Минский стиль Никиты Мастяка

Недавно стало известно, что российский рэп-лейбл Respect Production, в рядах которых числится Макс Корж, подписал контракт с еще одним беларусским исполнителем – Никитой Мастяком. По случайному совпадению мы как раз готовили с ним первое полноценное интервью. Минский фрешмен, участник команды «погода огонь» – о знакомстве с Влади, минском стиле и музе, которая вдохновляет его на все новые успехи.

 

Это Мэйс, yes!

 – Как долго ты занимаешься музыкой? 

– Свою первую демку я записал в 14 лет, восемь лет назад: взял микрофон от наушников, программу Audacity, которая до сих пор весит два мегабайта, бит Лил Джона и попытался сделать что-то путное. Кстати, именно в этой демке я сказал что-то в духе «Это Мэйс, yes!», и вот это «yes» тянется до сих пор – я так даже свой последний альбом назвал.

 

 

 – Теперь у тебя свои биты? 

– Да, со временем стал писать их самостоятельно. Просто с битами все время были проблемы: либо ты качаешь их из сети, либо тебе их кто-то пишет, и пишет так, что итоговый результат тебе не нравится. В итоге я начал делать биты не из-за того, что мне это нравится, а за тем, чтобы у меня был больший выбор. Теперь мне не стыдно за то, что я делаю, хотя до сих пор неуверенно себя чувствую в качестве битмейкера.

 

 – Как ты увлекся хип-хопом? 

– В десять лет мне крестная подарила плеер с кассетами с самой разной музыкой. И там был хип-хоп типа тех же The Black Eyed Peas – я уже тогда понял, что влюбился в эту музыку.

 

 – Свой фирменный флоу ты тоже выработал в детстве? 

– Я никогда ни на кого не ориентировался, а просто старался делать все максимально качественно: и в плане музыки, и в плане текстов. У меня есть любимые рэперы, но я не могу сказать, что я на них ориентируюсь. Есть кумиры: тот же Game, которого я люблю с детства, Tech N9ne и Kanye West, но я не копирую их стиль. С большего я даже слушаю не рэп. Например, позавчера я накачал старых песен Майкла Джексона, хожу и кайфую. Ну а мой любимый альбом – это «Humanz», который Gorillaz выпустили в 2017-м.

 

 

«Я заглядываю в личку VK, а там сообщение от Влади висит: “Привет! Приезжай в Москву, будем знакомиться”»

Контракт с Respect Production

 – Ты читаешь: «Родителям билеты на море купить за деньги с любимого дела». Получается ли у тебя зарабатывать с музыки? 

– Стало получаться после того, как появился продюсер. Со строчкой дела обстоят так: Элвис купил своей маме розовый кадиллак, и у меня есть похожая мечта. Организовать маме какой-нибудь дорогой подарок – это первое, что я сделаю, когда разбогатею.

 

 – Кто твой продюсер? 

– Влади из «Касты», глава лейбла Respect Production. В августе он увидел мой последний альбом на The Flow, выразил респект – и после этого связь прервалась. А потом была интересная история: в канун Нового года вышел «вДудь» с Петровым (российским актером. – ред.), и Петров говорит, мол, верьте в новогодние чудеса, они исполняются. Я заглядываю в личку VK, а там сообщение от Влади висит: «Привет! Приезжай в Москву, будем знакомиться». В январе я поехал на лейбл, обсудил с Влади планы на будущее, нашел точки пересечения. Позже мне отправили контракт, я его прочел – и поехал на лейбл подписывать доки. Сейчас каждый день пишу музыку – жесткий рабочий график.

 

 – Страшно было открыть двери студии и обнаружить там Влади? 

– Каждый раз я приезжал на лейбл раньше, чем он. Приезжал – и ждал. А когда уже двери открывались, я понимал, что сейчас будет встреча. Я на лейбле меньше месяца, но полностью всем доволен.

 

 – Когда ждать новый альбом? 

– Или в конце этого года, или в начале следующего. Уже есть название и краски, которые я буду в нем использовать. Хочу, чтобы эта пластинка получилась цельной. Естественно, до этого будут выходить синглы – «затихать» не буду.

 

 

Муза Мастяка

 – Ты работаешь с Владом Беловым (CokeBoy) в «погоде огонь». Как вы познакомились? 

– Мы вместе поступали на актеров в Академию искусств. Сначала я познакомился не с самим Владиком, а с девочкой, которая ему помогала. Она узнала, что я читаю рэп, и сказала, что ее друг тоже читает рэп. Так мы познакомились с Владиком вплотную. Показывали друг другу свои песни, записали совместный трек, потом он мне клип снял. А «погоду огонь» мы придумали года два назад – теперь видимся чуть ли не каждый день.

