TOMM¥ €A$H

  • 04.03.2016
  • Аўтар: 34mag
  • 0

Все мы родом из гетто, имя которому постсовок. Стилистика, менталитет, жизненные стратегии – это можно либо любить, либо ненавидеть, однако неизбежно всем нам придется переосмыслить свои корни. Мы поговорили с великим любителем трэша 90-х и новой звездой эстонской хип-хоп сцены Томми Кэшем про культурные коды русского гетто и про то, почему нужно любить своих хейтеров.

 
 

GUEZ WHOZ BAK

Около трех лет назад на просторах сети появился эпатажный видеоклип под названием GUEZ WHOZ BAK – на автосвалке, в окружении полураздетых девушек, как будто попавших на сет прямо с рейва начала 90-х, странноватого вида парень читает англоязычный рэп с жестким русским акцентом. Массовка жарит яичницу с беконом, катается на великах и тверкает, подобно афроамериканкам из Бруклина, на старых тачках. Так могли бы выглядеть фрики из Die Antwoord, если бы они выросли не в гетто Кейптауна, а где-то в заповедниках постсовка. На самом деле герой клипа и автор трека – эстонец по имени Томми Кэш, известный в то время в узких кругах как профессиональный стрит-танцор Томас Таммеметс.

 

 

В музыку Томми пришел через танцы: «Танцоры условно разделяются на две группы: первая – это те, кому нравится повторять чьи-то движения и хореографию, а вторая – это те, кому нравится придумывать свои собственные, фристайлить и учавствовать в батлах. Я отношу себя ко второй категории: я проводил много времени с би-боями, потом оставался один в зале, начинал придумывать свои движения и комбинации. Ночью, пока мои родители спали, я продолжал танцевать, снимая на камеру свое отражение в дверях коридора».

До появления образа «профешнл рэп супер стар фром Эстония» Томми убирал попкорн с пола кинотеатров, обслуживал туристов в местных кафехах и работал на подтанцовке во время выступлений разных местных «звезд». Эти занятия наводили на него смертельную тоску, однако катарсис был не за горами. «Когда я находился на сцене, у меня было ощущение того, что я самостоятельно могу делать свое шоу, – вспоминает Томми. – Как-то у нас с друзьями была тусовка, мы раскурили и начали фристайлить – получилось неплохо». Вскоре наш герой ушел с работы для того, чтобы работать над созданием собственного проекта.

«Я просто был первым в Эстонии, кто снял себе хороший клип и разработал собственный самобытный стиль»

В сентябре 2012 года вышел тот самый первый клип GUEZ WHOZ BAK. Видео посмотрели и заценили друзья рэпера, которые и начали расшаривать его среди альтернативной эстонской молодежи. А потом эстонское «Радио 2» дало за этот сингл ранее никому не известному boom-bap-исполнителю премию «Дэмо года». Популярность Томми начала набирать обороты. В скором времени он снял еще парочку провокационных клипов и записал альбом под названием EUROZ DOLAZ YENIZ, на презентации которого собралось 800 человек, что для альтернативной сцены Таллина практически невозможно. «В Эстонии все музыканты в основном очень стереотипные: если ты рэпер, у тебя обязательно должен быть гангста-бэкграунд, а попсу в основном делают трэшовые тетки с отсутствием вкуса. Я просто был первым в Эстонии, кто снял себе хороший клип и разработал собственный самобытный стиль», – посмеивается Кэш.

 

 

 

 

Стиль русского гетто Копли

Стиль Томми – такой russian trash с коврами, спортивными костюмами Adidas, пачками денег и православными иконами. В сущности это нежный стеб над хип-хоп-миром со вкусом постсоветского колорита, а наречение себя рэп-суперстаром – здоровая самоирония. Казалось бы, Томми впитал в свой образ худшее от культурного наследия 90-х, но он эту культуру любит и продвигает в массы. Еще одна особенность артиста – сильный русский акцент. «Мой папа – русскоязычный, и в свое время меня очень вдохновило, насколько плохо он говорит по-английски», – объясняет Томми и подчеркивает, что все культурные коды, присутствующие в его творчестве, – это настоящая ностальгия по детству, проведенному в русском гетто Копли в период лихих 90-х.

 

 

Копли – один из самых бедных районов Таллина, где живут в основном русскоязычные. На улицах часто встречаются до боли знакомые нам пацаны в спортивных костюмах и туфлях, при наступлении темноты наводящие страх на эстонцев. Фактически таллинский Копли – это минские Шабаны. «Это как Детройт, мертвый город, где ничего нет и ничего не происходит. Копли – единственное место в Таллине, где можно послушать тишину», – утверждает сам Томми. Его дом – обычная пятиэтажка, одиноко стоящая на окраине города на берегу Балтийского моря. Рядом детский дом, котлован и гаражи с тусовкой местных героинщиков. «Теперь, когда я больше не живу в Копли, а просто приезжаю туда на прогулку, я вижу намного больше, я вижу там свое отражение. Эти впечатления на ряду с воспоминаниями являются для меня сверхважной инспирацией», – говорит наш герой.

