Ян Попков: «Организация концертов – это лотерея»

С большой долей вероятности ты был(-а) на концерте, организованном Яном Попковым. Начиная с «ЛСП», с которыми он плотно работает уже много лет, и заканчивая бесконечным списком артистов самой разной величины: «Пасош» и Монеточка, Alyona Alyona и Pharaoh, Макс Корж и ATL – Ян ежегодно занимается большими концертами в Беларуси и за ее пределами, делая украинские туры и полноценные фестивали.

 

Наш карантинный разговор – о том, как устроить 50 концертов за одну осень, три из которых будут проходить одновременно. Об устройстве минской организаторской движухи, запарах на рэп-концертах, а заодно – несколько хороших историй и прогноз о том, что нас ждет после окончания ковидапокалипсиса-2020.

 


Первые концерты, влеты и знакомство с «ЛСП»

– Ты из Новополоцка. Что это за место?

– Гипермаленький город, но в свое время был достаточно движовый в плане клубов и вечеринок. Было четыре клуба, из Витебска приезжали тусоваться туда. В Новополоцке тогда проходили чемпионаты по брейкдансу, что-то Coca-Cola спонсировала. Была куча контестов, на роликах наша команда тоже лучше всех валила, много концертов проходило, фестиваль «Рок-кола». А потом люди стали уезжать в другие города и страны.

Как раз когда поехал учиться в Минск, неформальная движуха стала угасать. Сейчас там очень пусто, мне кажется. Из друзей-товарищей остался один одноклассник. Не особо часто там бываю, потому что живу в Киеве сейчас.

– Ты успел пожить и в Витебске. Как это получилось?

– Я учился в Минске, на пятом курсе надо было проходить преддипломную практику. Я обратился к своему товарищу из Витебска, поехал к нему. Мне тогда повезло: жил у них в офисе. А им под него отдали коттедж на берегу Двины, был там один.

– Когда и как начал организовывать концерты?

– Сначала я делал вечеринки, курса с третьего. Дабстеп, драм-н-бейс, фанк – в таком духе ивенты в Новополоцке. А на концерты перешел на пятом курсе. Первым привозом были «Песочные люди» в 2012. Потом друг за другом организовал мини-туры MC Xander и Rocky Leon. Такие бодрые чуваки, лайв-лупингом занимаются: я тогда загонялся этой движухой и стал их привозить, они как раз стрельнули «Вконтакте». Помню, что концерт Rocky Leon – первый, с которого заработал.

 

«Делать вечеринки – неблагодарное дело. Не помню, чтобы зарабатывал там большие деньги»

 

– А были влеты до этого?

– Небольшие на концертах «Песочных людей» в Витебске и в Минске, на минском концерте я у них за диджея был. А после первых заработков привез Смоки Мо – и влетел на 2800 евро. Потому что не всегда можно полагаться на свои вкусы в организации концертов.

– Было понимание, что ударишься в концертную сферу?

– Нет, скорее это были разовые акции. В какой-то момент открыл туристическую фирму в Новополоцке. Параллельно мутил концерты в Новополоцке, Витебске и Минске. Когда с «ЛСП» начал работать, полностью перешел на концерты и закрыл турфирму.

– Как познакомились с «ЛСП»?

– Писал Олегу: «Давай концерт в Витебске сделаю». Он отвечал, что пока рано, а потом сам вышел на связь и предложил сделать витебский концерт. Мне написал Илья Мамай с Booking Machine, они тогда работали вместе, – и пошло. Сделали выступление и начали работать. Концерт хорошо прошел, человек 300 было. Он был в битлз-клубе «Чердачок», трещал по швам тогда.

Нормально разобщались. Мы больше с Ромкой дружили тогда. Решили, что в России с ними будет работать Даниэль, а по остальной территории я. Закидывал оргам предложения: давайте работать на гонорар – все отказывались, уламывал поработать за процент. Потом вышел клип «Безумие», и чуваки, которые отказывались работать за гонорар, в итоге зарабатывали меньше, чем если бы работали на гонорар.

 

 

«С приходом карантина я немножечко выдохнул»

Макс Корж и «Тры чарапахi»

– С кем делал концерты за последний год?

– Сейчас открою календарь и буду говорить. «ЛСП», Макс Корж, Face, Little Big, Morgenshtern, еще ряд артистов – это за последний год.

– Звучит довольно напряженно.

– Да, это задалбывает. Мы брали мощный темп: делали по 50 концертов в сезон. Получается, что у тебя в субботу три концерта в разных городах. Приходится со всем разъ***ваться. Это приводит к масштабированию: нанимаем больше людей, делим зоны ответственности.

