Брак до 25 лет: зачем?

В XXI веке да в светском государстве влюбленные как будто не обязаны «подтверждать» свои чувства в ЗАГСе, и многие молодые даже не думают получать свидетельство о браке, пока не запланируют детей. Тем интереснее узнать, чем руководствуются беларусы до двадцати пяти, которые все-таки надевают кольца на безымянный.

 

Виктория Вощило

вышла замуж в 21 год

– Мой муж из Киева, и он был инициатором того, чтобы мы поженились. Это было год назад, мне было 21, а ему – 23.

До этого мы встречались два года. Первое время это были отношения на расстоянии. Он мог приехать только на две недельки, потусоваться, а дальше мы продолжали переписываться. Потом он перебрался сюда на три месяца – максимум, который возможен для граждан Украины, затем съездил домой в Киев. Тогда он уже перешел на фриланс и не был прикован к офису. Когда он приезжал второй год, то сказал: «Давай поженимся, так будет проще». Тогда я сказала, что мне не хочется замуж. Он уехал в Киев, а я думала, надо мне это или нет. Изначально это была будто вынужденная мера: у нас же любовь, мы хотим дальше продолжать встречаться. И я тогда залипала в интернетике и читала: многие молодые люди тоже женились – и они намного проще, чем я, к этому относились.

Многие говорят: «Надо же раз и навсегда!» Вы женились – и у вас семейный очажочек, ты не ходи никуда, не гуляй, смотри за своим мужем, чтобы у вас все было ой-ой-ой как, рожайте детей сразу. Но але, я же живу в XXI веке, нужно к этому проще относиться! Мой папа консервативных взглядов и очень волновался: «Вика, а это навсегда? А ты его точно любишь?» Да, пап, я его точно люблю.

«Вот как будет тридцать лет – надену белое платье и распишусь еще раз. Если захочу»

Мы расписались в кабинетике, а потом поехали со всеми родителями посидеть в кафешке. Мама и папа хотели устроить настоящую свадьбу и позвать тысячу гостей: «Что мы как не все, как на нас люди посмотрят?» Я из деревни, и эти старые традиции меня достали: странные выкупы, кражи женщин, необходимость пить водку из туфельки – какой-то психодел. Я сразу от этого отказалась.

Не люблю дурацкие праздники. Люди берут кредиты на свадьбы – и потом всю жизнь отдают. Хотя многие женщины говорят: «Ой, Вика, еще придет время, ты вспомнишь и захочешь надеть белое платье». Вот как будет 30 лет – надену белое платье и распишусь еще раз. Если захочу.

Через три месяца после того, как мы поженились, к нам приезжала милиция и проверяла, не фиктивно ли мы расписались: просили показать наши совместные фотографии, спрашивали, путешествуем ли мы вместе, живем ли мы в одной комнате. Это вообще перебор!

Будучи в браке, я осталась на такой же внутренней свободе. У нас нет запретов: я могу общаться с кем угодно, гулять с кем хочу. И у него так же. Он доверяет мне, я полностью доверяю ему. Брак – это клево, и ни в коем случае тебя не ограничивает. Ты как был свободным, так и остаешься, просто у тебя есть человек, который всегда будет рядом.

 

 

Мария Черепович

вышла замуж в 22

– Со дня знакомства до свадьбы у нас прошло немного больше года. Для меня брак – это как некоторым людям надо произнести вслух, что они встречаются. Так мне, например, нужно кольцо, чтобы я понимала всю серьезность.

Я всегда знала: если встречу какого-то человека, с которым буду чувствовать себя как с родным, – выйду замуж. Я никогда не относилась к девочкам, которым надо было нагуляться, да и встречания меня мало интересовали. Никаких сантабарбар.

Мой муж спортсмен – постоянно в разъездах, я работаю в Федерации волейбола, поэтому сильно никуда не могу дернуться. Мы поженились, потому что потом у нас не будет на это времени.

Сейчас мы видимся два дня в неделю и живем на несколько городов. Когда у нас выходные, мы часто хотим встретится с семьей вместо того, чтобы встретиться компанией с друзьями. Едем либо к родителям Славы в Гомель, либо к моим – в Минск. И свадьба не была таким значимым моментом в нашем понимании, скорее это было такое мероприятие для объединения больших семей и возможность всех познакомить. У нас была маленькая церемония на 40 человек.

«Мы поженились, потому что потом у нас не было бы на это времени»

Мы сразу решили, что не хотим никакого пафоса. Я убрала все традиции, но мы оставили белое платье, костюм: уважить родственников, чтобы они чувствовали, что были на настоящей свадьбе.

Мне всегда говорили, что мне будет тяжело найти себе мужа, потому что я вижу пример своей семьи и знаю, чего хочу. Чувства притупляются, и для меня самое главное, когда пара становится лучшими друзьями: обсуждают все важное и доверяют друг другу полностью. Это пример, который я видела все время: дружба и безмерное доверие.

Родители всегда много внимания уделяли детям: не только воспитанию, образованию, но и всегда с нами разговаривали. Любой ужин проходит за беседой, любой ужин семейный – это обязательно. Все приходят домой, если кто-то не в командировке, конечно, и рассказывается все, произошедшее за день. У вас есть проблема – обсуждаете. Постоянный диалог сильно поддерживает.

