«Хороший редактор всем недоволен»: интервью с Колей Редькиным

Коля Редькин – музыкальный журналист с десятилетним стажем, редактор сайта The Flow и ведущий YouTube-проекта «Вписка» . Прилетел из Москвы в Минск для того, чтобы попрыгать на концерте ЛСП, но перед этим заскочил к 34mag на интервью. Ниже – большой разговор о журналистике, «новой школе» и силе винтажной поп-музыки. 

 

 The Flow, токсичность и мем про 300 баксов 

 

– Как добрался?

– Отлично. Это первый сознательный раз, когда я прилетел в Минск на самолете. Очень быстрый полет: взлетели, получили томатный сок – и уже садимся. Даже главу в книге дочитать не успел.

– Что за книга?

– «Клубничка на березке» Кона. Книга про сексуальную культуру в России, с древности и до наших дней.

– Расскажи о себе. Где ты родился, учился?

– Я родился в Свердловской области, а учился на факультете международных отношений в УрГУ – это вуз Екатеринбурга. Эта специальность не была связана с тем, чем я занимаюсь сейчас. Курсе на третьем я понял, что это не мое, но уходить было не вариант, потому что вооруженные силы России очень хотели меня в свой состав, а я туда не хотел.
Но тогда я решил, что буду заниматься другим – мне хотелось писать, как-то выражать себя.

– От армии ты в итоге откосил?

– Я выписался из квартиры и нигде не прописался. Сейчас с этим сложнее, но тогда времена в этом плане были достаточно вегетарианские.

– Ты как-то был связан с глянцевыми журналами. Расскажи про эту тему.

– В Екатеринбурге я подрабатывал тем, что писал для местного глянца. Это такие смешные журналы, которые обычно лежит в кофейнях: там интервью местных инфлюенсеров, что-то про концерты, про книги. Лайфстайловый глянец, достаточно приятный.

– А в музжур ты как влился?

– Все началось с какого-то старого номера Rolling Stone, который мне перепал в году 2004-м. Я прочитал его, это было очень круто, и мне захотелось заняться чем-то таким же. Потом я стал читать какие-то другие журналы, интернет, Pitchfork и так далее. Потом начались блоги в ЖЖ, где была крутая музыкальная тусовочка, все люди из которой были задействованы в тогдашних модных СМИ: «Афиша», Look At Me и Openspace, превратившийся потом в Colta.ru. Я участвовал в жизни этой тусовки только как наблюдатель: мне все было жутко интересно, а потом появился шанс в этом поучаствовать – сначала сбоку, а потом я внедрился в эту тему. Сейчас уже хер выгонишь.

А второго января 2010 года мне на почту упало письмо от Андрея Никитина, на тот момент главного редактора сайта rap.ru: «Чувак, не хочешь ли ты быть частью нашего проекта?» Я тогда вел блог о музыке в Екатеринбурге, его читало 42 человека, и одним из них был Андрей Никитин. До сих пор не знаю, зачем он его читал, но я был очень рад. 

Мне казалось, что я как крутой чувак сейчас приду и сразу всех буду дрюкать, но Андрей очень правильно и очень верно охлаждал мой пыл, постепенно направляя меня в правильное русло, тактично и круто исправляя мои ошибки, которые я допускал на первых порах. Очень важно поработать с крутым редактором: с одной стороны, тебя правят, а с другой – ты очень быстро всему новому учишься. Хороший редактор – это чувак, который тебя учит. А еще хороший редактор всегда всем недоволен: если редактор всегда всем доволен, значит, он плохой редактор.

«Хороший редактор – это чувак, который тебя учит»

– Каковы твои обязанности на The Flow?

– У нас у всех обязанности одинаковые: заниматься наполнением сайта и делать так, чтобы он был крутым. Придумывать какие-то форматы, фичеры, развлекательные штуки. У нас есть смены, когда человек берет и полдня занимается новостным наполнением сайта.

– Новостей много, а больших материалов мало. Почему?

– С одной стороны, такие материалы достаточно трудоемкие, их нужно долго делать и согласовывать. С другой – быть в новостной повестке, быть на острие атаки очень важно: информация стремительно летит на нас, и выбиваться из этого графика развлекательному изданию не очень круто. Ну и есть такой момент, что некоторые люди мыслят категориями, что журналистика – это огромные тексты. Это офигенно, я сам с удовольствием читаю лонгриды на Vulture, но это не всегда то, что в данный момент нужно читателю. Я сам себя много раз ловил на мысли, что я вместо того, чтобы читать очередной огромный текст на The Ringer, читаю какую-нибудь объяснительную заметку или смотрю видео на канале Genius о том, что значит слово “drip”. Это не значит, что я стремительно тупею. Это значит, что надо развивать гибкость мышления и журналистского подхода.

