Как устроена рейв-сцена в Санкт-Петербурге?

В 1991 году в Москве буквально за неделю до распада Советского Союза прошла первая техно-вечеринка Gagarin Party. С того момента началась история рейв-движения в России. После закрытия клуба ARMA17, который долгое время являлся визитной карточкой, эпицентром клубной жизни стала Северная столица страны. Приехав в Санкт-Петербург, я встретилась со своим коллегой из журнала Mixmag Russia Егором Лапшовым, аматором техно и своим человеком в клубной жизни города, который рассказал про главные места и события рейв-движения в Санкт-Петербурге.

 

 

Егор Лапшов

 

Рыбные места Петербурга

 

 – Можно ли сказать, что Питер – это столица рейв-движения в России? 

– Думаю, что Питер смело можно назвать рейв-столицей Восточной Европы. Столько мероприятий и такой обширный промоутерский состав, как в нашем городе, вряд ли представлены где-то еще в постсоветских странах. И Питер по-любому клубная столица самой России. Такого обилия мест нет нигде по словам прежде всего артистов, которые к нам приезжают. Если у нас проходит масштабный фестиваль, а проходят они достаточно часто, то много людей приезжают из регионов и даже из Москвы. Там такого уже нет, особенно после отмены Outline.

 

 

 – Какие главные места в Петербурге? 

– У нас есть феномен Конюшенной площади, она находится рядом с церковью Спас на крови. Уже 4-5 лет там сконцентрировано несколько мест различной музыкальной направленности. Самые трушные из них, которые являются если не лучшими, то входят в топ-5 клубов России, – это Mosaique и Stackenschneider. Последний особенный тем, что там никогда не брали плату за вход. За всю историю только на открытии, 5 лет назад, нужно было платить. Это такое супердемократичное место со строгим фейсконтролем. Там никогда не было крутых привозов, но там могут выразить себя современные российские артисты. Сравнимо с берлинскими аналогами на 100%.

 

«Рейв-культура намного меньше, уже и сложнее. Это более камерное сообщество, где проще стать известным»

 

Mosaique сам по себе побольше, и туда возят известных артистов, но там моложе публика, прям самые юные рейверы.

Если говорить не только про клубы, а площадки, то есть место DOT на Васильевском острове. Но оно сезонное: летом открывается на крыше с видом на финский залив, а зимой работает в формате клуба. Правда, оно далеко от всего, поэтому если ехать, то только зная, на кого.

В Питере постоянно открывается что-то новое и закрывается, но Mosaique и Stackenschneider – места, проверенные временем, DOT второй год работает. Это если говорить про клубы и вечеринки.

 

 

 – А промо-команды? Кто делает самые крутые вечеринки в Петербурге? 

– У нас есть две крупные группировки: M_Division и Roots United. Первые больше про дарк-техно, индустриальность и эксперимент. Например, на одном из фестивалей в 4 утра они посреди сета включили классическую музыку Баха, и люди просто слушали. В 4 утра. Тысячи человек. Было довольно-таки мрачно.
 
Roots United делают самые крутые, после закрывшегося Outline, фестивали. Каждое лето они устраивают фестиваль электронной музыки Present Perfect в Музее уличного искусства, раз в два-три месяца – рейв из серии Off. Там уже более дружественная атмосфера, более светлая, более понятная лично мне.

Еще у нас есть летний проект на крыше Hi Hat, которым занимаются ребята из промо-команды Special Case. Они уже пятый год привозят очень крутых артистов, как правило, более популярных, чем в Mosaique, Stackenschneider и DOT. Они делают ставку на узнаваемость артистов и громкие имена, но иногда уходят в гламур. Собираются не рейверы, а модники. И у них жесткий фейсконтроль.

 

 

Культурный ренессанс

 

 – На каком уровне сейчас находится рейв-культура в Петербурге? Тяжело ли ей конкурировать с модными тенденциями со стороны, например с рэпом? 

– Как правило, публика не пересекается. Та аудитория, которая пойдет на концерт Гнойного, вряд ли не знает, что такое Arma и Outline, но это просто разные люди, разные вещи, которые никак не конкурируют. Рейв-культура намного меньше, уже и сложнее. Это более камерное сообщество, где проще стать известным. Это менее коммерциолизированная индустрия, чем рэп или попса. Как современное искусство. Единственное, с чем может конкурировать клубная культура и электронная музыка, это спорт.

