Альбомы или «облака»? Беларусы рассуждают о (бес)ценном

  • 04.08.2020
  • Аўтар: 34mag
  • 2900

В любое время есть вещи, которые ценятся так же, как и десять, и двадцать, и сто лет назад. Многие из них остаются почти неизменными – как кувшин кваса, который всегда был свидетелем теплых встреч в большой компании. Из поколения в поколение беларусские семьи верны знакомому вкусу. Однако мы с удовольствием пробуем и новые сезонные напитки с привычным хлебным ароматом. Нам нравится, когда есть что-то незыблемое, но когда это незыблемое адаптируется ко времени и отвечает нашим желаниям здесь и сейчас. Такие вещи объединяют. Они стирают поколенческие барьеры. Чтобы лучше понять, как это работает, 34mag пообщался с тремя талантливыми беларусами на тему традиционных ценностей в системе современных координат. Спросили у блогера и фотографа Дениса Василькова, убивают ли «облака» саму идею семейного фотоальбома; узнали у певицы Palina, как она находит себя между «Песнярами» и трендами TikTok, и порассуждали с владельцем streetwear-бренда Ильей Аксеновым о том, как в шкафу современного человека уживаются олимпийка и вышиванка. Сначала поговорили о новых ценностях, потом – о вечном.

 

Денис Васильков

блогер, фотограф

 

 – Имея опыт «кругосветки» по Беларуси, куда посоветуешь отправиться, чтобы понять современного беларуса и его ценности? 

– Чтобы понять современную Беларусь, нужно побывать в Минске, небольшом необластном городе вроде Орши или Полоцка и заехать, например, в пасторальный Шклов. Минск – весь из себя красавчик: классный, интересный, современный город со своим духом. Но «современное» не равно «хай-тек», это то, что находится с тобой в твоем времени. Поэтому нужно смотреть не на архитектуру, а на то, как живут люди, как одеваются, на каких велосипедах передвигаются. При этом, даже сделав «кругосветку» вокруг Беларуси, скажу: невозможно понять, какие они – беларусы. Наша страна очень неоднородная. Чтобы осмыслить традиции и повседневность, исследователю нужно было бы пожить, например, в семье заводского рабочего, в семье чиновника средней руки, в семье предпринимателя.

 

«Для моих родных важно фиксировать большие события в жизни каждого члена семьи»

 

 – Что, если бы такой исследователь пожил в семье Дениса Василькова? 

– Он бы сделал вывод, что Денис Васильков сконструировал для себя удобный формат реальности, где у него есть любимое хобби, работа, семья, где есть планы попутешествовать – и не в открывшуюся Черногорию, а по Могилевской области, чтобы рассмотреть то, на что не хватало времени. Мне кажется, мы такое общество, где очень много отдельных сконструированных реальностей. Люди мало соприкасаются друг с другом. Это не плохо и не хорошо, это данность.

 – Но ведь есть что-то, что нас объединяет. Что ты назвал бы современным символом Беларуси № 1? 

– Как ни странно – дом. В Беларуси всегда жили люди, но мне кажется, только недавно Беларусь наконец стала домом для беларусов. Меня окружают классные люди, которые не собираются уезжать, и то, что они делают здесь, напрямую связано с тем, что Беларусь – их дом.

 

 

Palina

артистка

 – Можно ли говорить о том, что для современной музыки важны «традиции»? Вот ты делала кавер на Снежину – это музыка совсем другой эпохи. 

– Думаю, что вещи из детства на меня сильно влияют – это большой пак мелодий, который подгружен в мою голову и вряд ли из нее когда-нибудь сотрется. Например, какие-то вещи из того, что мне пела бабушка, я периодически улавливаю в своей музыке.

 – А какую музыку ты любила в юности и как к ней относишься сейчас? 

– Раньше я слушала музыку для того, чтобы это вызвало у меня какие-то эмоции. Сейчас мне хочется, чтобы слушать было любопытно и красиво. Группу Lumen уже не слушаю, но, когда случайно попала к ним на концерт на «Лидбире», было весело и приятно вернуться в свои пятнадцать.