Славе 27, он самый младший в семье – и его родители значительно старше моих. Но они все еще танцуют вместе, когда слышат музыку, держатся за руку. У него такая ролевая модель, и у меня. Это еще одна точка соприкосновения, которая помогает и нам строить свою семью.

 

 

Анастасия Дерван

вышла замуж в 22

– Мы знакомы 16 лет и из них встречались пять. Я готова была выйти замуж хоть на втором курсе. И Влад тоже кричал: «Да хоть завтра женимся». Это все было незрелые желания. Но на наших четвертых курсах мы уже понимали, что это неизбежно, если мы хотим и дальше быть вместе. И мне нравится, как я ощущаю себя сейчас: я возвращаюсь в свой дом, я хозяйка в этом доме, а он – хозяин. И мы вместе строим что-то свое.

Есть этот тупой макет: вышла замуж – будь «за мужем», стирай, убирай. У нас нет гендерного разделения обязанностей – если я женщина, это не значит, что я должна готовить, стирать, убирать. Это спокойно может сделать Влад, особенно если я задержусь на работе. Отношения должны быть здравые, построенные на любви и взаимоуважении, а не исполнение макета.

Самый глупый вопрос, который мне задали на следующий день после венчания: «Ну, как поменялись отношения?» А что должно поменяться? Да, мы съехались и стали жить вместе. Но мы узнавали друг друга пять лет. Да, какие-то подводные камни всплывут. Но я знала, за кого я выхожу замуж, а он знал, на ком он женится.

«Я из католической верующей семьи – у моей матери была установка: венчание, а только потом живете вместе»

Я из католической верующей семьи – у моей матери была установка: венчаетесь, а только потом живете вместе. Мы расписались в августе, а сама свадьба была в конце сентября – и съехались между этими датами. Владу давали общагу – и я пошла жить к нему: я не хотела каждый день ездить на работу из другого города, когда я могу жить с ним.

У нас нет идеального макета семьи, но я знаю, что я не разведусь, как бы сложно мне ни было. У меня убеждение с детства: раз и на всю жизнь. Может быть, сыграло материнское слово: «Христиане не разводятся». Хотя достаточно много статистики, когда ты даешь клятву небесам, а потом вытираешь о нее ноги. Но зачем ты выходила замуж, если для тебя это не было взвешенным решением? Я не знаю, что может стать аргументом в этом случае, только если измена, наверное.

 

 

Владимир Ларин

женился в 24

– Сейчас мне 24, и три года назад Анна приехала погостить в Россию, в Курскую область. Мы познакомились, она уехала – мы начали переписываться. В этом общении чувствовалась большая поддержка с обеих сторон. Но что такое поддержка в интернете, а не в реальной жизни?

Аня на каждые майские выходные ездила куда-то – Беларусь, Россия, Украина. У ее друзей в прошлом году были какие-то другие планы, не было компании – и тут мой хитрый ум смекнул: «Ань, приезжай ко мне». Что такое майские выходные в России? Это полмесяца «гуляйдуша».

Я ее тогда встречал с цветами с автобуса. Приходит автобус, выбегаю – не тот. Приходит автобус, выбегаю – не тот. Потом сажусь, смотрю – пропущенный, перезваниваю: «Я тут проехала твою остановку и приехала в другой город». Я поехала за ней в тот город за 40 километров. На майских мы катались, гуляли, устраивали пикники, участвовали в велозаезде, смотрели достопримечательности.

Она приехала в мае как друг, под конец мы стали парой, потом она уехала – и я понял, что надо решаться на что-то большее. Я в России, я работаю, она в Беларуси, учится, у нее диплом, отработка два года, общаемся три года. Мне не было смысла оставаться в том городе дальше: я хотел быть именно с этим человеком. А отношения на расстоянии – совсем не вариант.

«Тебе не нужно объяснять, кто эта женщина рядом с тобой и насколько серьезны ваши отношения»

Через несколько дней после ее отъезда мы разговариваем о том, чтобы я переехал к ней. Слово за слово – и вот это «давай поженимся», чтобы все было серьезно.

Почему брак? Несмотря на романтичную натуру, когда ставишь отношения превыше всего, я не очень понимал, что дает брак. Зато тебе не надо объяснять, кто эта женщина рядом с тобой и насколько серьезны ваши отношения: она моя жена. Нет такого: «Ну, это девушка, она живет в другой стране, я к ней переехал, чтобы попробовать с ней отношения, но теперь мы вместе, пытаемся выстроить что-нибудь».

Когда мы разбирались с официальной частью, мы не хотели большую свадьбу, хотели только вдвоем посидеть вечером, но, чтобы найти компромисс с родственниками, сделали маленькую свадьбу с самыми близкими: родители, братья, сестры – человек 20.

Мои родители уже 27 лет вместе. Такой, наверное, семья и должна быть – без серьезных ссор, без измен. Если ссориться, то только из-за мелочей. Но глядя на тех же родителей, которые могут не разговаривать день-два, я никогда не понимал: вот поссорились вы, так попытайтесь помириться, зачем тратить силы на обиду. И когда мы с Аней ругаемся, то я всегда стараюсь как можно быстрее ликвидировать конфликт. Зачем обижаться друг на друга полдня, если в это время можно целоваться?