Планета Rebel Youth

 

Мы продолжаем вгрызаться в беларусский дизайн, кусая его с разных сторон. На этот раз наш репорт-контрибьютор Саша Лашкевич сгонял в сонное двухэтажное Жодино на съемки проморолика Rebel Youth. Как сделать из новой коллекции произведение искусства, кто покупает джинсовки в единственном экземпляре и зачем опошлять беларусский орнамент – за шмот поясняет создатель DIY-бренда Acid Topser.

 

 

 

Thug life

Запотевшие окна маршрутки Минск–Жодино облизывало утреннее солнце, в ушах «цыкал» бит последнего альбома Childish Gambino, я жевал «новейший бабл-гам», перелистывая фотки лукбука последней коллекции Rebel Youth. Когда ты едешь брать интервью у самых модных парней во дворе, нужно им соответствовать. И я старался как мог.

Мало что может заставить меня подняться в шесть утра в воскресенье и добровольно уехать в далекое замкадье. Но чуваки из Rebel Youth, кажется, того стоили. За короткий промежуток времени ребята превратились из маленькой тусовки фотографов и художников в настоящий самопальный арт-лейбл. Капсульные коллекции одежды раскупают за неделю, фотопроекты, коллажи и картины мгновенно разлетаются по тематическим пабликам, а респекты парням прилетают даже от заокеанских звезд. Чтобы потом выделываться перед друзьями, что знал «Рэблов» еще до того, как они стали мэйнстримом, момент нужно ловить уже сейчас. Поэтому недосып – ничто по сравнению с возможностью подсмотреть за съемками их нового промофильма.

Маршрутка выплюнула меня на старом жодинском автовокзале. В кафетерии гордо, жирным шрифтом написано «эКспрессо». «Не модно…» – подумал я. Телефон садится, на улице три с половиной сонных человека, вокруг сплошное Жодино, куда идти – не понятно. Благо встречать меня пришел сам Acid Topser – бессменный вождь Rebel Youth, беларусский Tyler, The Creator на минималках. Фигура большая во всех отношениях: 190 сантиметров чистого креатива. Не узнать и пройти мимо нереально.

 

 

– Здорово! Вот ты и на малой родине Rebel Youth. Как доехал?

– Привет. Спать хочется больше, чем жить, а так – все отлично. Почему съемки так рано? И что нас вообще ожидает сегодня?

– По сценарию надо именно утром снимать, это прямо важно. Короче: мы снимаем короткометражку, приуроченную к выходу новой коллекции. В сюжете раскрывается суть принта одной из футболок. Double Suicide называется. Это будет мой первый, так сказать, режиссерский опыт, и я очень волнуюсь, если честно.

– Окей, а зачем вам… (Я вопросительно посмотрел на пакет с водяным пистолетом и веревкой внутри.)

– А это и есть Double Suicide. Короче, пойдем, ты все еще успеешь узнать!

Через пять минут мы подошли к большому двухэтажному дому. Если это и есть штаб-квартира Rebel Youth – то это истинный thug life. «Модно…» – подумал я.

 

 

 

 

 

Большой взрыв

– Боже, нет конечно, мы пока не такие крутые! Это дом подруги. Здесь просто подходящий нам для съемок интерьер. Герой фильма – богатый, но страдающий от одиночества подросток. Надеюсь, здесь его страдания будут смотреться максимально органично. Проходи на второй этаж и постарайся вести себя как можно тише, а то нас тут и так целая банда…

В спальне на втором этаже собралось человек восемь. Кто-то снимал, кто-то снимался, кто-то ездил за недостающим реквизитом, кто-то корректировал сценарий. А кто-то, как я, охреневающе следил за происходящим, пытаясь уловить нить повествования.

Параллельно со съемками мы с Топсером пытались продолжить наш разговор.

 

 

– С чего все вообще начиналось?