 – Как ориентируешься в новых-новых соцсетях? 

– Недавно я успешно прошла тест на звание «настоящего тиктокера». Благодаря детям «игривая панда», «люблю-ненавижу у меня срывает крышу» и другие золотые хиты TikTok трудно забыть, даже если очень постараться.

 

 

Илья Аксёнов

владелец бренда LSTR Adzieńnie

 

 – Беларусы стали лучше одеваться? 

– Помню, что когда БАТЭ привезли к нам европейских грандов и по ТВ показывали обзор матчей Лиги Чемпионов, которые прошли в разных городах, то Минск резко отличался от Турина или Афин: там были яркие трибуны, у нас – масса в черных куртках. Можно предположить, что дело было в отсутствии самой ценности выглядеть красиво. Но, скорее всего, на это влияло отсутствие выбора. Люди одевались в те Китай и Турцию, которые им предлагал рынок на «Динамо». Сейчас белорусы одеваются лучше. У нового поколения иное отношение к вещам, люди хотят выглядеть опрятными, красивыми, стильными.

 – А какие вещи были суперценными, когда подростком был ты? 

– Тогда объектом вожделения для меня были футбольные майки с именами футболистов разных команд. Я очень берег такие майки. Но в целом было не важно, какую фирму ты носишь, и в одежде мы не ориентировались на какую-то личность, как сейчас молодые люди ориентируются, например, на Макса Коржа.

 – Какую одежду считаешь ценной для себя сейчас? 

– Лично мне нравится носить мерч. Одежда какого-то любимого музыкального коллектива или та, что посвящена историческим событиям, – это вещи со смыслом, а для меня имеет значение смысл. 

 – Как отбираются смыслы для новых дропов LSTR? У вас в каталоге вазы с проспекта Независимости соседствуют с Дзедом Барадзедом, а хоккейная победа над шведами – с историей Грюнвальда. Сложный микс важного для беларусов. Где в нем самое главное? 

– Если мы начинаем искать ассоциации с Беларусью, то в облако смыслов попадет и Дзед Барадзед, и трактор, и сгущенка, и деньги-зайчики, и папараць-кветка. Но в продукции мы останавливаемся на тех образах, что легко считываются. В этом смысле князь Кейстут проиграет Паце-Ваце, который понятен сразу. Люди любят простые вещи. Уверен, что со временем ценность вещей LSTR только вырастет. Уже сейчас одно из первых поло или товар из ограниченного тиража осмысляется как интересный айтем, который имеет значение. Я бы и сам купил какие-то наши старые вещи для памяти.

 

 

Этот материал мы создали при поддержке «Лидского кваса».  Квас – традиционный беларусский напиток, который был на столе у наших предков, а теперь радует и нас. Он объединяет поколения за столом и привносит тепло традиций в современный ритм жизни. В этом году бренд отмечает 100 лет квасоварения на Лидском заводе. К важной дате «Лидский квас» приурочил рекламную игру. Условия просты: рассказываешь интересную и необычную семейную историю на сайте конкурса – и получаешь шанс оказаться в числе счастливчиков, которым эксперты Национального архива  составят фамильное древо семьи.

 

 

Денис Васильков

блогер, фотограф

 

 – Самые сильные моменты счастья раньше было принято разделять с семьей. У тебя так? 

– Для моих родных важно фиксировать большие события в жизни каждого члена семьи, например, большой успех на работе или учебе. Важно поднять бокал шампанского, вместе приготовить вкусной еды. Я очень люблю готовить шашлык, и это один из способов выразить родным мое уважение. И я горжусь одной из самых красивых и любимых традиций – собираться всем вместе на блины утром в воскресенье.

 – А предметную историю семьи хранишь? Кажется, фотоальбомы окончательно ушли из жизни. 

– У меня есть ценные вещи из прошлого: я храню свою бирку из роддома, снимок, где я маленький на руках у своего дедушки Пети, камни из мест, где провел детство (смотрю на них – и туда возвращаюсь). Сейчас я стараюсь побольше оставлять засечек-артефактов, ведь так легко спрятать в «облако» фото, видео, аудиозаписи, чтобы вернуться к ним через 20 лет. У меня есть несколько «облаков», которые копируют друг друга, и я регулярно делаю электронные копии архива. Это важно делать, потому что если свою летопись не напишешь ты, то этого не сделает никто.

