Что не так с позицией «Белтелерадиокомпании» в конфликте с Shuma

В эфире каналов «Белтелерадиокомпании» вышел проморолик о легкоатлетическом чемпионате Беларуси, в котором звучала песня Shuma «Na Mory Vutka Kupalasia» (видео уже удалено с YouTube). Оказалось, что участники группы не давали разрешения БГТРК на использование трека.

 

 

«*** [блин], я не хочу, чтобы «БТ» использовала мою музыку и еще без разрешения! Не для них цветочек мой цветет!» – написала Руся в инстаграме после того, как увидела ролик.

Дальше отреагировали представители БТРК через социальные сети «Агентства телевизионных новостей». В посте, озаглавленном «Чем меньше музыки, тем больше шума», сообщается, что ролик был изготовлен по заказу Беларусской федерации легкой атлетики «у сторонней организации» и был передан БГТРК в рамках «двухсторонних договорных отношений». При этом сама песня находится в «коллективном управлении» НЦИС, с которым, в свою очередь, у БГТРК заключен договор об использовании музыкальных произведений.

Пост АТН заканчивается следующей фразой: «Shuma могли бы рекомендовать обратиться в Федерацию легкой атлетики с… благодарностью. Исключительно благодаря нашим добрым отношениям с Федерацией, такая "интеллектуальная собственность" получила хоть какой-то шанс попасть в телевизионный эфир».

«Я в ахтунге, мягко говоря. Это настолько мелко, глупо и ни разу ни интеллигентно. Такой эфир мне совсем не нужен», – справедливая реакция Руси.

Что с этим не так с постом АТН: примерно все. И откровенная грубость, и снисходительный тон, и позиция «вы еще спасибо должны сказать». Сама по себе публичная реакция БГТРК на этот кейс вполне оправдана, потому что в общественное поле его вывела Руся. Но чего точно не нужно делать большой телекомпании – это хамить музыкантам.

При этом сегодня появилось куда более спокойная реплика главы Беларусской федерации легкой атлетики Вадима Девятовского: «После того, как была озвучена претензия о размещении ролика, "Беларусь 5" снял ролик с вещания, поскольку автор не пожелал, чтобы его музыка использовалась – его можно понять. Но что касается законности, то БГТРК, как и полагает, законно оплатит использование композиции согласно праву на коллективное использование. В свою очередь и БФЛА удалила из всех своих источников данный ролик».

Кто неправ с этической точки зрения – очевидно (точно не Shuma и БФЛА, последние вообще не сделали ничего плохого). Но главный вопрос: кто прав в юридическом контексте?

Позиции сторон примерно противоположные: «Белтелерадиокомпания» утверждает, что все по закону, потому что песня Shuma находится в управлении НЦИС, с которым у БГТРК заключены партнерские отношения.

«Для начала хочу уточнить, кто производитель видеоролика, чтобы понимать, этот ролик попадает под рекламный и тогда вопрос не в выплатах, а в нарушении авторского права. Если это не рекламный ролик, тогда НЦИС примет за меня выплаты в процедурном порядке», – говорит Руся.

Мы пообщались с юристами, которые специализируются на работе с музыкантами и авторским правом. По их мнению, права тут в любом случае группа Shuma.

Чтобы говорить простым языком: НЦИС в самом деле может распоряжаться зарегистрированными там произведения (а затем выплачивать авторам и авторкам вознаграждения), но речь идет о готовом продукте, будь то песня или клип. И – это важное уточнение – если речь не идет о рекламных продуктах: за это музыкантам полагаются уже другие выплаты.

Пока что неизвестно, можно ли считать этот ролик рекламой, или официально он подается просто как контент для БГТРК от БФЛА. Если это реклама, то следующие абзацы не нужны: Shuma в любом случае правы.

 

«Чего точно не нужно делать большой телекомпании – это хамить музыкантам»

 

Предположим, что та самая «сторонняя компания» выполняла заказ не на рекламу, а просто «имиджевый ролик» будущих соревнований, который должен попасть в эфир каналов БГТРК.