– Откуда на The Flow появился мем про то, что вы делаете материалы за 300 баксов?

– Мне кажется, что людям в интернете иногда бывает непонятна логика того или иного поступка и им проще всего объяснить его тем, что кто-то за что-то проплатил. Ну и это же смешно: раньше это был мем про 200 баксов, но сейчас такса выросла до 300. Наверное, сейчас уже нужно делать 400. А то жизнь в Москве не дешевеет.

– Как ты относишься к токсичности комментариев?

– Я недавно об этом разговаривал с коллегой и тогда ему сказал: помни, что комментарий на Disqus живет четыре года – как хомячок. Стоит ли обращать свое внимание на то, что живет четыре года?

Я сейчас редко читаю комментарии: в этом как-то утопаешь, если туда основательно погружаться. У меня порой нет времени, чтобы прочитать мнение интересных и важных мне людей, что уж говорить о любых других. Поэтому я стараюсь от этого дистанцироваться, но иногда захожу в комментарии. Получаю много удовольствия.

 

 

«Комментарий на Disqus живет четыре года. Как хомячок. Стоит ли обращать свое внимание на то, что живет четыре года?»

 Поп-музыка, возрастной gap и «новая школа» 

 

– Ты много пишешь про поп-музыку. Расскажи про свою связь с этим жанром.

– Я же вырос в поселке: как поет ваша прекрасная фрешвумен, я из деревни. Рос именно на этой музыке, и так вышло, что она стала матрицей, которая определила мои дальнейшие вкусовые предпочтения.

Мне кажется классным, что в нашей музыке появилось то, что называется «поптимизм», потому что долгое время эта тема была табуированной, и десять лет назад российская группа не могла петь как Hi-Fi, «Руки вверх!» или «Гости из будущего». А сейчас есть тот же COLDCLOUD, который берет стилистику Сергея Жукова и ее очень круто осовременивает. И таких примеров тысячи: от певицы Луны до Монеточки. Здорово, что мы наконец посмотрели на этот пласт музыки и придумали, что с ним можно сделать. Это крутой континуум, с которым можно работать не один год, и нас ждет много крутых открытий.

– Ты слушаешь и старую, и новую поп-музыку?

– С удовольствием слушаю старые записи: недавно прикололся за сайд-проект Григорьева-Апполонова «Мало»: крутой лаунж с прикольными прифанкованными аранжировками. Шикарная вещь, но канувшая в лету. Мне кажется, что нужны сборники типа Nuggets, где собирались бы хиты той эпохи. Надо этим заняться: как только появится свободный месяц, обязательно такое сделаю.

– Ты – большой фанат группы «Руки вверх». Лучшая песня Сергея Жукова?

– «Я все, что ты имеешь». Это его второй альбом «Территория нежности», вроде бы 2005 год: очень крутая запись, где он экспериментирует с рэпом, R&B и играет панкуху. А эта песня британская такая и очень изящная.

– Тебе 33. Легко общаться с 20-летними?

– Если я скажу «да», это прозвучит как нескромная попытка омолодиться, а если скажу «нет», то наверняка себе слукавлю. Я чувствую очень много возрастного гэпа, но я чувствовал его всегда: когда в двадцать лет ходил на концерты Amatory и «Психеи», я чувствовал, что у меня нет ничего общего с теми девочками и мальчиками, которые мошились под их песни. Когда я ходил на первые концерты YungRussia, у меня было чувство, что я ничего в этом не понимаю. И когда я слушал первые микстейпы Lizer или Flesh, я не понимал, что они несут, так что тут вопрос интереса и любознательности. Но если тебе интересно, ты стараешься в этом по мере сил разобраться.

Очень правильно соотносить новых артистов с тем, что было раньше. Если у тебя есть какой-то багаж, то ты можешь объяснить себе, что Face – это панк-рок нового времени, а Lizer – это эмо-культура из 2007-го, переупакованная и переоформленная.

– Почему «новая школа» – это круто?

– Потому что все новое, что приходит на смену старому и говорит ему: «Вы, старички, ни фига не всекаете», – это очень круто. Волна панк-рока в конце 70-х, волна гранжа в начале девяностых, «британское вторжение» начала 60-х – это все были молодые крутые ребята, которые трясли волосами и сережками и показывали, как надо делать. Мне кажется, что поп-музыка без этого не может существовать: 10 лет назад в российской музыкальной журналистике был такой дискурс, что в стране нет героев. Сейчас каждый месяц появляются новые герои, и все такие: ууу, как много стало героев, некого слушать. Мне кажется, люди не могут понять, чего они хотят.