Мне поднадоело этим заниматься, потому что много стресса. Даже если ты хорошо делаешь свою работу, это не гарантирует успех. С приходом карантина я немножечко выдохнул. Больше обрадовался, чем расстроился. Хотя должно быть наоборот: мы перенесли 50 концертов. Это серьезно бьет по карману. Но у меня уже не хватало сил.

– Как со стрессом справляться?

– Если бы знал, я бы рассказал. Подсадил себе нервную систему. Меня сейчас легко вывести из себя мелочью, на которую не стоит обращать внимание. Потом парюсь из-за этого.

– Самая дикая история за последнее время?

– Мы делали концерт одному человеку. И команда этого человека решила сделать креативные пригласительные. Сделали его обнаженные фотографии на тортике и разослали блогерам, друзьям и так далее. Все стали фотографировать и выкладывать это в интернет. А концерт проходил на площадке, которая принадлежит известной Протестантской церкви, под которой ходит Джастин Бибер. Получилось, что на тортиках был логотип не площадки, а самой церкви. Мне часов в 11 вечера звонит руководитель площадки: «Что вы творите? Завтра придем к вам с адвокатами». В итоге все уладили, но было стрессово.

– Ты работал с Коржом. Что за это опыт?

– Делали ему концерты в Праге, Вильнюсе и Милане. В Вильнюсе после концерта был квартирник с фанатами, было прикольно. Думаю, это были киевские фанаты, которые приехали с бас-туром. После концерта с местными помощниками были в баре.

После этого дернули к фанатам. Макс с кем-то поехал на одной тачке, я позже на другой. Есть приблизительный адрес, на телефоне последняя батарейка заканчивается – и тут из окна слышим то ли «Тры чарапахi», то ли еще какую-то беларусскую песню в исполнении Макса. Поняли, что надо идти туда. Сидит Макс, вокруг фанаты. У него интересные отношения с аудиторией, тесно с ними общается. После минского концерта устраивал с ними огромный поход.

 

 

Минск vs Киев, благотворительные превратности

– Что такое Oddee?

– Это компания моего киевского компаньона, которая занимается digital-рекламой. Вместе открыли там концертное направление. Это мое главное место работы.

– Где ты сейчас живешь?

– Больше в Киеве. Мне везде комфортно, в Новополоцке тоже норм. Когда приезжаю в какое-то место, сразу хочу там жить. Оказался в Вильнюсе – было бы з**бись тут жить. Приезжаю в другое место – пожить бы тут. Прилетаю в Тайланд – прикольно бы тут жить. В Киеве круто, потому что больше свобод. Цены ниже практически на все. Круто с гастрономией, все разнообразно. Киев скоро будет около Берлином.

– А где находится твой дом?

– Все же в Минске.

 

«Когда приезжаю в какое-то место, сразу хочу там жить»

 

Идея artist.gives появилась еще до карантина, верно?

– Да. Мне предложили работать над похожим проектом с онлайн-концертами, только без благотворительности. Я подумал, что такой формат не будет работать, но может выйти, если переделать его под «концерты во благо». И он бы стрельнул, успей мы до короны. Сейчас получается, что это поле перенасыщено. 

– С вами работает Сергей Мудрик, музыкальный редактор «Вечернего Урганта». Чем он занимается?

– Мы с Серегой договорились, что он берет на себя букинг по России. Есть проблема: чтобы на кого-то выйти, нужно сперва сделать сбор денег. А так как юрлицо находится в Латвии, чтобы захватить всю Европу, возникают сложности в Беларуси и России. В наших широтах не так легко получить безвозмездную материальную помощь от иностранной компании. Поэтому ищем фонды, которые знают, как с этим работать.

В России происходили смешные ситуации. Я общался с фондом известной актрисы, не буду называть имя. Они решили, что не хотят принимать наши деньги на поддержку детей с онкологическими заболеваниями, если мы не будем делиться с ними контактами тех, кто жертвует деньги. Я ответил, что это не очень по закону. Идет диалог с этой женщиной: «Жаль, конечно, что вы не сможете делиться этой информацией». – «Подождите, я правильно понимаю: если мы не даем вам контакты людей, пожертвовавших деньги в фонд, вы не хотите, чтобы мы собирали средства на онкобольных детей?» – «Получается так». Это жестко.

 

 

«Какая-то мама вызвала милицию в Re:Public: "Сына не пустили на концерт Pharaoh"»

Концертная среда обитания: злые мамы, дерущиеся артисты, дружащие организаторы

– Организация концертов в Минске за последние пару лет стала легче или сложнее?