Здесь Закон об авторском праве тоже работает не в пользу «Белтелерадиокомпании». Потому что, если в произведение (в нашем случае – песню}, попадающее под защиту Закона, вносятся изменения, это уже его нарушение.

Это четко прописано в Статье 15: «Право на неприкосновенность произведения, то есть право, обозначающее, что без согласия автора не допускается внесение в его произведение любых изменений, сокращений и дополнений, за исключением случая, предусмотренного пунктом 6 статьи 17 настоящего Закона».

Статья 17 посвящена правам на «служебное произведение». Официальное определение термина: произведение, созданное работником в рамках своих трудовых обязанностей. Это может быть в том числе и рекламный ролик.

Тот самый Пункт 6 звучит так: «Наниматель, обладающий исключительным правом на служебное произведение, имеет право вносить в него изменения, сокращения и дополнения, вызванные необходимостью адаптации произведения к конкретным условиям его использования, без получения на это согласия автора служебного произведения, если иное не предусмотрено договором между нанимателем и автором. При этом наниматель обязан указать в произведении об осуществленной им адаптации».

Переводим на человеческий язык: БГТРК, благодаря отношением с НЦИС, и правда может включать в эфире своих каналов песню Shuma «Na Mory Vutka Kupalasia». И даже – при необходимости – без уведомления авторов вносить в него «изменения, сокращения и дополнения». Ну, например, сократить песню до маленького отрывка, чтобы использовать в проморолике соревнований по легкой атлетике. При этом в ролике нужно указывать осуществление этой «адаптации».

Мы посмотрели доступные видео из той же промосерии: ни в одном из них не указываются ни авторы музыки, ни изменения (сокращения), которые вносились в треки.

Что получается в итоге: Федерация легкой атлетики заказала у «сторонней компании» проморолик, куда та включила песню Shuma, для показа в эфире БГТРК. А они дружат с НЦИС, тут проблем нет. Дальше есть два варианта. Первый: ролик заказывался как рекламный, Shuma не оповестили и не оплатили использование их музыки в коммерческих целях. Второй: это условно «имиджевый» ролик, а не реклама. Shuma никак не оповестили о том, что в нем планируют использовать отрывок их песни.

Оба случая – нарушение Закона об авторском праве.

P.S. Разборки музыкантов с большими компаниями о нарушении авторских прав – история не новая, такое случается. Именно в этой истории изумляет в первую очередь позиция БГТРК. Даже если мы ошибаемся и никакие Законы там не нарушали, едва ли это повод хамить и чуть ли не оскорблять музыкантов.

Мама, я музыкальный журналист. Мне так нравится

Мама, я музыкальный журналист. Мне так нравится

Почему складывать буквы в слова о музыке – это самый чистый кайф.

12 главных песен апреля

12 главных песен апреля

Лявон – ковбой, Бакей – влюблен, The Strokes – вернулись.

Ян Попков: «Организация концертов – это лотерея»

Ян Попков: «Организация концертов – это лотерея»

«Гастрольки» и злые мамы, Корж и «ЛСП», организационный стресс и будущее концертов.

Как музыкантам общаться с прессой

Как музыкантам общаться с прессой

Рассказываем, как артисту выстроить хорошие отношения со СМИ.

Пять беларусских концертов, чтобы посмотреть на карантине

Пять беларусских концертов, чтобы посмотреть на карантине

Онлайн-концерты – это здорово, но стоит вспомнить и легендарные живые выступления.

Любовь, Лиса, лирика. Бакей – о  «Believe in Love EP»

Любовь, Лиса, лирика. Бакей – о «Believe in Love EP»

Влад выпустил свой самый лиричный релиз – и рассказал о нем «Першаку».

Запустилась беларусская платформа онлайн-концертов Artist Gives

Запустилась беларусская платформа онлайн-концертов Artist Gives

Первый концерт – 18 апреля.

Бизнес на карантине: музыкальная студия Максима Кульши

Бизнес на карантине: музыкальная студия Максима Кульши

«Через день на счет студии перевели € 14 000».

12 главных песен марта

12 главных песен марта

В марте было все – от больших суперзвезд до неожиданных локальных сюрпризов.