Еще в «новой школе» есть энергия. Не многим людям за тридцать, а за сорок уж и подавно, удается ее сохранить, особенно в рэпе. Очень часто рэп-артисты в этом возрасте дуреют и переезжают в страну, где живут Лев, колдунья и платяной шкаф.

– А кто-то из беларусской «новой школы» тебе нравится?

– Очень нравится Бакей. Не скажу, что прямо слежу за ним, но прошлогодний альбом мне очень вкатил. Он круто интонирует, пишет классные песни, он очень энергичен живьем. Надеюсь, что у него будет прорыв в России, его музон распробуют и у него будет крутая концертная история.

– Посоветуй трех героев «новой школы».

OG Buda – великий человек. Когда я слышу «курим огромный блант, он как нигерская писька», внутри меня поклонник Мистера Малого ликует. Он изящно работает со словом, но не все могут это понять.

OFFMi – человек с нелинейным грувом, который ищет свой звук и наверняка найдет то, что ему нужно.

Lovesomemama – очень крутая девушка из лагеря Big Baby Tape. Выпустила альбом в самом начале года, и пока это самое убедительное, что я слышал из женского рэпа. Иронично, хорошо и очень стилево.

 

 

 «Вписка», косметичка и стриптиз в тюрьме 

 

– Как вы придумали концепт «Вписки»?

– Скорее мы сели думать, и Вася (соведущий «Вписки». – прим. 34) придумал. Все было банально: мы брейнстормили в чатике VK, придумывали название. Хотели что-то емкое, из 90-х. Я предлагал «стрелку», но Вася сказал, что так назывались какие-то подпольные бои, и мы остановились на «вписке».

Мы решили, что первым у нас будет Олег ЛСП. Мы ему написали, и он такой: «О, прикольно, это будет как Noisey Atlanta!» И с этого момента все пошло, встало на нужные рельсы.

– Как вы выбираете героев для своих выпусков?

– Создаем гугл-док, пишем имена гостей: Филипп Киркоров, Сергей Жуков, Валерий Леонтьев. Накидываем штук двадцать имен, пишем всем, а потом работаем с теми, кто соглашается. Киркорову, кстати, мы написали одним из первых, получили от его менеджера вежливый отказ.

Вообще нам комфортно с музыкантами, но надо расширять поле деятельности, и в новом сезоне будем выходить за рамки своих представлений. Секрет успеха любого предприятия – оглядываться назад, все ломать и строить по-новому.

– Как вы расписываете дни, которые вы проведете с героем? Какой алгоритм?

– Обсуждаем с героем, что и где мы будем снимать. Обычно это памятные для него локации: школа, дом или парк, где он гулял в детстве. Потом приезжаем и ездим по ним: мы, оператор, герой и его друзья.

«Секрет успеха любого предприятия – оглядываться назад, все ломать и строить по-новому»

– Какую «Вписку» ты назовешь самой дикой?

– Выпуск с Yung Trappa, не буду оригинальным. Мы приехали в тюрьму, там стоял лимузин, Trappa исполнял концерт, а потом там танцевала стриптизерша.

– Тебе было стремно приезжать в тюрьму?

– Вообще нет. Единственное, чего я очень сильно боялся, так это что нам не дадут снимать. А если и дадут, то на выходе изымут флешки.

– У тебя есть любимый и нелюбимый выпуск «Вписки»?

– Мне очень нравится последний выпуск с Чемоданом: с одной стороны, он ностальгический, а с другой – вполне современный. Были выпуски, где я себе не нравлюсь, но мне кажется, что не нравиться себе – это совершенно нормально.

– Что ты всегда берешь с собой на «Вписку»?

– На втором году проекта я завел себе косметичку. Там крем для рук, зубная щетка, какой-то парфюм. Еще мы берем с собой много одежды, чтобы не появляться в кадре в одном и том же.

 

 

«Все новое, что приходит на смену старому и говорит ему: “Вы, старички, ни фига не всекаете”, – это очень круто»

 Верхнепышминский рынок, свадьба и «Пика-Пика Бульбазавр» 

 

– Денег с «Вписки» и The Flow хватает на комфортную жизнь?

– Ну смотри. Я снимаю квартиру в центре Москвы, путешествую, езжу в отпуск регулярно, покупаю какие-то вещи – это, наверное, ответ на твой вопрос. Если не ставить себе цель покупать новую тачку каждый год, тогда да, хватает.

– Ты играл на вечеринках «Пика-Пика». Расскажи про эту тему.