– Сложнее, чем раньше. Был период без «гастролек», потом был период, когда это была формальность. Делаешь пакет документов – и получаешь ее. Сейчас происходит хаотичная фигня: тебя могут развернуть, а кому-то дать «гастрольку» на этот же коллектив уже с другой возрастной категорией. Мне отказывали в удостоверении на группу «Комсомольск» на «16+», там две девочки безобидные песенки поют, а недавно был концерт Корнея Тарасова с ограничением «16+», кроме того что он нехороший человек, который профессионально кидает людей на деньги, он еще и х**вый рэпер. Сравните репертуар артистов – и поймете, о чем я (мы поверили Яну на слово. – 34).

– У тебя были случаи отмены концерта в последний момент?

– Нет, но было на грани с Pharaoh и концертом в Re:Public. Там просили повысить возрастное ограничение до «18+». Надо было проводить концерт в рамках закона, развернули на входе 300 несовершеннолетних и возвращали деньги за билет. Потом общались с бешеными родителями. Какая-то мама вызвала милицию в Re:Public: «Сына не пустили на концерт Pharaoh». Люди всегда думают, что они правы, когда что-то пошло не в их сторону. А там школьник купил билет на концерт, когда уже было известно, что он «18+». Понятное дело, что его не пустили. Я говорю: «Приходите потом, вам вернут деньги за билет». Школьник вызвал маму, она начала орать.

– Чем для тебя чревато, что Pharaoh ударил зрителя на концерте?

– Для меня – ничем. Скорее для него. Хотя по закону за все отвечает организатор. Но если бы парень заявил в милицию, юридически я был бы не виноват.

– А если артист уходит со сцены, как было с Big Baby Tape, когда к нему выскочили фанаты?

– У нас была похожая история с тем же Pharaoh. К нему вылезло порядка 50 человек, еле увели его. Это оговаривается заранее: кто-то вообще не против такого. Просто выставляешь охранников у сцены либо тур-менеджер за этим следит.

– Насколько минские организаторы общаются между собой?

– У нас их не так много, общаемся.

– Первые разы ATL в Минск привозил Старцев, потом начал ты. Был конфликт?

– Это случилось не по моей инициативе. Есть организаторская солидарность: ты кого-то привез в первый раз, у вас все хорошо прошло – артист остается работать с тобой. А там получилось так: мои партнеры делали ему тур по Украине, мне дали сделать Минск. Конечно, было какое-то недовольство, но мы это особо не обсуждали.

А так – есть в Минске один товарищ, который пишет жалобы в исполком, не хочу называть его имя.

– Судя по минским вечеринкам, есть ощущение, что люди ходят вообще на все. С концертами это работает?

– С вечеринками это не совсем так. Есть набор имен, которые собирают. Они конкурируют между собой – к ним ходят. Делать вечеринки – неблагодарное дело. Не помню, чтобы зарабатывал там большие деньги. Культура не так развита, как в соседних странах. Если к нам привезти крутого электронного артиста, будет хорошо, если на него соберется полторы тысячи человек. А в Киеве будет пять тысяч.

Хотели привезти Apparat в Беларусь, но это в жизни не окупится. Это математика. Gus-Gus приезжали в Минск пятьдесят тысяч раз, собирают свой косарь, а они суперпопсовые чуваки.

 

 

Почему организация концертов – лотерея, и что будет с индустрией после карантина

– Как ты выбираешь артистов для концерта?

– Они попадают в мое инфополе – мне кажется, прикольные ребята, почему не сделать?

– Делаешь концерты для себя, понимая, что будет влет?

– Были такие. Когда первый раз привозил Антоху MC, понимал, что он не соберет. Другой вопрос, почему он дальше стал работать с другими чуваками. Сделал ему два концерта: в Минске и Гомеле. Во втором случае пришло человек 40, это был бар «Квартирник», атмосферное кайфовое место на берегу реки. Но по эмоциям было супер.

– Когда влетал последний раз?

– У нас сейчас большой поток: что-то в плюс, что-то в минус. Главное, чтобы общий итог был положительным. Организация концертов – это лотерея: можешь думать, что кто-то выстрелит, а этого не случилось. А когда артист стреляет, просит такие деньги, что это невыгодно. По-хорошему, индустрия должна работать на процент, это честно.

– Был момент, когда артист собирал неожиданно много?