 

 – Что ты имеешь в виду под спортом? 

– Футбол. Например, если бы я проводил мероприятие, я в любом случае не делал бы его в дни крутых матчей. Тут много фанатов, и это реально может повлиять на посещаемость, хоть и стыка культур нет.

 

 

 

 – Кто те люди, которые приходят на рейв-вечеринки? Можешь описать их? 

– Как человек, который слушает такую музыку чуть ли не с детства, я вижу, когда люди приходят послушать музыку и понимают, за чем идут. Как правило, на больших мероприятиях, на которые приходят по полторы-три тысячи человек, для большинства это показатель того, что они в теме, подтверждение их социального статуса. Рейв-культура и вообще техно стали очень популярны буквально за последние два года. В России такого точно раньше не было. Для многих это мода, многие идут показать себя, посмотреть на других, социализироваться, но без этого никак. Когда что-то становится популярным, все начинают за этим гнаться. Посмотри на школьников, которые забегают в 1703, где снимают Versus. В любом случае будут глорихантеры, если футбольным языком говорить.

Средний портрет – это молодежь от 16 до 25 лет, так как это всегда связано со студенчеством. На рейве как на улице – ты можешь увидеть всех.

 

 – Чем именно рейвы в Питере отличаются от рейвов в других постсоветских или европейских городах? 

– Во-первых, всегда нужно думать о мостах. Если ты не думаешь о мостах, можешь просто пропустить свой рейв и потеряться.

Во-вторых, на рейв-культуру Петербурга накладывают отпечаток креативность и творческое наследие города. Например, где ты еще увидишь рейв во дворце XVIII века? У нас бывают вечеринки классической музыки. То, что происходит сейчас в Питере, – подобно ренессансу. Можно даже сравнить наше время с русским авангардом начала ХХ века. Одна из моих теорий – про спираль времени. Сейчас происходит возрождение индустриальной эстетики.

Тем не менее рейв-культура у нас – все еще новое явление. Например, в том же Берлине сотни техно-клубов, и ты уже никого ими не удивишь. Тут публика готова к открытиям, к чему-то новому. Самые крупные рейвы у нас проходят без привозов известных артистов.

 

 

 

 

 

«Всегда нужно думать о мостах. Если ты не думаешь о мостах, можешь просто пропустить свой рейв и потеряться»

 

Власть и рейвы

 

 – Какие бывают сложности в организации вечеринок? 

– Никаких гарантий. В Москве в середине и конце 2000-х ARMA17 были самыми известными российскими клубом и промо-командой за рубежом. Это был бренд для всех, кто как-либо связан с клубной культурой. Где-то пару лет назад у них начались проблемы. В 2014 году они провели большой фестиваль Outline, и все было нормально. В 2015-м они собрались провести его еще раз, уже пригласили огромное количество артистов, десятки мировых звезд. Все это было согласовано, привлечено множество арт-проектов, художников и прочего. Ожидался самый масштабный фестиваль, скажем, за последние 10 лет. Но за пару дней до мероприятия правоохранительные органы наглым образом запретили его проводить, когда уже все билеты были проданы. С тех пор в Москве начались проблемы. ARMA17 после пытались делать обычные мероприятия, но их просто блокировали. Буквально прошлой весной они решили в последний раз организовать рейв в Питере. В ночь перед мероприятием приехали ОМОН, нацгвардия и сказали, что они здесь ничего не будут проводить. Есть даже запись этого разговора.

К моему удивлению, прессинг со стороны властей не дошел до Петербурга. Ребята, которые организовывают вечеринки M_Division и Roots United, говорят, что у них все отлично. Ни один из Off или Present Perfect не закрыли, до сих пор работают Mosaique и Stackenschneider. Все не понимают, как и почему, но власть закрывает глаза. Поэтому все так круто: они не лезут. Но я также не удивлюсь, если следующее крупное мероприятие будет сорвано. Никаких гарантий нет, потому что это наша власть.

 

 

В чем сила техно, брат?

 

 – Как ты думаешь почему рейв-вечеринки снова становятся популярными в России? Мне всегда казалось, что рейв – это всегда ответ на внешние социальные настроения, как, например, в Германии. 

