Планета Mustelide

Второй альбом Mustelide «Spi» вышел весной 2016 года. После этого беларусская электронщица объездила массу фестивалей, поучаствовала в арт-резиденции в Штатах. Мы встретились с ней как раз после ее многочисленных вояжей, но до того, как она засядет за студийную работу, и обсудили с ней новый альбом, полезность шоукейсов и Минск, который будто бы сошел с желтых страниц старых сюрреалистичных романов.

 

Вскрыть подкорку

 

 – В эту субботу у тебя концерт в Минске 

– Да, это остаточное явление, так сказать, в моей истории болезни, потому что я подсела на туры и приключения и уже не могу по-другому. Это сильно отвлекает от музыки, поэтому это мой последний концерт в ближайшее время. Я решила зимой максимально отказываться от всех предложений, не организовывать ничего самой, чтобы заняться новым альбомом, тем более у меня много разного материала, эскизов, вдохновения и энергии.

 

 – За последние полгода ты много путешествовала, много где выступала, съездила в Америку на OneBeat. Что из этого больше всего запомнилось? 

– Знаешь, памяти хватает только на последнюю неделю: я открываю фотографии в мобильном и вспоминаю, что у меня когда было. Это были классные летние фестивали: Stereoleto, Atlas Weekend, Freaky Summer Party, Synthposium, «Дикая мята», несколько фестивалей в Польше. Это были поездки в места, в которые я совсем не ожидала попасть: концерт в Южно-Сахалинске, вторая поездка в Штаты (предыдущий раз мы ездили в американский тур с «Серебряной свадьбой»).

 

«Я наивно полагала, что смогу делать музыку в турах: купила себе ноутбук, взяла звуковую карту…»

 

 – Как это повлияет на проект Mustelide? 

– У меня готова новая песня, уже давно хочу ее выпустить, называется «Наноантенна». Кто-то уже слышал ее на концертах. Песня, собственно, посвящена тому, что внутри меня встроена этакая наноантенна. Вообще устройство предназначено для альтернативного получения энергии из солнечного света, а в моем случае – из новых городов, новых людей. Я все это в себе коплю и в виде музыки и текстов возвращаю. К песне я самостоятельно монтирую клип, но из-за насыщенного режима никак не могу закончить.

 

 

 – Что это будет за видео? 

– В поездках я везде снимала, и за последний год собралось очень много кадров, из которых я хочу сделать видеонарезку. Это, конечно, банальная история, но каждый артист должен иметь видео из тура.

 

 – Ты говоришь, что готова засесть за новый альбом. Расскажи про него. 

– Меня всегда терзают сомнения по поводу звука: всегда хочется чего-то нового, хочется удивлять саму себя. Когда я не напрягаюсь, может получиться попсовый трек. Для артиста в общем-то и хорошо иметь попсовые треки, которые всем нравятся и заедают в голове. Но в то же время хочется поэкспериментировать, вскрыть свою подкорку и капитально там покопаться, провести обстоятельный психоанализ с помощью музыки.

Помимо «Наноантенны», которая, как мне кажется, получилась попсовым тречком, будет песня, записанная в рамках OneBeat c кенийским музыкантом Рапасой Отьено. Он играет на совершенно разных инструментах, которые я впервые видела в жизни, но больше всего меня вдохновила ньятити – семиструнная лира из Западной Кении. Песня, собственно, ей и посвящена. В ней Рапаса поет на суахили и играет на ньятити, а я пою по-русски. Трек тоже готов и скоро выйдет синглом.

Альбом я начну с чистого листа, у меня уже есть кое-какие наработки, но, если честно, мне надо просто выдохнуть, немного отдохнуть и, не отвлекаясь, взяться за новый материал. Я наивно полагала, что смогу делать музыку в турах: купила себе ноутбук, взяла звуковую карту… Но в моем случае это оказалось невозможно: ведь столько всего хочется попробовать, столько интересных людей, с которыми хочется пообщаться, столько отвлекающих факторов. В общем, я не могу писать музыку в турах.

 

 – Как ты считаешь, Беларусь – это хорошее гнездо, где можно высидеть альбом? 

– Где угодно может быть это гнездо. В Беларуси это можно сделать, потому что здесь меньше отвлекающих факторов. Но у меня была идея уехать в какое-нибудь странное или теплое место. Я подумывала про Вьетнам либо Берлин.

 

 

Музыкальная резиденция в Штатах

 

 – Как ты попала на OneBeat

– Еще в прошлом году я хотела подавать заявку, но не успела: как раз была в каком-то туровом угаре. В этом году уже записала себе в список дел и ответственно заполнила заявку. Подала и забыла, особо не парясь по этому поводу. Потом пришел ответ, что меня берут.

 

 – Какие были критерии отбора? 

– Было около 4 тысяч заявок, из которых выбрали 25 человек из 17 стран мира. Цель OneBeat 2017 года – влиять на окружающую среду с помощью музыки. Эта миссия и легла в основу критериев. Как я поняла по людям, которые там находились, выбирали максимально открытых музыкантов, людей, которые активны и много делают для своего окружения.