– Когда был концерт Miyagi & Endspiel. Один минский организатор пытался сделать большой рэп-фестиваль в «Чижовка-Арене». Тогда договорился с Miyagi & Endspiel на концерт, а они сказали, что пока ездят только по фестивалям. Решили, что до феста их не трогаю. В итоге туда они не попали, мы сделали концерт. Они были на резком взлете, в итоге собрали больше тысячи человек в Минске.

 

«Не всегда можно полагаться на свои вкусы в организации концертов»

 

– Что нужно сделать, чтобы полностью состояться в концертной сфере?

– Организовать концерт RHCP. А так мы уже провели большой фестиваль в Киеве, Kyiv Vibe City. Это был сложный проект с кучей нюансов, работала огромная команда. Раскачали его за пару месяцев. Логистика, переговоры, все состыковать – гора моментов.

Когда понимаешь, что вот, конец, – чувствуешь кайф. Помимо фестиваля по сторонам было три концерта. 6 декабря был концерт Alyona Alyona в Киеве. На следующий день фестиваль там же, а потом – сольный концерт Morgenshtern в Одессе.

Проводим фестиваль, после него надо отправлять артистов дальше, а Morgenshtern едет в Одессу. Там в четверг был траур после пожара в местном колледже. И Зеленский ближе к ночи субботы объявил всеукраинский траур. Мне звонит подрядчик: «Ян, а концерт вообще будет? Тут траур объявили». Площадка говорит, что все в порядке, просто сделайте минуту молчания. А Алишер вышел и высказался: «Минута молчания – это лицемерие. Давайте сделаем минуту крика, почему в колледже не проверяли пожарную безопасность». Это заканчивается очень плохо: прибегают националисты, поджигают колеса возле клуба. Звонят, угрожают, зовут на «стрелку». А там огромные лысые чуваки – стремно, не знаешь, что у них в голове. А я как раз хотел отдохнуть после фестиваля. Но закончилось все нормально.

– Самая дикая просьба в райдере, что ты видел.

– У меня таких не было. Иногда включают разную чушь, чтобы проверить, читаешь ли ты вообще райдер. Был артист, который просил включить в райдер фитнес-батончики, которые продаются только в Киеве, а концерт был в другом городе. За пару дней заказывать.

– Лучшие концерты, на которых ты был.

– «РСП» в битлз-клубе «Чердачок» в Витебске. В прошлом году был на выступлении Gogol Bordello на Zaxidfest – отлично потусовались. У них идеально отстроенное выступление. Вот у фронтмена заканчивается вино на сцене, он просто протягивает руку – и там сразу новая бутылка. И, наверное, концерт Moderat в Киеве на вертолетной площадке.

– Что будет с индустрией после карантина?

– Есть вероятность, что будет полная жопа. Все стараются переносить мероприятия на осень: там будет мясо из концертов. Думаю, будут собирать только самые топы. Мелкие и средние концерты либо уйдут, либо будут влетные.

Фото на главной: by Wayonephoto

«СФЕРА»: танцы на крыше, танцы на корабле

«СФЕРА»: танцы на крыше, танцы на корабле

Две очень летние вечеринки. 

Тест: как ты разбираешься в новой беларусской музыке?

Тест: как ты разбираешься в новой беларусской музыке?

Любишь беларусскую музыку? Докажи.

Все, баста! Как прошел последний «Рок за Бобров» на «Боровой»?

Все, баста! Как прошел последний «Рок за Бобров» на «Боровой»?

Прошел главный фестиваль минского лета – мы там были и все зафиксировали.

Бакей и его экстренное перерождение

Бакей и его экстренное перерождение

Большой разговор о концертах, музыке, деньгах, счастье и будущем.

13 лучших треков июля

13 лучших треков июля

Забирай лучшие треки месяца в плейлист.

Группа IC3PEAK все-таки выступила в Минске. Как это было?

Группа IC3PEAK все-таки выступила в Минске. Как это было?

Группа победила все запреты и собрала Re:Public.

34 Mixes #13: Максім Шумілін

34 Mixes #13: Максім Шумілін

Традыцыйны летні мікс ад Максіма Шуміліна.

Будьте так бобры. Как делают главный минский фестиваль этого года?

Будьте так бобры. Как делают главный минский фестиваль этого года?

Почему Little Big – это рок? Какая группа попросила 3,5 миллиона евро за выступление? Когда «Рок за Бобров» растянется на все выходные?

Что слушает Awlnight?

Что слушает Awlnight?

Рэп, соулфул-хоп и неосоул: узнай, что еще слушает Дмитрий Лукойть aka Awlnight.