Саша Авдевич: как сделать город инклюзивным?

Саша Авдевич – неугомонный активист из Лиды. В 2011 году он попал в аварию и был вынужден пересесть в коляску. Сейчас ему 33, и уже несколько лет он занимается тем, что делает Лиду и Минск инклюзивными городами. Теперь один из его проектов охватывает всю Беларусь, и мы решили зафиксировать эту точку отсчета. Встречаемся с героем в Лиде, где чаще всего живет Саша. Он ловко подъезжает на машине к кофейне, где вскоре смогут работать люди с инвалидностью. После нескольких партий в шашки Саша начинает содержательный монолог о своих проектах и пути к инклюзивности.

 

 Отношение к колясочникам 

Основная проблема людей с инвалидностью в том, что они не социализируются после травмы. Большинство превращается в интровертов, которые находят какой-то фриланс и все время сидят дома. Дело в том, что у нас нет отношения к колясочникам как к равным членам общества. Большинство воспринимает их как иждивенцев и приспособленцев, которым общественность дает свои блага, а государство – пенсии. Немногие задумываются про психологическое состояние колясочников.

Немногие воспринимают их как людей, которые могут быть вхожи в городские объекты. А когда речь заходит об инфраструктуре, то выясняется, что наши города совсем не приспособлены для людей с инвалидностью, которые все же хотят социализироваться. Для всех это почему-то априори дополнительная головная боль. Но пандусы должны быть такой же очевидной составляющей, как окна.

«В Беларуси при найме на работу человека с инвалидностью работодатель в течение года не платит зарплату сотруднику – за него это делает Фонд социальной защиты»

Недоступные станции метро, банки со ступеньками, клубы и бары вызывают мысль, что все они не для тебя. Так возникает ситуация: колясочники стесняются говорить о своих правах, а владельцы заведений полагают, что людей с инвалидностью просто не интересуют их пространства. А в это время колясочники едут по городу, смотрят на витрины необорудованных заведений и смущенно проезжают мимо.

Я считаю, что все общественные объекты должны быть инклюзивными, и пора уже делать это на государственном уровне. Поэтому я создаю проекты, которые помогают людям с инвалидностью социализироваться в обществе. Нужно оставлять отпечатки в информационном пространстве людей, которые живут вокруг нас. И эти отпечатки должны быть такими глубокими, чтобы у обычных людей не возникало никакого дискомфорта при виде колясочников, проезжающих мимо.

 

 

 Проект «Инклюзивный бариста» 

Однажды в Нидерландах я был в одном кафе из сети Brownies&downieS, где работают ребята с синдромом Дауна. Кому-то это нравится, кому-то – нет, но атмосфера там очень радушная.

В Лиде за последние пару лет открылось около четырех классных кофеен, хотя наш город довольно маленький. Следует признать, что это уже мейнстрим. При этом бариста – очень инклюзивная профессия. Вопрос только в высоте кофемашины и удобстве подъезда к ней.

«Лида – маленький город, и его гораздо проще сделать инклюзивным, чем тот же Минск. Это может даже стать брендом»

Недавно я подумал: «Почему бы не сделать такие рабочие места?» Так и появился проект «Инклюзивный бариста». В течение весны по всей Беларуси некоторые кафе будут принимать на работу людей с инвалидностью.

Проект «Инклюзивный бариста» – это проект ЛМОО «Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников» и кофейной компании 9BAR, проводимый в рамках проекта Европейского союза и DVV International  «Учиться, чтобы действовать».

 

Стоит только этому проекту реализоваться, к нему сразу появится интерес: это круто и кармически, и экономически. В Беларуси при найме на работу человека с инвалидностью работодатель в течение года не платит зарплату сотруднику – за него это делает Фонд социальной защиты, так что наниматели остаются в выигрыше. А если человек классно справляется с работой и хорошо выглядит, то такой работник даже создает для заведения хайп. Возможно, какой-то пласт людей это и отпугнет, но кого-то точно привлечет. Это вызовет больше интереса, чем негатива.