– С Большого взрыва, разумеется! На самом деле все началось здесь, в Жодино, когда я учился в старших классах школы. Я рисовал граффити, слушал хип-хоп, делал какие-то небольшие арты. Но это все были мелочи, а душа рвалась к искусству и требовала крупных форм. И вот однажды я познакомился с одной замечательной девушкой Дианой, которая делала просто какие-то сумасшедшие фотографии. Когда я увидел ее снимки в первый раз, сразу понял, что мы обязаны сделать что-то совместное. Так появился наш первый проект Purple Vision. С этого, по сути, началась история Rebel Youth. Нашли модель, побродили несколько часов по лесу в поиске нужных локаций, отсняли, выкинули на стенку и забыли. Бэнг! – больше ста лайков за день и довольные люди разрывают личку сообщениями о том, что мы крутые и обязаны продолжать. Мы их послушались – продолжаем до сих пор.

– У тебя есть четкое определение, что же такое Rebel Youth и с чем его едят? Вы делаете так много всего, что трудно понять, что для вас первостепенно.

– Rebel Youth – это творческое объединение художников, фотографов, дизайнеров и музыкантов с похожим мировоззрением и взглядами на искусство. И просто туса близких по духу раздолбаев. Широкому кругу людей мы сейчас стали известны благодаря нашему бренду одежды Random Rebels. На данный момент у нас вышло три капсульных коллекции. Но приоритетное направление определить становится только сложнее, потому что постоянно появляются какие-то новые ответвления, новые люди, новые проекты. Вот сейчас с видео экспериментируем, надеюсь, что-то из этого выйдет.

«В кафетерии гордо, жирным шрифтом написано “эКспрессо”. “Не модно…” – подумал я»

Насчет распыления я не особо переживаю. Я одинаково люблю делать как фотопроекты, арты и прочий визуальный стаф, так и одежду. Одно другому совсем не мешает, даже наоборот – выгодно дополняет. В конце концов, мои кумиры – это Tyler, The Creator и Childish Gambino. Люди, которые одинаково круто и профессионально делают, казалось бы, совершенно не связанные друг с другом вещи. От музыки и актерства до режиссуры и дизайна. Вот к этому и надо стремиться.

Разговор то и дело прерывают указания в стиле «нет, не туда», «давайте переснимем» и «сядь под другим углом, чувак, люди же так не сидят». Несмотря на то, что это первый режиссерский опыт Топсера, в этой роли он чувствует себя довольно уверенно. Съемки продвигаются медленно – перфекционизм создателей дает о себе знать. Например, сцену с пробуждением героя, которая после монтажа займет не более семи секунд, снимали без малого час.

– У себя в голове я вижу это все покадрово, чувак, все должно быть идеально…

 

 

– Кстати, по поводу головы, красный череп – ваш символ – что-нибудь значит вообще или это просто красивый принт?

– Конечно! Это такой концентрированный символ идеологии Rebel Youth. Череп – символ вечности, чего-то, что остается даже после смерти. Красный – цвет агрессии, злости, подросткового задора, направленного в нужное русло. Злость, в первую очередь на себя самого, всегда мотивировала меня и заставляла творить. Завязанные глаза – символ того, что нужно думать своей головой и прислушиваться ко внутренним ощущениям, а не ориентироваться на чужое мнение. «Третий глаз» на лбу – это как необъяснимое шестое чувство, которое помогает понимать этот мир. Золотые зубы – тот самый thug life, о котором ты говорил. Быть упрямым, непрерывно стремится наверх, преодолевая все трудности. И однажды это вознаградится. В то же время, если ты заметил, один зуб остался белым. Это чтобы наш «Череп» всегда помнил, кто он и откуда.

– «Не забывай свои корни, помни: есть вещи…»

– Ага, вот что-то типа того.

 

 

 

 

 

Rebel peeps

– Как ты представляешь себе собирательный образ чуваков, которые покупают у вас одежду, интересуется вашим стафом?

– Ой, покупают одежду совсем разные чуваки: от типичных модников, которые платят за возможность «понтануться» инди-брендом, до ребят, которые, по моему мнению, реально внесли что-то в культуру. Вот Kipah, например, в нашей одежде ходит периодически, на недавнем Urban Weekend некоторые организаторы наши худи носили.