Проучился я, кстати, всего полгода: сделал выбор в пользу музыки, а не ежедневной учебы. Да и не хотелось четыре года сидеть на маминых плечах – пошел на заочку, устроился барменом и продолжил заниматься музыкой.

Однако мне даже шести месяцев на театральном факультете хватило, чтобы получить крутые скилы. Ту же артикуляционную разминку я взял из Академии, делаю ее перед походами в студию. Когда пишу текст, вспоминаю слова нашего препода по сценический речи: «Хочешь, чтобы люди плакали, – говори смешные вещи; хочешь, чтобы они смеялись, – говори о чем-то грустном, но преподноси в смехотворной форме». Еще я научился переживать то, о чем читаю, – в таком случае все само собой происходит.

 

«Есть такая актриса – Таисия Вилкова. Я уже четыре года в нее жестко влюблен»

 

 – Что заставляет тебя писать рэп? 

– Вдохновение для меня – сложная штука. Я не то чтобы в него не верю, я на него просто не надеюсь: оно приходит слишком редко. Обычно я начинаю думать о том, что хочу написать песню, и каждый раз начинаю с фразы, которую придумал Schokk: «Сегодня я буду заниматься лучшим делом на свете: я буду творить». Чаще всего это работа скорее мозга, чем сердца, но, когда что-то действительно екает, получаются самые лучшие треки. Так бывает, если ты что-то пережил в жизни. Можно перечитать кучу книг, можно научиться рифмовать, но ты все равно не напишешь так, как если бы ты пережил что-то потрясающее. Вот это – вдохновение, и имитировать его нет смысла.

Есть такая актриса – Таисия Вилкова. Я уже четыре года в нее жестко влюблен, она моя муза. Она на обложке моего последнего альбома, и песня «Я иду за тобой» посвящена ей, потому что я иду за ней и хочу ее добиться. Я не просто безумный фанат. Я хочу стать кем-то, кто сможет достичь ее уровня, забрать ее и быть с ней самой звездной парой – это очень мотивирует. Ради нее хочется расти.

 

 – Прям рыцарская история любви! А давно Таисия мелькает в твоей музыке? 

– Самую первую песню для Таисы я написал в 19 лет, мы с Владиком на нее снимали клип, где там я на фоне ее плаката пакую чемоданы и отправляюсь в Москву, естественно, за ней. Блин, я проплатил рекламу пабликам, на которые она подписана, лишь бы она увидела этот клип. Так как ей нельзя отправить клип в личные сообщения, я писал ее друзьям и просил показать ей этот видос, изгалялся как мог. Помню, сидим с Владиком и в VK высвечивается оповещение: это Таиса написала. Чувак, как же я кричал!

 

 – И что же она написала? 

– Ну а что она могла написать? «Привет, классный клип, спасибо, вы крутые». Слабая отдача, но я считаю, что все возможно, и знаю, что у меня с ней все будет хорошо.

 

 

«Сегодня я буду заниматься лучшим делом на свете: я буду творить»

Минский стиль

 – В своих текстах ты говоришь о том, что раньше рэп был другим. Что ты имеешь в виду? 

– Раньше в рэпе было больше искусства – из сегодняшней музыки оно исчезает. Я не считаю классными треки, которые выстреливают из-за нескольких цепких эдлибов. Хочется, чтобы музыка оставалась музыкой, а не попыткой создать хит, чтобы в ней присутствовало что-то больше, чем удачно размещенное в припеве слово, застревающее в голове.

 

 – За 2017 год ты записал альбом, создал пачку клипов и выпустил ряд синглов. Откуда такая производительность? 

– 2016-й был сложным годом в плане музыки: я выпустил за год всего шесть синглов из-за того, что у меня был перебор с самокритикой. Когда наступил 2017-й, я решил, что буду рвать, метать и делать все, что в моих силах. Все зарплаты я относил на студию, откладывал на клипы, чуть ли не бедствовал – все вкидывал в рэп. И сейчас я сделал это своей работой: пишу песни каждый божий день и чувствую, что это дело, которым я хочу заниматься.

 

 – Почему ты редко выступаешь? 