Мы вместе с бариста из 9bar и дизайн-студией Nota Bene уже начали искать доступные заведения и подходящих людей. Стартуем с Лиды и кофейни Central Coffee – в середине марта здесь появятся первые бариста-колясочники. В Лиде мы нашли 8 человек, которые заинтересованы в такой работе. Кстати, когда я договаривался с Central Coffee о проекте, пандуса у входа еще не было. Но буквально через три дня после нашей первой беседы они установили подъем.

Кардинальные изменения в интерьер кафе мы вносить не будем: только сделаем небольшие настилы за барной стойкой, чтобы колясочники находились на одном уровне с гостями. Когда они будут приносить тебе кофе и принимать деньги, то постепенно барьер между вами исчезнет. И на следующий день появится мысль: «А как этот чувак попадет ко мне в магазин?»

 

 

В европейских странах есть практика нанимать людей с инвалидностью и давать им простую работу вроде складывания лампочек в коробочки. Но это не помогает им социализироваться: они по-прежнему остаются в своем кругу. А потом выходят в город и снова чувствуют себя лишними. Поэтому им важно постоянно находиться в разнообразном обществе.

После Лиды наш проект пойдет в Гродно. Про остальные города пока не могу сказать наверняка, потому что в них могут быть все условия, но не найдутся заинтересованные колясочники. В Минске интерес к нашему проекту сразу проявил «Корпус»: ребята сказали, что с радостью возьмут к себе на работу людей с инвалидностью. Там как раз скоро кафе открывается.

 

 

 

 

 Инклюзивный пляж 

Инклюзивный пляж в Лиде – это результат моей победы в шоу «Город» в 2017 году. Инициатива была в том, что пляж у озера должен быть доступным для людей с инвалидностью. Бонусом лидчане узнали слово «инклюзивный».

Раньше я годами ездил около воды и не мог искупаться. А теперь на пляже есть ровная площадка около 20 квадратных метров, специальная установка для погружения в воду, закрытая кабинка для переодевания, душевая и биотуалет для колясочников – он немного шире обычного. ЖКХ помогло сделать деревянный настил к озеру.

Я бы не сказал, что все колясочники Лиды сразу стали там тусоваться: за лето 2017-го я видел там около 20 человек. Для многих приехать на пляж, раздеться, лечь загорать – табу. Это большая психологическая работа.

«Мне 33, и я уже достиг возраста, когда можно не ссать перед чиновниками. Они не делают что-то заоблачное»

 

 

 Доступный кинотеатр 

Дирекция лидского кинотеатра «Юбилейный» легко пошла на диалог. Там щепетильно относятся к инклюзивности, и я почти не принимал участие в благоустройстве. Это первая государственная инфраструктура, при работе с которой мне совершенно не пришлось напрягаться.

Теперь там есть и пандус, и туалет для людей с инвалидностью: он находится на первом этаже, в то время как к остальным нужно спускаться по ступенькам.

А еще туда бесплатный вход для колясочников и их сопровождающих. Хоть целый день можно смотреть фильмы!

 

 

 Другие проекты 

Лида – маленький город, и его гораздо проще сделать инклюзивным, чем тот же Минск. Это может даже стать брендом.

Летом 2018-го здесь появится велодорожка. В планах даже есть покупка двух хендбайков, которыми колясочники смогут пользоваться бесплатно.

В одном из лидских бассейнов уже появился специальный подъемник. Раньше для погружения в воду требовалась посторонняя помощь, а теперь колясочники могут все делать самостоятельно.

Однажды я организовал вечеринку для колясочников в местном клубе «Сафари». Там тусовались и здоровые люди, и кто-то из них даже специально пересаживался в коляску, чтобы быть с нами на равных. Отлично провели время тогда.

«Колясочники со стажем смотрят на меня как на выскочку»

Еще хочу создать модное место для занятий спортом, доступное и для людей с инвалидностью. Но это не будет отдельное место именно для них – ведь это та же дискриминация и исключение их из общественной жизни.

