Горизонт «Мечты»

  • 23.09.2016
  • Автор: Manaxrom
  • 4053 1
В эту субботу, 24 сентября, начинается второй сезон, пожалуй, самого крупного техно-рейва страны – проекта «Мечта». Беседуем с его создателем Пашей Данковым о здоровых трендах в тусовке, набухании почек беларусской техно-сцены и конфликте между «Верхом» и ЛГБТ-сообществом.
 

 

Техно со своей идеей и миссией возникло в постиндустриальном Детройте в середине 80-х, когда сердце города опустошалось крахом автомобильной индустрии, а с ней – и надежды на сытое будущее среднего класса. С самого начала существования жанра в техно закладывалась определенная трансформационность, утопичность мышления, плотное эхо наступающего информационного взрыва. Техно всегда создавало новые миры.

Американский научный вариант быстро подхватили европейские рейверы и сделали его частью, а местами и основой танцевального экспириенса. У немцев техно стало даже неотъемлемой деталью культурной идентичности. С развалом совка рейвы хлынули и на восток: форты, «Медное озеро», «Гагарин-пати», «Мобиле» и, конечно, «КаZантип» – все эти рейвы 90-х были размашистыми шагами по мягкой подушке свободы и вседозволенности.

В Минске, по словам старожилов, первая техно-пати прошла осенью 1992 года. Затем Christmas Party, «Интроверсия», F.U.Enterntainment, к нам приезжали голландцы с первыми «техниксами» на вечеринках, zVerь рвал 20-тысячный DJ Parade в Петербурге, потом была Euthanasia и 2000-е. Подробнее о культуре рейвов 90-х на страницах 34mag рассказал апологет минского клубного движения Алексей Кутузов aka I.F.U.

Сегодня в солнцезащитных очках нашего внимания современный техно-проект «Мечта». Он был создан темной февральской ночью 2016-го на заводских подмостках свежеиспеченного свободного пространства «Верх». Тогда подходы к цеху ломились от желания минской тусовки сбросить с себя оковы баров, которые почти вытеснили воспоминания о клубах на задворки сознания. Желание объединяло более тысячи человек. После прошло еще четыре рейва от «Мечты», которые неизменно собирали толпы жаждущих футуристической свободы. Накануне второго сезона проекта беседуем с его основателем Пашей Данковым.

 

 

 

 

Паша Данков aka Morgotika родился в Гомеле в 1990-м. В Минске живет 10 лет, закончил «международные отношения» БГУ. С 2011-го активно занимается вечеринками в Гомеле и Минске, организовывает бас-туры на крупные электронные фестивали соседних стран. В феврале 2016-го запустил серию техно-рейвов «Мечта», с сентября – арт-директор «Верха».

 

 

 

 

 

 

Начнем с последнего: в эти выходные открывается новый сезон «Мечты». Чем он будет отличаться от предыдущего?

На первую вечеринку мы нашли место и позвали хороших артистов. Но мы не ожидали такого ажиотажа, не думали, что придет столько людей, что не справимся на входе, что гардероб будет не готов. Первые несколько мероприятий мы пытались оптимально решить вопрос со звуком. У «Верха» сложные звуковые характеристики: резонируют трубы, большой, вытянутый зал, много стекла. Удалось только с третьей «Мечты».

Следующий пункт – мы разобрались на входе. Теперь у нас нет очередей, мы работаем целой командой, продаем предварительные билеты. Расширили гардероб. Сейчас мы ко всему готовы и более уверены в таких технических моментах. В планах – делать реже, но с крутыми привозами.

 

В зале «Верха» сейчас проходит выставка Алеся Родина Global Warning / Global Warming. Будете ли вы совмещать техно-вечеринку с психоделическим артом художника?

Да, художник добродушно согласился оставить работы на своих местах. Мы что-то уберем, что-то оставим, чтобы было пространство для движения и танцев. На наших вечеринках область арта еще недостаточно развита, поэтому из-за недостатка бюджета это дело второстепенное. В основном мы делаем вижуал. В субботу Паша Плаха готовит объемный мэппинг для диджейского стола, все как надо. Но мы еще в самом начале этого пути и приглашаем к сотрудничеству.

 

Что ты будешь делать как арт-директор «Верха»?

Привлекать сюда больше культуры. Сделаю ставку на экспериментальную музыку, техно, хаус, на выставки, лекции, воркшопы. Мне хочется, чтобы здесь жило искусство, соответствующее этому месту, – индастриал, пост-арт. Рано пока говорить, осваиваюсь.

