Белая невинность: как в Нидерландах борются против расизма

  • 15.12.2017
  • Автор: 34mag
  • 7600 2

 

Почему протестуют против расизма в Нидерландах – стране либеральных скреп? Узнали у Йориса Ханзе, активиста организации Doorbraak, которая выступает против капитализма, патриархата и расизма.

 

С кем разговариваем?

Йорис Ханзе учится в университете и около семи лет участвует в работе группы активистов Doorbraak («прорыв»), которые называют себя «базовой организацией против капитализма, патриархата и расизма».

 

За что борются?

За достижение равенства и свободы на всех фронтах. Doorbraak – часть традиции борьбы и солидарности «снизу». Они работают с людьми, ради которых протесты организуются, чтобы знать, чего эти люди действительно хотят и что им нужно. Активисты борются с расизмом и принудительным трудом. Например, в Нидерландах люди с пособием по безработице часто вынуждены выполнять неоплачиваемую работу.

Протестуют и за отмену национального рождественского персонажа – Черного Пита (местная версия помощника Санта-Клауса), так как это расистская карикатура.. Характерные приметы Черного Пита: черное или коричневое лицо, шаровары и берет с пером. 

 

 

 

 

 

 

 

Расизм, патриархат, капитализм: какая связь?

 – Как долго существует Doorbraak и с чего все начиналось? 

– Doorbraak существует с 2007 года и сложился из двух групп. Одной была группа, работающая с 1990 года, – De Fabel van de illegaal. Название переводится как «история нелегалов». Они помогали людям без документов получить разрешение на пребывание в стране и решить проблемы с системой здравоохранения. De Fabel van de illegaal следует принципу «организации снизу вверх», ведь невозможно организоваться против расизма, если все белые.

Другая группа – молодые люди с турецкими корнями Aksi (переводится с турецкого как «вопреки», «противоречащий(-ая)». Эти люди – мигранты из Турции во втором или третьем поколениях. Их родители приехали в Нидерланды в качестве рабочих, и эти семьи по-прежнему заняты исключительно турецкой повесткой дня. Поэтому молодежь Aksi хотела создавать что-то важное в Нидерландах, чтобы выйти из «турецкого гетто».

Две эти группы столкнулись друг с другом в связи с «интеграционным обязательством»: никому не нравились требования, предъявляемые Нидерландами к новоприбывшим. Как правило, им нужно изучать все виды бесполезной ерунды, и результаты этого изучения жестко контролируются государством.

Название Doorbraak означает прежде всего выход из зоны социального комфорта. Это история о том, чтобы дать людям возможность совершить этот прорыв, найти друг друга, чтобы вместе бороться против расизма, патриархата, капитализма за что-то лучшее.

«Если справедливость не для всех, то это справедливость ни для кого»

 – Объясни для начинающих, как связаны расизм, патриархат и капитализм? 

– Ты просишь меня весь мир описать, что ли?! Когда мы смотрим, как развивается капитализм, то видим, что его современная форма была причиной и результатом западного колониализма. Западные страны отправились за моря, а расизм был по дефолту частью этой системы. Они стремились колонизировать, чтобы получить новые рынки сбыта и развивать новую экономику. Но все, к сожалению, устроено так: хочешь что-то захватить – придется убить много людей. В такой ситуации забывают, что это тоже люди, ненавидят их, думают только об эффективности.

Патриархат намного старше. Часто его использует капитализм для получения выгоды. В этом случае – от угнетения женщин. Вряд ли можно анализировать эти формы угнетения отдельно друг от друга: они взаимосвязаны. Если ты воспринимаешь только одну форму угнетения и борешься только с ней, то наверняка столкнешься с серьезными проблемами. Например, если ты борешься против расизма, но не против патриархата, что тогда? Мужчины с темным цветом кожи смогут эмансипироваться, а женщины с таким же цветом кожи – нет? Попросту нелогично же.