Также я – основатель и председатель лидского РАИК [Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников. – прим. 34mag]. Параллельно работаю пиарщиком в tickets.by.

В будущем рассматриваю вариант выдвижения себя в депутаты. Но еще нужно сделать несколько громких проектов, чтобы ни у кого не возникало вопросов о том, кто такой Саша Авдевич. Сейчас когда я смотрю на списки кандидатов, то думаю: «Кто все эти люди? Как мне выбирать? По фамилии?» Если ты – слуга народа, то тебя все обязаны знать через твою социальную деятельность. Если ты не часть этой движухи, то не имеет значения, какой ты хороший семьянин или какой у тебя стаж работы в кабинетах.

Всю свою деятельность я воспринимаю как игру. Мне 33, и я уже достиг возраста, когда можно не ссать перед чиновниками. Они не делают что-то заоблачное. На всех этих сессиях и саммитах им самим скучно, точно знаю.

 

 

 О самоощущении 

Сейчас я чувствую себя гораздо лучше и увереннее, чем в первые годы. Разве что испытываю постоянные боли – часто болит спина. Возможно, это и мотивирует меня постоянно двигаться. Поэтому я занимаюсь спортом, плаваю.

Гораздо проще работать с теми, кто только недавно получил инвалидность. Колясочники со стажем смотрят на меня как на выскочку: мол, да что он знает, мы тут уже десятилетиями по городу ездим. При этом они за все это время ничего не сделали для благоустройства пространства. Как правило, они уже сформировали свой быт и им уже тяжело меняться. Хотя, думаю, я бы вел себя так же на их месте.

 

 

 

 8 советов колясочникам от Саши Авдевича 

Благоустройство территории начинается с общения с дирекцией. Хочешь сделать какое-либо заведение доступным для себя – ищи телефон или почту руководства, особенно если это госучреждение. А с частными компаниями даже в фейсбуке можно решить вопрос.

Визит колясочника вызывает удивление: редкие владельцы заведений общались с ними. И если ты приедешь к ним и что-то предложишь, им уже станет интересно. Скорее всего, тебе помогут.

Помни: директоры и начальники – такие же люди, как ты. Завтра на их место могут прийти другие люди, поэтому не бойся говорить.

Стоянку для людей с инвалидностью сделать проще всего: достаточно узнать, кому принадлежит земля, и пообщаться с этим человеком. С пандусами – то же самое. Если у тебя не получается – возможно, надо прокачивать дипломатические навыки.

Если хочешь сделать специальный подъемник в своем доме, проще взять льготный кредит в банке и нанять мастеров, чем выпрашивать помощь у государства. Это довольно дорогостоящий процесс, и районные администрации не могут выделить из своего бюджета сумму на благоустройство всех домов, где живут колясочники.

Если ты вдруг получишь инвалидность, то государство обязано предоставить тебе коляску сроком на 5 лет. И каждую пятилетку должно обновлять ее. И если ты сразу не задумаешься над тем, какая именно коляска тебе нужна, то тебе могут дать полное дерьмо, с которым ты не сможешь совладать. И тогда придется покупать коляску за свои деньги.

Ежегодно РАИК устраивает бесплатный лагерь, во время которого мы рассказываем, как колясочникам следить за собой и вообще учиться жить заново. Рекомендую не стесняться и однажды побывать там.

Психологически тяжело пережить свою травму. Но надо понять, что привлекательность заключается в достоинстве, а не в оболочке. Когда ты мелкий, тебе хочется подражать какому-нибудь Рэмбо. А когда ты мелкий и в коляске, то у тебя таких примеров нет, потому что про таких людей не снимают кино. Это большая брешь в искусстве и информационном поле. Только недавно такой характерный герой появился в «Гриффинах».

 

 

Материал создан в рамках совместной инициативы Офиса европейской экспертизы и коммуникаций, CityDog.by и 34mag.net.

Фото – Таня Капитонова

КОММЕНТАРИИ (0)

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