 

Раньше ты организовывал бас-туры на крупные фестивали и вечеринки в Москве и Киеве. Ты всегда пропагандировал техно-культуру в Беларуси?

Я пропагандирую любовь к музыке. Туры – это хорошая идея познакомить людей с мероприятиями высокого уровня у наших соседей. У людей, которые побывали в «Арме» или в киевском Closer, меняется мировоззрение: они уже не могут довольствоваться тем, что здесь происходит. Впоследствии они и меня подталкивают: «Давай, Паша, ты свозил нас в тур, делай теперь здесь, как там». Чем больше людей видит разницу, тем быстрее движется процесс.

 

Мне хочется, чтобы здесь жило искусство, соответствующее этому месту, – индастриал, пост-арт

 

Как восприняло электронное сообщество отмену Outline в Москве в июле?

Это был, конечно, удар, в целом – по современной культуре в СНГ. Все восприняли это как пощечину от властей, потому что это был действительно эталонный фестиваль. Такие артисты в лайнапе! В тот день, когда его отменили, казалось, будто приближается революция: в метро объявляют, что фестиваль не состоится, в соцсетях полный разрыв, к месту проведения стянуты большие силы ОМОНа. Боялись протестов, потому что люди как никогда были объединены неудачей. Тусовки перекинулись по другим клубам: часть диджеев сыграла в Gazgolder, Мулату Астатке и The Skatalites выступили в «Музеоне». Организаторы понесли большие потери, но многие люди не просили вернуть деньги за билеты. Часть декораций, предназначавшихся для Outline, команда «Армы» передала новому клубу «Рабица». Повысилась кооперация между промоутерами – отмена однозначно сплотила людей.

 

 

 

Как сейчас с клубами в Минске?

На рубеже 2010-х был определенный момент коммерциализации движения: засилье коммерческих промоутеров, вечеринок, направленных на «поторговать лицом». От этого много проблем нам теперь приходится расхлебывать: сложно договориться с владельцами учреждений, так как все хотят сразу доход с бара. Надеюсь, что это останется в прошлом. Нельзя коммерциализировать танцы, нельзя из этого делать гламур.

Сейчас людей не так-то просто привести на какую-нибудь халтуру, им завод подавай, свободу подавай. Я доволен тем, что происходит сейчас в Минске, город немного изменил свое лицо. Если в бывшем корпусе «Горизонта» может собраться 1500 человек на некоммерческую техно-вечеринку, значит, людям это нужно.

 

Среди молодых тусовщиков есть много людей, которые не употребляют наркотики и алкоголь на танцполе. Как ты к этому относишься?

Действительно, есть такой тренд в нашей тусовке. Они танцуют так, что можно подумать: под чем они? Неестественно двигаются, очень активны, одеваются в прикиды рейверов 90-х. Но не употребляют. Они пьют воду, соки и доказывают тем самым, что в Беларуси так может быть. Необязательно музыка требует полного отлета и забвения. Я солидарен с такой позицией и безгранично уважаю этих людей.

 

Сейчас людей не так-то просто привести на какую-нибудь халтуру, им завод подавай, свободу подавай

 

Есть люди, которые тусуются на Зыбицкой, есть, которые тусуются на Октябрьской, ходят на техно-вечеринки в «Верх». Они не стремятся смешиваться, и возникают стереотипы одних о других. Как ты видишь Минск с точки зрения тусовок и музыкальных стилей?

Я думаю, те, кто тусуются на Зыбицкой, вообще не представляют из себя определенную тусовку. Они отдыхают после рабочего дня, выпивают в барах, им не так важно искусство и культура во время релакса. Андеграундная культура требует большего вовлечения, понимания и осмысления. На мой взгляд, в Минске представлены различные тусовки, всем хватает места. Раз в месяц что-то явное в каждом стиле происходит.

В музыке, конечно, есть какое-то глобальное разделение между прямой бочкой и ломаными ритмами, но опять-таки сейчас даже техно теряет характерные черты. Современное техно – это не только прямая бочка. Вообще оно сейчас как «гламур» и «дискурс». Слово уже стало ярлыком со многими значениями. Для кого-то техно – это грубый, животный, первобытный грув, прямая бочка на скорости 130, которая не терпит никаких компромиссов. Они равняются на Tresor, на Berghain. У нас что-то среднее: может быть и лоу-фай, может быть и техно, не всегда прямая бочка. Но когда-нибудь мы обязательно привезем кого-нибудь жесткого.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Есть ли беларусские техно-продюсеры?