 

 

 – Чем вы занимались на проекте? 

– У нас было много активностей, связанных с влиянием на окружающую среду: мы озвучивали скейтерский парк; в Форт-Коллинсе построили урбанистический купол, внутри которого разложили синтезаторы, электронные штучки, фрукты, на которых тоже можно было играть. Любой желающий с улицы мог подойти и начать импровизировать вместе с нами. Также мы постоянно давали концерты как в больших театральных залах, так и в маленьких барчиках. Каждое выступление заканчивалось чем-то похожим на то, что происходит в сектах: всю публику дико колбасило, несмотря на то что никакой религии там не было.

Три первых недели мы жили в Caldera Arts Center в Орегоне среди гор и лесов, где не было цивилизации, интернета и магазинов. Мы много экспериментировали, максимально погружались в музыку. Нам не нужно было думать о питании или о том, где жить. Три недели мы как дети исследовали мир заново: улюлюкали, занимались медитациями, джемили с лесом. Все было направлено на то, чтобы снять барьеры, избавиться от блоков и раствориться друг в друге и в музыке.

 

«Три недели мы как дети исследовали мир заново: улюлюкали, занимались медитациями, джемили с лесом»

 

Много времени мы посвятили такой штуке, как sound painting. В этом нам помогал Шазад Измаиль – продвинутый музыкальный гуру, звукоинженер и басист, работавший в свое время с Лу Ридом, Томом Уэйтсом и Лори Андерсон. С помощью системы специальных знаков любой желающий мог использовать всех других как музыкальные инструменты и с помощью этих знаков показывал без слов, что, когда, кому и как играть, выстраивал композицию в реальном времени. Можно было задать длительность нот, сменить партию, сделать луп, изменить громкость, темп, объединить музыкантов в группы. По сути ты становился человеком-секвенсором.

 

 – Что нужно было сделать по итогу резиденции? 

– Организаторы нам сразу сказали: «Ребята, расслабьтесь, получайте удовольствие». Программу создали и получили на нее финансирование от госдепа США нью-йоркские ребята из Found Sound Nation. А они свои в доску: продюсеры и музыкальные дизайнеры, которые с нами все время импровизировали, что-то записывали – максимально принимали участие. По итогу, я так понимаю, выйдет компиляция музыки, созданной там.

Недавно OneBeat был в Казани – небольшая резиденция на неделю, одним из кураторов которой выступил Антон Маскелиаде. Я хотела бы тоже сделать что-нибудь такое в Беларуси. Эту идею можно распространять и пользоваться поддержкой материнского проекта.

 

 

 

 

 

 

 

 

«Главное – это найти доступ к тем людям, которые занимаются фестивалями»

Как вести себя на шоукейсах

 

 – После OneBeat ты поехала в Будапешт на шоукейс-фестиваль BUSH. Что это за фестиваль? 

– Это новый шоукейс. В прошлом году он проходил впервые. Я уже знала организаторов: когда-то давно они мне написали в интернете и предложили заключить контракт на использование моей музыки в кино, вы рассказывали в статье об этом. Шоукейс мне понравился: он небольшой, уютный, с очень модным дизайном. Масштабы не настолько большие, как у Tallinn Music Week, но это и хорошо, потому что на таких шоукейсах можно сконнектиться со всеми делегатами лично. Я нашла в себе силы и перед выступлением пошла с утра на конференцию, на утренний фуршет и со всеми старалась пообщаться и пригласить на концерт. Делегаты на это хорошо реагируют, им приятно, что артист их лично приглашает. Советую другим музыкантам взять на заметку: не бояться, подходить даже с брошюркой, показывать, когда и где у тебя выступление. Они реально не знают, куда им идти, и большинство музыкантов им неизвестны. На выступлении я видела, что половина из тех, кого я лично приглашала, пришли.

 

 – Как ты считаешь, шоукейсы – это какая-то параллельная история для музыканта либо это шаг к более крупным, коммерческим и непрофильным фестивалям? 

– В какой-то момент мне стало казаться, что эти две истории не пересекаются. Однако шоукейсы создают определенную репутацию артисту: ты прошел отбор, в портфолио видно, в каких ты участвовал шоукейсах, поэтому у тебя больше шансов попасть на другие классные фестивали. Очень много артистов, музыки, для организаторов разобраться бывает сложно. Хорошо, если у артиста есть лайф-видео, клипы, релизы плюс участие в фестивалях, в том числе в шоукейсах. Совершенно любые могут сработать вещи. Главное – это найти доступ к тем людям, которые занимаются фестивалями. А пути могут быть разные.

 

 

Рэп, хайп и мимолетность

 

 – В рамках Jager Music Awards ты записала совместный трек с подмосковными рэперами Sabbat Cult. Как вы с ними познакомились? 