– Я тоже изучал этот вопрос. Если говорить про Германию, то это легко объясняется. Во-первых, многие технологии развивались еще со времен Третьего рейха и после войны. Каждый немецкий гопник мог купить себе звукозаписывающую установку. Берлин стал столицей техно, потому что в тот момент там открылось огромное количество никому не нужных площадей, а власти города хотели их чем-то занять. Получить разрешение на открытие клуба было элементарно: ты говоришь, что будешь что-то делать на заводе, это будет приносить бабки. Поэтому они так расплодились, плюс подушка из технологий, которая всегда была в Германии.

 

«Каждый немецкий гопник мог купить себе звукозаписывающую установку»

 

Почему Питер? Я это связываю с тем, что за последние два года Питер стал единственным местом в России, где можно хотя бы что-то делать. Не могу сказать, с чем именно связан ажиотаж, думаю, с каким-то мировым подъемом. Продажи винила в этом году впервые достигли уровня 1998 года.
 
Это вряд ли связано с политикой, но в то же время тесно с ней переплетено. У человека, который однажды сходит на хороший рейв, тот же Present Perfect или Off, и увидит весь этот антипод гламуру, всему новостному и эстрадному – то, что не показывают по телевизору, – меняется сознание. Ты начинаешь понимать, что мы – это часть глобализированного мира.

 

 – Тогда чисто питерский вопрос: в чем сила техно, брат? 

– Техно – это свобода выражения. Клубная культура позволяет тебе оставаться собой и дает свободу. И в тоже время дает понять, что ты не один. Она тебя и раскрепощает, и социализирует. Можно много рассуждать о том, что техно – это жесткая музыка, мрачный уход от реальности и прочее. Но я не думаю, что многие люди, которые приходят на рейвы, хотят прям забыться. Это просто новая культура, современное искусство. Техно –это в любом случае про постиндустриализм и свободу от рамок и канонов.

 

Фото by Ivan Chernov (Resident Advisor), Elizaveta Meduneckaya

КАМЕНТАРЫ (6)

Андрiй
Андрiй | 6.12.2017 01:28

Очень интересно, сразу захотелось в Питер!

Иван
Иван | 6.12.2017 16:37

Сразу видно, что какая-то псина интервью давала

23
23 | 6.12.2017 18:19

о рэйве и техно музыке этот человек не знает ничего... однобокое видение коммерческого говна для малолетних хипстеров

Оползень
Оползень | 6.12.2017 18:29

И откуда вы, такие долбоебики, вылазиете?

Елена
Елена | 6.12.2017 18:29

спасибо за интервью, обширно и понятно, как раз еду на новый год.

 Игорь
Игорь | 6.12.2017 20:49

А реально морда песья у этого «эксперта»

Каментаваць


Планета Mustelide

Планета Mustelide

Наташа Куницкая – о новом альбоме, резиденции OneBeat и бродяжничестве музыкантов.

34 Mixes #7: Munguugnum

34 Mixes #7: Munguugnum

Шчыльны націск тэхналагічных ламаных бітоў ад менскага аракула кіберклабінгу.

Музыкальный толковый словарик. Выпуск #2

Музыкальный толковый словарик. Выпуск #2

Группи, гострайтинг и риддим – пачка новых терминов, которыми пользуются в музыкальной тусовке.

Piarshak goes party!

Piarshak goes party!

Запускаем новы сезон вечарын ад 34mag. Знудзіў(ла)ся па хэнговеру? Вось ён!

Плэйлісты музыкантаў: Рома Жыгараў з Akute

Плэйлісты музыкантаў: Рома Жыгараў з Akute

Скарбонка з музычнымі падарункамі ад галоўнага магілёўскага мінезінгера.

Как выбрать наушники за $10, $20 и $850?

Как выбрать наушники за $10, $20 и $850?

Базовый туториал по выбору портативных музыкальных спутников.

Педикюр-панк группы «Пасош»

Педикюр-панк группы «Пасош»

Алексей, винишко-угги и дебильные клички в группе – берем интервью у главной «надежды русского панка».

34 Mixes #6: Stereobeaver

34 Mixes #6: Stereobeaver

Парад вінілавых міксаў працягваецца. Сустракай – апалагет «Хэнговераў», містар Stereobeaver!

Семь лучших музыкальных документалок на IDFA 2017

Семь лучших музыкальных документалок на IDFA 2017

Шедевры музыкальной документалистики на крупнейшем кинофестивале Европы.