– Меня позвали мои друзья: Артем Макарский, на тот момент главный редактор «Афиши Волны», и Максим Райхруд, создатель крутого блога «Духовность». Они тогда угорели по музыке британского лейбла PC Music и хотели играть что-то в том же духе. А в Москве вечеринок было немного, веселья было мало, и это возымело успех. На вторую вечеринку они почему-то позвали меня: я ни фига делать не умел, тыкал по ноуту, сводил песни встык, как зомби. Но было весело, все хорошо угорели, и в итоге это вылилось в несколько суперприятных лет под суперприятный музон.

– «Пика-Пика» делала вечеринку в Минске, верно?

– Она называлась «Пика-Пика Бульбазавр». Было очень весело, но потом я узнал, что кому-то из дирекции «Хулигана» наша музыка не понравилась и нас сюда больше не пустят. Я узнал это со слов других людей, возможно, они все врут и ничего такого не было.

– Правда, что у тебя есть рэп-микстейп?

– Года три назад я по приколу записал кавер на песню Ива «Мой белый» . Ив выложил в свободный доступ пак с минусом, я его скачал и что-то поверх начитал. Залил на SoundCloud, и там было что-то вроде тысячи прослушиваний. Я подумал, мол, ничего себе, надо попробовать еще что-то записать! Попробовал – такое говно получилось, я даже не стал это никому показывать.

– В твоем детстве интернета не было: как ты искал музыку?

– Ты приходишь на верхнепышминский рынок, где стоит киоск с аудиокассетами, и смотришь, что нового вышло. О, новый альбом Дельфина. Спрашиваешь у киоскерши, можно ли включить. Если она в хорошем расположении духа, то включает: там ты слушаешь песню и думаешь, брать или не брать кассету.

– У тебя в прошлом году была свадьба. Как прошло?

– Огонь. Сначала была свадьба с мамами и папами, а потом была вечеринка, где за музыку отвечали мои ребята из «Пики-Пики». Люди плотно угорели, но чего-то необычного не было, просто было очень хорошо. Наша вечеринка была в клубе «16 Тонн», а перед этим там был концерт Антохи МС: каким-то образом мы попали к нему в гримерку, и Антоха с его прекрасной женой Марьяной нас поздравили. Передали знамя, так сказать. Это круто, потому что последний альбом Антохи назывался как раз «Советы для молодоженов».

Ты говорил, что тебе нравится то, что происходит с мужчиной в районе 30 лет. Расшифруй.  

– Мне стало очень комфортно в 30, когда у тебя уже есть понимание того, что ты должен делать и чем ты должен заниматься. Тебя это прет, и ты понимаешь, что все делаешь правильно. В каком-то бытовом плане это тебя очень хорошо стабилизирует. Мы ведь с вами живем в стабильных странах, поэтому и жизни наши должны быть стабильны.

– Ты тогда еще сказал, что сделал важные выводы. Какие?

– О том, что нужно гнать в шею тех людей, которым на тебя похер. И больше любить тех людей, которые были рядом все эти 30 лет.

 

4 альбома, которые выходят сегодня

4 альбома, которые выходят сегодня

Дебютник Лиама, юбилейный лонгплей Мэнсона, экспериментальное R&B Келелы и неожиданно – новый альбом CunninLynguists.

5 моцных кліпаў верасня

5 моцных кліпаў верасня

Ад «ЛСП» і Bjork да Fergie і XXXTentacion – падборка вераснёўскіх кліпаў, якія зносяць дах. З розных прычын.

Beat Weekend у Менску: куды ісці?

Beat Weekend у Менску: куды ісці?

6 лепшых дакументалак пра музыку і сучасную культуру.

«Пяршак» становіцца сайтам пра музыку

«Пяршак» становіцца сайтам пра музыку

Вялікі перазапуск самага доўгайграючага праекта 34mag: што будзе з «Першаком» далей?

Прэзентацыя кліпа: The Yankees of Moor

Прэзентацыя кліпа: The Yankees of Moor

Зін-панкаўскае відэа – у дэбютным кліпе менскіх рок-н-рольшчыкаў The Yankees of Moor.

34 Mixes #1: T-Trider

34 Mixes #1: T-Trider

Вяртаем міксы ад сяброў у самае сэрца «Першака». Шампанскае адкаркоўвае T-Trider бадзёрым гета-фанкам. Святкуем разам!

Как создаются хиты в 2017 году?

Как создаются хиты в 2017 году?

Справедливость стриминга: как плейлисты в Spotify и Apple Music в одночасье превращают начинающих ноунеймов в мегазвезд.

Как собрать музыкальную студию за $500, $1000 и $1500?

Как собрать музыкальную студию за $500, $1000 и $1500?

Изучаем бюджетные варианты домашней «Эбби Роуд».

Беларускія музычныя лэйблы

Беларускія музычныя лэйблы

Каталог дзейных беларускіх анлайн-пляцовак, якія выдаюць і прамоўцяць музыку.