«Мой папа – русскоязычный, и в свое время меня очень вдохновило, насколько плохо он говорит по-английски»

Томми, истинное дитя 90-х, с удовольствием вспоминает тот быт, в котором выросла добрая часть теперешней молодежи: «Мы жили в однокомнатной квартире. Эта комната была одновременно и спальней родителей, и моей псевдокомнаткой, которая отделялась от родительской части секцией, обратная сторона которой была оклеена фотообоями с мотоциклистами. У меня был кассетный проигрыватель и кассета Эминема The Eminem Show, та, с красным занавесом на обложке. Я слушал ее и пробовал быстренько набирать текст на печатной машинке, придумывая свои слова на несуществующем английском языке».

 

 

С другой стороны, на вкус Томми сильно повлияли предпочтения родителей: «У нас бесконца транслировали какие-то музыкально-юмористические программы с разными Киркоровыми и Пугачевыми. Я никогда не слушал эстонские песни, я не знаю эстонских исполнителей, потому что сам выбирал, что слушать. Уже тогда у меня сформировался свой музыкальный вкус».

А сегодня Томми сам формирует вкус любителей музыки, молодых и не очень: «Это так странно – можно увидеть маленькую девочку, слушающую мой трек на мобиле, а рядом идет ее мамка и подпевает». Однако публика неоднозначно реагирует на фриковатого и дерзкого выходца из русского гетто. «Нет таких артистов, у которых много поклонников и нет ни одного хейтера. Хейтеров нужно любить: если ты вызываешь споры – ты успешен. Я на них не обращаю внимания, у меня темперамент рок-звезды: главное, чтобы нравилось мне самому, моим близким и тому, кого я уважаю как артиста», – проповедует Томми.

«У меня темперамент рок-звезды: главное, чтобы нравилось мне самому, моим близким и тому, кого я уважаю как артиста»

Иногда хейтеры хейтят из-за ссылок на русские реалии. «Расизм – это удел наиболее тупых людей. Я ощущаю себя наполовину эстонцем, наполовину русским, у меня два родных языка, поэтому цепляться ко мне за это – глупость. Но по большому счету моя публика состоит из нормальных людей, они выросли в 90-е и знают, что мы живем вместе по определенным историческим причинам», – выдает Томми.

Одними из наиболее ярых фанатов Томми Кэша являются его собственные родители: «Когда у меня спрашивают, шокируют ли моих родителей раздетые девушки из клипов, я говорю, что девушки не голые, а в трусиках, а женщина в трусиках – это обычное зрелище. Мама моя иногда даже хвастается, что Томми Кэш – это ее сын».

 

 

 

 

Профешнл рэп суперстар фром Эстония

Сейчас Томми полностью обеспечивает себя кэшем при помощи выступлений в разных странах Европы и в последнее время в России. В его трэвел-списке – Финляндия, Чехия, Литва, Латвия и Россия, с особой гордостью Томми вспоминает свои выступления в Москве на witch house вечеринке, которая собрала около 8000 участников. «Один из моих любимых концертов – презентация моего бесплатного альбома в таллинском арт-пространстве Telliskivi, вход на которую мы также сделали бесплатным», – вспоминает Кэш. В итоге на входе скопились огромные очереди, даже пришлось на некоторое время задержать выступление.

«Многие говорят, что музыкой зарабатывать невозможно. А дело в том, что не нужно быть музыкантом, сейчас музыканты – это те, кто играют в переходах. Сейчас совсем другое время, нужно делать всё: музыку, перформанс, медиаконтент. Я – не музыкант, я – артист, мое творчество – это не только треки, это весь “комплект” разного рода артефактов», – объясняет Томми причину своего успеха.

 

 

Среди фанатов популярностью пользуются артефакты в виде жестких фотошоп-коллажей, которые Томми регулярно публикует на своих страницах в соцсетях. На картинках обычно изображены Томми и медведи, Томми в спортивных штанах и большие женщины в белье, Томми-единорог на фоне ковра и т.д.

«Сейчас совсем другое время, нужно делать всё: музыку, перформанс, медиаконтент»

Сегодня Томми работает и гастролирует с тремя своими друзьями, которые и составляют его банду. Это диджей и звукорежиссер Лаури и две Анны: Анна-менеджер, занимающаяся корреспонденцией и продакшном, и Анна-дизайнер, выстраивающая сеты. Совсем скоро появится продукт сотрудничества с российской рейв-группой Little Big, планируется коллаборация с проектом DJ Oguretz и идет работа над новым альбомом.

Томми подытоживает: «Дальше посмотрим – мне сложно сказать, что со мной будет завтра, у меня нет привычки заглядывать вперед». Полностью предсказуемая стратегия для того, кто вырос в лихие 90-е.

 

 

  Официальный сайт     Facebook    Instagram    Soundcloud    Youtube

Фото из официальной страницы «ВКонтакте» и из личного архива героя.

 


КАМЕНТАРЫ (0)

КАМЕНТАВАЦЬ