И респекты часто приходят от людей, от которых ты даже не ждал. Самый яркий пример – Kevin Abstract. Это нереально крутой американский рэпер, который сейчас быстро набирает популярность. Чувак просто зашел ко мне на страницу в твиттере, посмотрел снимки и написал, что мы очень крутые. До сих пор переписываемся периодически. Вот так вот просто. Он в этом году выступает на Bonnaroo, между Major Lazer и U2, и никаких понтов – отличный парень. В отличие от некоторых наших «звезд». Также ребята из паблика Fast Food Music нас очень поддерживают. Недавно, кстати, видел фотку, где Боря, админ паблика, стоит с Lil Peep, и на нем наша толстовка. Я офигел.

В съемке наконец-то наступает перерыв. Фрэдди (оператор сегодняшнего безобразия) спешно меняет аккумуляторы в камерах и материт сам себя за запоротые дубли. С Фрэдди мы знакомы еще со времен интервью с Бакеем – это тот самый чувак, пообещавший явить миру первую документалку о беларусском хип-хопе. Вроде как материал в работе, и шанс увидеть внутреннюю рэп-кухню еще имеется. Забавно было его здесь встретить. Возникает ощущение, что все люди минского урбана как минимум знают друг друга, а как максимум – хоть раз работали вместе.

«Мои кумиры – это Tyler, The Creator и Childish Gambino»

Мы же с Топсером переместились на балкон и продолжаем разговор, любуясь жодинскими лесами.

– Слушай, какая погода крутая!

 

– Да, наконец-то эта восьмимесячная зима закончилась. Кстати, давай о вашей новой весенней коллекции поговорим. Чем она отличается от предыдущих?

– В этот раз я не заморачивался особо над концепцией, сделал ставку на сочетание цветов. Хотя я очень люблю заморачиваться, ты же знаешь. Прошлые коллекции были своеобразной мозаикой. Fuego, наш осенний дроп, был полностью посвящен теме огня, например, и в каждую вещь я пытался вложить какой-то глубинный смысл. Сейчас же я пошел от обратного. Только футболка Double Suicide имеет какое-то особое значение, и, чтобы раскрыть замысел принта, мы сейчас и снимаем это видео. Хотя этот принт тоже можно по-разному интерпретировать. Зато все отлично сочетается друг с другом, и на этот лукбук даже смотреть приятно. Плюс у нас появились сумки, джинсовки – короче, ассортимент растет.

– От многих людей слышал про вас мнение: «Круто, но слишком дорого. Пойду лучше в Dislabel». И действительно ведь, 100 рублей за джинсовку – не дофига ли?

– Наверное, дофига, но ты должен понимать, что такое капсульная коллекция. Все эти вещи существуют в единственном экземпляре. Возьмем те же джинсовки: я их вот этими руками расписывал каждую. Для меня они все дороги, я их буквально от сердца отрываю. Это же как продавать свои картины, чувак! Так что цены оправданы, я считаю. К тому же эксклюзивная одежда очень быстро расходится. Значит, есть немало тех, кому такие вещи по карману.

 

 

– У тебя есть кумиры в мире брендов уличной одежды? Кто для тебя служит ролевой моделью в этом плане?

– Нравятся бренды, которые, помимо одежды, создают свой миф, свою легенду, свой мир. Вот почему я в восторге от Golf, бренда Tyler, The Creator. В своих альбомах, клипах и обложках Тайлер создал какую-то собственную планету, которая существовала параллельно Земле. И когда он начал выпускать одежду, сложилось впечатление, что его воображаемые люди с этой воображаемой планеты буквально упали в наш реальный мир. Я смотрю на тех, кто носит Golf, и понимаю, что они очень похожи друг на друга. Это очень круто.

Supreme тоже нравится. Хотя бы потому, что они сейчас находятся на таком уровне, когда могут позволить себе абсолютно все, что угодно. Пускай кому-то не нравятся их последние коллекции, но люди должны понимать, что чуваки из Supreme уже прошли свой путь наверх, теперь они тут законодатели мод, и никто им не указ.

