, что его или ее увидят потом на большом экране.

Конечно, все это будет происходить с разными оговорками. Кто не захочет, чтобы было видно лицо – для того будет сохранена анонимность. Также будут учтены все пожелания в анкете. Но сам факт осмелиться принять участие в чем-то подобном, учитывая украинский культурный бэкграунд, – очень смелый шаг для каждого из участников и участниц, и для меня в том числе. Я хочу, чтобы это была феминистическая оргия, где все равны в своем участии и где будут учтены все «за» и «против».

Почему не удалось это снять сразу?

– Потому что для того, чтобы все сделать, как задумывалось, нужно было больше времени и ресурсов, которых тогда уже не было.

 

 

 

 
 

 

 

 

За последний год появилась целая серия фильмов о киевском андеграунде, включая сериал сооснователя группы «Людська подоба» Гоши Бабанского. С чем связан такой подъем интереса?

– Сейчас действительно происходит много интересного, учитывая политический контекст, в котором все это развивается.

«Киев – это новый Берлин»?  

– Я недавно был в Афинах и видел там граффити с надписью «Берлин – это новые Афины», и, по моим впечатлениям, Афины сейчас гораздо более дикие, сумасшедшие и интересные, чем Берлин. Но они проигрывают в плане классных музыкальных событий – их там просто нет или мне не повезло на них попасть.

В Киеве с хорошей музыкой и андеграундной электронной сценой дела обстоят гораздо лучше, чем в Афинах. Но по другим пунктам и до Берлина, и до Афин нам еще далеко. При этом в Киеве действительно своя уникальная атмосфера, свой драйв, который мне очень нравится.

Хотя сравнение с Берлином не случайно, так как сейчас в Киеве во время войны, как когда-то в Западном Берлине до падения стены, происходит активное развитие музыкальной электронной культуры. Не понятно, что из этого всего получится, но в этом и есть ценность самого момента. Я не сравнивал бы Киев с Берлином, как и с любым другим городом. Киев классный и ужасный одновременно, я люблю его, хочу, чтобы он и дальше продолжал меняться в лучшую сторону. В Берлине такие быстрые и большие изменения вряд ли предвидятся в ближайшее время: он очень крутой, но более понятный.

Как появился проект «Слезы амбала»?

– Совершенно случайно, я никогда не думал о диджействе. По воле случая моя хорошая подруга Оксана Усачева курировала музыкальную программу кинофестиваля «86» в Славутиче и почему-то записала меня туда как диджея. Для меня это был неожиданный и интересный вызов. Я подумал, почему бы не попробовать: скачал Virtual DJ, Гоша показал мне несколько премудростей в сведении треков, и так все началось. Уже в процессе я был поражен, насколько мощным оказался этот ресурс.

Насколько этот опыт отличается от твоих предыдущих проектов?

– Для меня было ново и интересно самому подбирать музыку, работать с найденным материалом. До этого я работал только с текстом и пел, а музыкой занимались музыканты. Начав диджеить, я понял, какую музыку я хотел бы делать сам. И сейчас я на пороге того, чтобы создать что-то свое. Даже если у меня ничего не получится, у меня есть мое право на ошибку, благодаря которому я много что сделал вообще. Сейчас я временно не диджею, чтобы лучше осмыслить, что и как делаю. Исключения – мои сеты в Минске и Мариуполе в конце февраля и начале марта, о которых я договорился еще до принятия этого решения.

 

 

 

 

 

Какое твое самое памятное выступление?

– Было много важных для меня концертов. Помню крутую вечеринку «Пьюти Фьют» в киевском клубе «Отель». Небольшая сцена, где я выступал, была полностью забита танцующими и беснующимися людьми. Было круто получать драйвовый фидбэк от этой сумасшедшей, прекрасной публики. Помню, как много любви я получил от людей на квир-вечеринке в «Эфире» и на феминистической вечеринке в «Пливке». Я купался в море любви, и это было прекрасно!

Какое выступление ты хотел бы забыть?

– На фестивале «Гедонизм» на Трухановом острове, где я диджеил. Кураторке площадки так не понравилась моя музыка, что она распорядилась выключить звук. Я тогда согласился участвовать, так как позвал поиграть друг. После дал себе слово больше не участвовать в подобных сомнительных мероприятиях. Так же, как и не играть на открытии художественных выставок, где зачастую халтурный звук и люди, которые собрались поболтать, вместо того чтобы танцевать.

 

 

 

 

 

Как принимают выступления «Людської подоби» и «Слез амбала» у нас и за рубежом?

– Мне было радостно видеть, что за рубежом (Австрия, Германия, Польша) люди хорошо воспринимали нашу музыку, даже не понимая текстов песен. Но все же текст очень важен и самая благодарная публика – понимающая слова и культурный контекст в песне. Я знаю, что нас любят в Москве и Минске в маленьких андеграундных кругах. На фестивалях «Структурность» и «ХХY», где мы выступали, был настоящий фурор.

Что еще запомнилось от той поездки в Минск?

– В Минске фантастические люди! Открытые и добрые. В последний раз, когда я там был, совпали мой день рождения и день города. Во время прогулки у меня было впечатление, что я попал в футуристическую грибницу, где все мигает и переливается. Понравился «Хулиган». Классно, когда тусит не просто клуб, а вся улица, где он расположен. Что-то подобное я видел только в Берлине. Еще отметил, что в Минске много красивых парней.

Почему вообще мы всё еще остаемся так зажаты и закрыты, на твой взгляд?

– Очевидно, что это всё собственные страхи и комплексы, а корни растут из детства и недружелюбной среды, в которой многие из нас выросли. Но все же хочу сказать, что новое молодое поколение намного более открыто.

 

 

 

 

 

 

«Сейчас в Киеве во время войны, как когда-то в Западном Берлине до падения стены, происходит активное развитие музыкальной электронной культуры»

 

Кто твои главные источники вдохновения?

– Моя дочь и классные парни.

Чем тебя так привлекает Instagram, за который ты в последнее время активно взялся? Ты писал как-то, что рассматриваешь его как новый проект.

– Да! Как только у меня появился айфон, моя жизнь изменилась. Я стал много фотографировать, а со временем у меня появился собственный «новый взгляд», не знаю, как это описать точнее, я стал по-новому видеть свет, пластику, композицию и детали вокруг, не говоря о смысле того, что привлекает внимание. Сейчас понимаю, что айфон – идеальная для меня камера. Его никто не воспринимает как фотокамеру, благодаря чему можно уловить уникальные моменты. Плюс – он всегда под рукой.

Что будет дальше?

– У меня есть много идей и планов, но я не хочу сейчас о них говорить. Вот когда сделаю что-то, мы поговорим снова.

 

 

Послушать выступление «Слез амбала» и потанцевать под него можно будет на вечеринке открытия фестиваля 24 февраля, в пятницу, в «Столовке XYZ». Полную программу смотри здесь.


Текст by Станислав Битюцкий

 


КАМЕНТАРЫ (0)

КАМЕНТАВАЦЬ