Есть лозунг об этом: «если справедливость не для всех, то это справедливость ни для кого». Если только некоторые люди могут быть свободными, что это за свобода такая? Думаю, очень лицемерная свобода.


 – Или еще не полностью достигнутая свобода? 

– Мы, конечно, не ожидаем, что изменится все сразу. Но нам важно, чтобы не вышло так: мы сражаемся за права одной группы, притесняя при этом другую.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Мужчины с темным цветом кожи смогут эмансипироваться, а женщины с таким же цветом кожи – нет? Попросту нелогично же»

 

Blackface-традиция с Черным Питом

 – Вы активистская группа. Как это работает и что вы делаете? 

– У нас нет одной стандартной модели действий. Объединяющая идея – всегда организовываться «снизу». Мы все делаем с людьми, которых это касается. Акции против расизма – обязательно организуем с людьми разных рас. Работу с проблемами людей с социальными пособиями – вместе с теми, кто получает это пособие. Мы не хотим говорить о людях за их спиной. Нет смысла идти драться за кого-то, если они сами в этом не участвуют. Люди действительно лучше всего сами знают, какие у них проблемы. Нам не нужно ничего за них придумывать.

Что именно мы делаем – зависит от конкретной темы. В борьбе с Черным Питом мы устраиваем много демонстраций, потому что это эффективно, особенно в день Святого Николая. Нам важно оказывать людям практическую помощь. Например, если человеку нужно явиться в социальную службу, мы можем пойти вместе с ним, дать контакт тех, кто сможет помочь.

 

 – Часто считают, что общество в Нидерландах эмансипированное и терпимое. И все же, оказывается, голландцы сильно привязаны к расистским стереотипам и традициям. Хоть бы на примере с Черным Питом: масса людей не хочет отказываться от этой традиции, даже зная, что делает другим больно. Как так? 

– У большинства голландцев позиция такая: мы не расисты, не сексисты, мы эмансипированы и по этим вопросам в авангарде. Но все не так просто. Есть академическая книга Глории Веккер «Белая невинность» о самооценке голландцев и о том, что реальность не соответствует этой картинке. О том, что мы, голландцы, не способны увидеть собственную колониальную историю, не хотим смотреть этой правде в глаза и в какой-то момент отрицаем ее вообще.

Веккер пишет: «Нидерланды были колонизаторами 400 лет: эксплуатировали людей, делали их рабами, убивали и объясняли все это расистскими идеями. И это сложно: колонии избавились от нас примерно полвека назад. А если вы были расистами 400 лет, как вы сможете избавиться от этих идей за каких-то лет 50? Это невозможно».

Проблема частично в том, что у белых голландцев есть образ самих себя не расистски настроенных. Ты говоришь им: «Подождите, да мы расисты, у нас есть blackface-традиция с Черным Питом, мы этнически профилируем людей, а людям с другим цветом кожи труднее получить рабочее место». Белые голландцы в ответ на это реагируют оскорбленно: «Да не может быть такого!» Из-за этого отрицания иногда сложно обозначить проблему.

 

 – Получается, белых людей ваши действия оскорбляют: в конце концов, вы хотите отменить старую-добрую традицию. Вам нормально обижать этих белых людей? 

– Конечно, есть люди, которые говорят, что мы слишком радикальны, устраиваем демонстрации. В Нидерландах Черный Пит обсуждается как оскорбительная традиция уже лет 70. В последнее время сопротивление этой традиции росло, все больше людей принимали участие в протестах, демонстраций становилось больше. Сегодня движение против Черного Пита стало невозможно игнорировать, мы замечаем изменения.

Мы сталкиваем людей лицом к лицу с действительностью, и не так важно, если при этом пара белых парней обидится. Хорошо, когда белые люди борются за антирасистские идеалы. Это важно. Но они должны давать людям другого цвета возможность решить, за что именно бороться. Именно люди другого цвета знают, что такое расизм, и они должны определять цели борьбы и средства, а не мы.

 

 

 

 

 

 

 

Коммунистический идеал

 – Какие цели и планы у Doorbraak? 