 

 

 

 

Погоня за хайпом

– Ты бы хотел, чтобы «Рэблы» стали такой же огромной машиной, или уровень инди-бренда тебя полностью устраивает?

– Ну, у меня нет никаких наполеоновских планов на этот счет, но пока я за любой рост. Чувство того, что «вот сейчас нужно притормозить», возникает, когда ты достигаешь уже какого-то весомого статуса. Пока я даже предположить не могу, как это.

– Ты же понимаешь, что рано или поздно тебе придется серьезно задуматься о монетизации и популяризации своего творчества. Ты готов к этому?

– Я понимаю, что рано или поздно это должно произойти, но пока что всяческого рода маркетингом я занимаюсь с большой неохотой. Хотя это неизбежно, ведь та же мода, к примеру, это и есть кроссовер искусства и коммерции. Я не то чтобы разделяю тезис «художник должен быть голодным», но за моментальной популярностью тоже гнаться не хочется.

Вот эта короткометражка в каком-то смысле и будет рекламой, но все-таки я надеюсь, что как творческий продукт она будет тоже самостоятельна. Мы, кстати, там и выстебываем эту тему всеобщей помешанности на мгновенной популярности. У героя нашего фильма есть хороший дом, любимое дело, но все это уходит на второй план, когда он берет в руки телефон и осознает свою непопулярность в социальных сетях, и это делает его несчастным. Казалось бы – это смешно, но это очень распространенная проблема среди далеко не глупых подростков. Даже меня это иногда задевает. Ну камон, ну что тебе, жалко поставить лайк под новым лукбуком? И мне приятно, и тебе секундное дело.

«Возьмем те же джинсовки: я их вот этими руками расписывал каждую»

 

– Секундочку… Все, поставил!

– Мо-ло-дец! А теперь пойдем фильм доделывать!

Ребята снимают последние сцены, где творится самый экшн. Я наконец-то врубаюсь в сюжет и понимаю, нахрена нужны были пистолет с веревкой. Так вот что значит Double Suicide!

Вместо классического «Стоп, снято!» по помещению разнеслось протяжное: «Фууух, бл*ть, ну наконец-то!» Вымотанные, но довольные, мы обменялись фирменными стикерами (как я понял, у дизайнеров они выполняют роль визиток) и уезжаем обратно в Минск.

«Все уходит на второй план, когда он берет в руки телефон и осознает свою непопулярность в социальных сетях»

– Топсер, последний вопрос: я тут в вашей группе заметил симпатичный арт с беларусским орнаментом. Не хотите дальше в этом направлении поработать?

– О, ты про «Роднае слова»? Да, помню этот арт, его Максим запилил, один из основателей Rebel Youth. Да, это крутая идея, рано или поздно что-то еще в таком роде появится, я думаю. Но надо правильно интегрировать беларусский стиль в нашу аутентичность, чтобы это не выглядело пошло и поверхностно. Вот неплохую изначально идею с вышимайками уже умудрились опошлить. Поэтому к этому делу надо подходить аккуратно. А просто пытаться словить хайп на беларусском орнаменте – значит не уважать ни себя, ни нашу культуру, я считаю!

– Дай я тебя обниму, мужик!

Автобус уже подъезжал к Минску, когда я заметил на его двери граффити Rebel Youth. Посмотрел на Топсера – тот утвердительно кивнул и улыбнулся. «Довольно символично. И модно…» – подумал я, улыбнулся в ответ и вернулся к прослушиванию альбома Childish Gambino.

Из-за перфекционизма Топсера и команды Rebel Youth видос еще на стадии совершенствования, но мы тебе обязательно сообщим в соцсетях, когда он увидит свет.

 

 

 

 

Координаты Rebel Youth:

VK   Instagram   Twitter   Tumblr

Фото из групп Rebel Youth

 


КАМЕНТАРЫ (0)

КАМЕНТАВАЦЬ