 – Если бы нужно было распечатать только три снимка из свежих репортажей, которые красноречивее прочих говорят о беларусах, что за карточки получились бы? 

– Я бы распечатал что-то из фотографий с Купалья: ночь, люди в костюмах ищут папараць-кветку, никаких тебе торговых рядов, все настоящее. Я бы перебрал снимки с могилевского «Драник-Fest», куда пришло много людей с детьми и все были «свои». А еще – что-то, связанное с праздником, где собрались все мои близкие, они травят анекдоты, подкалывают друг друга и обижаются на меня за то, что я их фотографирую в моменты, когда они, как им кажется, не самые красивые.

 

 

Palina

артистка

 – Что из старой беларусской музыки ты слушаешь или слушала? 

– Не могу сказать, что я много слушала старой беларусской и она на меня повлияла, но помню, что уже в сознательном музыкальном возрасте на меня произвело впечатление вот это исполнение «Купалінкі» «Песнярами». Правда, своему ребенку из старого я не ставлю ничего. Дети вообще не очень любят, когда ты ставишь им свою музыку. Это сейчас среди подростков основной повод для драки.

 – Как твои родные старшего поколения воспринимают твою музыку? 

– Бабушка слушает мои диски. Любит спросить про тексты. В последнее время агитирует меня написать песню для TikTok.

 – У тебя есть какие-то важные традиции внутри семьи? 

– К определенному возрасту я столкнулась с кризисом очень многих своих взглядов и жизненных концепций. Некоторые вещи потеряли для меня смысл, и мне казалось правильным бойкотировать семейные традиции, если я больше не верю в их причины. Но потом я поняла, что придумать для себя новые смыслы – очень непростая задача, и такие крупные формы нельзя сочинить сходу. В традиционных семейных праздниках все-таки кроется успокоение: мир меняется, а бабушка стелет скатерть, достает холодец, пирожки и домашнее вино, и, наверное, совсем неважно, по какому поводу.

 

 

Илья Аксёнов

владелец бренда LSTR Adzieńnie

 

 – Предмет одежды, который традиционно соотносится с памятью, – вышиванка. Как смотришь на реверансы самых разных брендов в эту сторону? 

– Говоря о вышиванке, мы подразумеваем что-то связанное с народным искусством и традициями. Человек, который надевает вышиванку, делает это не просто так. Он декларирует определенные ценности, поэтому хочется, чтобы сама вещь выглядела классно – соотносимо этим ценностям. Вот почему я не люблю майки с принтом-орнаментом. Настоящая вышиванка – льняная, вышитая, скроенная и сшитая по канонам (хотя и переосмысленным под современного человека).

 

«Мне нравится, что люди надевают вышиванки на важные мероприятия, женятся и выходят замуж в народных костюмах»

 

Мне нравится, что люди надевают вышиванки на важные мероприятия, женятся и выходят замуж в народных костюмах. У норвежцев, например, есть особый день, когда они надевают национальный наряд – бунад. У нас что-то подобное можно наблюдать на фестивале «Камяніца»: туда приходят люди, которые тщательно продумывают наряды от головных уборов до обуви, потому что традиции имеют для них большое значение. Я такими людьми восхищаюсь.

 

 

Семейный конкурс фамильных деревьев продлится до 31 августа. Все, что нужно для участия: поделиться яркой семейной историей, украсить ее (по желанию) любимыми снимками и рассказать, почему ты хочешь создать фамильное дерево вместе с «Лидским квасом». Все подробности – на сайте lidskijkvas.by. Узнай каждый листок в пышной кроне своего фамильного дерева. «Лидский квас» – настоящий квас для искренних моментов с близкими.

 

Фото: из личных архивов героев, palasatka

Общество с ограниченной ответственностью «Пиар Куб»
УНП 192452588