– На Jager Music я подавалась в прошлом году, но ничего не выиграла. В этом решила ничего не делать, но организаторы сами написали, предложили такую коллаборацию. Мы пообщались с группой через интернет (я тогда была в Штатах), обсудили видение композиции – и я им просто отправила мультитрек на сведение. С удовольствием свела бы сама, у меня было свое видение, но подумала, почему бы и нет.

Интересная получилась коллаборация. Я только открыла для себя рэп-мир и поняла, какая сейчас огромная движуха вокруг этого. Я выкладываю свой альбом и получаю 100 лайков. А тут выходит трек и за один день набирает 1000 лайков. Это какой-то другой мир. Может, и мне рэпчик начать читать…

Понятие «сейчас» – очень относительное, потому что это «сейчас» длится максимум неделю. Я, например, на два месяца уехала, не следила ни за чем и поняла, что немного выпала из того, что актуально. Что-то хайповое продержится месяц – затем герои сменятся новыми героями, поэтому есть ли смысл за всем этим следить?

 

 

 – Что делать в этой ситуации? 

– Надо максимально заняться своей планетой, своим миром. Быть собой, понять, кто ты. Это нелегко и на это уходит много времени. Когда ты раскрываешь свою индивидуальность, происходят волшебные вещи. Если ты пытаешься за чем-то угнаться, то становишься неуверенным в себе, неестественным, и все превращается в какую-то подливу.

 

 – Соотносишь ли ты себя с определенной музыкальной сценой? 

– Нет, Mustelide – это отдельная планета, которая существует в галактике таких же интересных планет. Некоторые планеты дружат между собой, некоторые не очень, какие-то далеко друг от друга, какие-то ближе. Я не чувствую, что принадлежу к какой-то конкретной тусовке, но со многими ребятами дружу, уважаю и интересуюсь их творчеством.

 

 

 – У тебя кассетный плеер. Что ты слушаешь? 

– Я слушаю группу Mango Light. Мне этот плеер и кассету этой группы подарил один музыкант в Штатах. Я так счастлива наконец-то заиметь плеер. Интересное чувство: снова послушать с него музыку. Собственно, у меня так и начиналась музыкальная. У родителей на кассетах я слушала «Любэ», потом были Hi-Fi. Офигенная группа! Я думаю, что на меня они немного повлияли.

 

«Если ты пытаешься за чем-то угнаться, то становишься неуверенным в себе, неестественным, и все превращается в какую-то подливу»

 

 – Как тебе Минск после двух месяцев отсутствия? 

– В Штатах я часто бывала в секондах, где много старых книжиц в жанре фантастики с сюрреалистичными картинками. Минск – как будто бы оттуда, с запахом старины. Не такой, как в Будапеште, а как в книжицах с желтыми страницами.

 

 – Чувствуешь ли ты себя кочевником? 

– В последнее время я себя стала чувствовать бродяжкой, но мне нравится это состояние. В юности, еще до того, как я стала играть в «Серебряной свадьбе», я боялась перемен, самостоятельно что-то делать, боялась потеряться. Когда я начала намеренно погружать себя в приключения и сложности, то начала чувствовать себя суперженщиной, которая может рассчитывать только на себя. И так от этого хорошо! Поэтому чувство кочевника мне доставляет удовольствие.

 

 – Без рамок легче или сложнее? 

– Мне легче.

 

 

В эту субботу, 9 декабря, в 19:00 в «Хулигане» пройдет концерт Mustelide. Кроме Наташи, на концерте выступят молодые инди-банды Dlina Volny и «СОЮЗ». Подробности здесь.

 

Фото – Виолетта Савчиц

КАМЕНТАРЫ (0)

Каментаваць


Чего ждать от Jager Music Awards в этом году?

Чего ждать от Jager Music Awards в этом году?

Объясняем, почему это круто и чем премия так хороша для молодых музыкантов.

Рейв под водонапорной башней: как это было?

Рейв под водонапорной башней: как это было?

Сходили на техно-фестиваль, где на пять танцующих было по фотографу(-ке).

Как сделать классный концерт: 15 подсказок от профи

Как сделать классный концерт: 15 подсказок от профи

Краткая инструкция по организации отменного гига.

15 мобильных приложений для создания музыки

15 мобильных приложений для создания музыки

Willkommen bei Drezden: новый сольный проект Сергея Михалка

Willkommen bei Drezden: новый сольный проект Сергея Михалка

Послушай дебютный альбом прямо сейчас на «Пяршаке»!

15 крутых документалок о музыке

15 крутых документалок о музыке

Собрали пачку добротных видеоисторий для меломанского вечера.

40 часов рейва: как прошли именины «Бассоты»?

40 часов рейва: как прошли именины «Бассоты»?

Большой фотоотчет с четырехлетия «Бассоты» – главного летнего рейва.

34 Mixes #11: Максім Шумілін

34 Mixes #11: Максім Шумілін

Няспешны, расслаблены вайб і думкі пра адыходзячае лета – у вінілавай спэшл-падборцы беларускага фатографа Максіма Шуміліна.

Главные концерты осени

Главные концерты осени

На кого, куда и почем можно сходить грядущей осенью?