Пока у нас не так много имен. Есть уже признанные артисты: Pavel Ambiont, Energun, Apex Sphere. Есть диджеи Drug, L.Beat – корифеи в этой музыке. Танцевальное техно пишут Максим Самос и Миша Жуков в проекте Esiko. Есть классный атмосферный проект Cliche Morph, издается на виниле. Парня вообще никто не знает, а он уже три пластинки выпустил.

Многие говорят про постсоветскую сцену техно, относя туда и нашу страну, но пока у нас именно прорывов нет. Причина в том, что наша сцена недостаточно самобытная. В России индустрия сформировалась, есть такие артисты, как Nina Kraviz, – звезды мирового уровня. У нас же пока стадия формирования.

Я вынужден задать тебе неудобный вопрос. Помнишь, был конфликт между «Верхом» и ЛГБТ-сообществом, когда последним отказали проводить мероприятие по идеологическим причинам. Как ты к этому относишься?

Я столкнулся с этим конфликтом, когда он уже случился. Я считаю, было взаимное недопонимание. Промах, ошибка со стороны руководства «Верха», которое, в принципе, занимается бизнесом и не пытается глубоко разобраться в таких вопросах, привели к этой ситуации. С другой стороны, ЛГБТ-фронт достаточно агрессивен в нашей стране. Их можно понять: они постоянно сталкиваются с дискриминацией.

Я как арт-директор буду пытаться загладить этот конфликт. Я хотел бы, чтобы мы помирились. Уверен, что дирекция также готова пересмотреть свои заявления и принести извинения. Но хотелось бы, чтобы и ЛГБТ-комьюнити также действовало в человеческих рамках. Не стоит цепляться за какое-то слово, взятое из контекста, и раздувать вражду. Должен быть диалог, а не конфронтация. На моих вечеринках множество представителей ЛГБТ чувствуют себя вполне комфортно и не поддерживают напряженной ситуации.

 

 

 

Кто будет играть на вечеринке в субботу?

Мы сделали ставку на российских артистов, потому что не всегда иностранный привоз за несколько тысяч долларов оправдывает ожидания. В этот раз мы решили: лучше привезти пять диджеев из России, чем одного иностранного.

Будут два танцпола. Один – движовый, главный, на котором играют хедлайнеры из Москвы Sofia Rodina и Hipushit. Rodina – восходящая звезда российской техно-сцены, успела объездить весь СНГ, выступить в Tresor, сама из Магадана, жила в Киеве, Петербурге, Москве. Очень красивая и красиво играет.

Второй москвич – Хипушит – артист с безупречной репутацией. Он меломан с большой буквы, почти нигде не играл до сих пор и начал свою карьеру с вечеринок в «Арме». Об этом мечтает каждый техно-артист! Он тонко чувствует тренд возвращения к EBM-музыке, к звучанию немецкой электронной сцены конца 70-х: грязный индастриал, краут-рок, даже где-то металл. Все это коктейлем смешивается с техно.

Современное техно – это не только прямая бочка. Вообще оно сейчас как “гламур” и “дискурс”. Слово уже стало ярлыком со многими значениями

Второй танцпол практически полностью отдан артистам из Петербурга: Арсений Насонов, арт-директор клуба Stackenschneider, мой друг и единомышленник. Стас Каливасин, который делал серию изысканных подкастов Paraplan Radio. И Анатолий Балагуров с проектом Forgotten Disco Star.

Ни один из лайнапов не обходится без моего соратника по вечеринкам – Дмитрия Расщупкина aka Plastik. Еще будет Davydov на втором эклектичном танцполе. Мне хотелось, чтобы мейн был ударный, танцевальный и бескомпромиссный, а на второй сцене можно было услышать и электро, и эйсид, и африканские мотивы, и диско. Все будет по нарастающей. Можно людей порвать в час, но кому это надо.

 

 

Рейв состоится в эту субботу, 24 сентября, в свободном пространстве «Верх». Подробности смотри здесь.

 

 

 

Фото by Катя Игнашевич

 


КОММЕНТАРИИ (1)

Кузура Юра | 2016-09-24 01:10:54

мега статья)

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