– Нам важно быть частью общественного движения, которое становится все больше. Хочется, чтобы больше людей интересовались теми же вопросами.

Хорошо бы, чтобы традиция с Черным Питом исчезла, – процесс уже происходит. И я бы хотел, чтобы больше групп приходило в «смежные сферы»: борьбу с этническим профилированием и дискриминацией на рабочем месте.

«Наш идеал коммунистический, в стиле: “от каждого по способностям, каждому по потребностям”»

Долгосрочные цели, конечно, грандиозные: исчезновение капитализма, падение патриархата, никакого расизма. Но это случится не завтра. Мы больше думаем о том, как именно мы доберемся до этого прекрасного момента.

Наш идеал – мир для всех, своего рода коммунистический идеал в стиле «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Для нас важно, чтобы люди могли жить в мире друг с другом, не испытывать неравенства, быть ценными друг для друга, находиться в гармонии с природой (кстати, да, экология тоже важна). Мы стараемся руководствоваться этими идеалами внутри организации: поддерживать друг друга, быть солидарными, заботиться о том, чтобы отношения в группе были сбалансированы.

 

 – Есть ли место парламентской политике в вашей борьбе? Или вы от политической сферы ничего не ожидаете? Вы надеетесь, что политики вам помогут, или же они больше мешают вашей работе? 

– Долго работа политиков была для нас контрпродуктивной. Взять хоть бы дискуссии вокруг Черного Пита. Годами политики ничего не говорили об этом, а если и говорили, то только что это важная традиция, которую нужно сохранить. Не было политической партии, которая бы сказала: «Действительно, это ерунда какая-то». В лучшем случае некоторые политики высказывали легкую критику традиции от собственного имени. Так что до сих пор мы ничего от политиков не ожидали и не просили.

Сейчас политическая сцена немного меняется, но только благодаря давлению из низов. То, что политики сейчас заинтересовались дискуссией, – результат работы людей, которые не имеют с политикой ничего общего. Из-за социальной значимости этой темы политики стали рассматривать ее как одну из тех, что помогут получить большую поддержку, – и в этом смысле я скептически настроен. Инициатива однозначно не в руках политических партий, а в руках людей, выступающих против всяческого угнетения. А что политики делают и говорят – это минимум усилий, дающий минимум результата.

 

 – Какие результаты вашей работы уже заметны? 

– Если снова обратиться к теме с Черным Питом, то видно, что все больше людей признают эту традицию оскорбительной. Пару лет назад 90% населения страны хотели сохранить Черных Питов. Сейчас таких – всего 65 %. Для нескольких лет это большое изменение. Если так и дальше пойдет, через три года половина людей здесь не будет больше хотеть видеть Черного Пита. Эти большие перемены пришли частично благодаря нам.

«Если вы были расистами 400 лет, как вы избавитесь от этих идей за каких-то лет 50?»

Если мы смотрим на антирасистские акции в целом, заметно, что последняя волна демонстраций против расизма дала толчок серьезным изменениям: многие темы стали более обсуждаемыми. У нас много поводов для дискуссий: колониальное прошлое страны, связанное с ним рабство, деколонизация (в нашей культуре, в образовании, в музеях), дискриминация на рабочем месте. Про все это просто придется поговорить, и благодаря дискуссии о Черном Пите такие темы поднимаются все чаще.

 

 Сайт 

 

Текст by Юлия Алексеенко

 


КОММЕНТАРИИ (2)

Karina Minich | 2017-12-16 16:45:53

Ребята, поправьте пожалуйста вот эту часть в скобках: "Протестуют и за отмену национального рождественского персонажа – Черного Пита (местная версия Санта-Клауса)". Черный Пит это не вариация Санта Клауса, а его помощник.

Alex
Alex | 2017-12-16 05:41:56

Просто отменили бы уже саму Голландию. Все их традиции и т.п. Заменить Голландию на толерантную Турцию и ок.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