– Я хорошо себя чувствую на сцене, мне это безумно нравится, но я хочу сделать сольник тогда, когда я буду точно уверен, что на него придет удовлетворяющее мои амбиции количество людей. Я считаю, что если я буду где-то часто выступать, то в конце концов, когда я захочу сделать полноценный концерт, люди выскажут мысли в духе: «Мы туда не пойдем, ведь мы видели его в “Брюгге”, мы видели его на “Гэнге”». То есть я коплю силы, жду чего-то большего, чтобы сразу сделать что-то достойное, – это единственная причина.

 

 – В песне «В чем дело» ты говоришь о том, что «Минск – это город долгов». Почему? 

– Когда я сочинял этот трек, я решил как-то описать свой город, мол, есть город дождей, город солнца и город ветров, а вот Минск – это город долгов. Долги – это что-то постоянное. Я исхожу из личного опыта и опыта моих знакомых. Пять лет я отработал в общепите, и тема долгов постоянно маячила на фоне: либо ты кому-то должен, либо тебе что-то должны.

 – Что ты думаешь про минский рэп? 

– Мне еще в пионерском лагере один кореш сказал о том, что рэпер, который не чтит свой район, – не рэпер. Я пошел немного дальше и стал чтить Минск. У меня на эту тему большой пунктик: я очень люблю свой город, ни в коем случае не хочу отсюда уезжать, хочу его продвигать и прославлять. Еще в детстве меня тревожил тот факт, что Беларусь никто не знает, поэтому о своей стране хотелось чуть ли не кричать. Не знаю, откуда у меня этот патриотизм, но мне хочется оставаться здесь и делать «минский стиль».

«Все зарплаты я относил на студию, откладывал на клипы, чуть ли не бедствовал – все вкидывал в рэп»

Мне нравится наша хип-хоп-тусовка тем, что в ней все добрые: все, когда говорят о музыке, говорят в первую очередь о музыке, а не о том, как куда-то пробиться и заработать денег. У нас есть крутые исполнители, но где-то не хватает возможностей. Думаю, что все будут расти и, доходя до какой-то черты, выстреливать. Я верю в наш минский хип-хоп.

 – Что ты должен сделать, чтобы полностью удовлетворить свое музыкальное эго? 

– «Олимпийский» нужно собрать – это само собой! Англоязычный альбом выпустить, чтобы он был дважды платиновым. Фиты со всеми своими кумирами организовать. Все это – высшая ступенька в моей карьере, и если я буду уверенно двигаться вперед, то когда-нибудь доберусь и до этой вершины.

Своей музыкой я хочу давать людям силу. Хочу их мотивировать. Не могу сказать, на что, это каждый человек должен решить самостоятельно. Но я хочу дать силу, веру и надежу! До сих пор считаю, что музыка должна вызывать настоящие эмоции, а не банальное желание раскачивать конечностями.

 

Фото: Таня Капитонова

КАМЕНТАРЫ (2)

rem&romul
rem&romul | 20.03.2018 15:17

это ж минский Санта!

Lama
Lama | 23.03.2018 16:26

Ускоренная версия Ludacris=)

Каментаваць


Dee Tree: новый беларусский соул

Dee Tree: новый беларусский соул

Выходцы из минской джем-группировки By Soulfam представляют новый проект.

Новые альбомы: J. Cole, Boulevard Depo и «Аигел»

Новые альбомы: J. Cole, Boulevard Depo и «Аигел»

Необычный коллаб Стинга и Шегги, бомба от «Аигел» и классический звук Thievery Corporation – подборка лучших релизов последних семи дней.

Can Dead Dance?

Can Dead Dance?

Пики популярности, неизданные записи и голограммы – разбираемся, что происходит с музыкантами после смерти.

Прэзентацыя кліпа: Nite Nite Nite – SFMO

Прэзентацыя кліпа: Nite Nite Nite – SFMO

Менскі сінтўэйв-бэнд выпускае дэбютны кліп са спакуслівымі танцамі віцебскага мастака Аляксея Літвіна.

Ад разбітага сэрца к сэрцу: фотарэпорт з «РСП»

Ад разбітага сэрца к сэрцу: фотарэпорт з «РСП»

Бэйба, даставай хутчэй руку са штаноў і глядзі фотарэпорт з канцэрта «Разбітага Сэрца Пацана».

Красавіцкі канцэрт «Петли Пристрастия»

Красавіцкі канцэрт «Петли Пристрастия»

Не зарасце народная сцежка да стэйдждайвінгу – вялікі фотарэпорт з канцэрта менскіх постпанкаў.

Леша Горбаш: открытое интервью с редактором The Flow

Леша Горбаш: открытое интервью с редактором The Flow

Редактор The Flow – о музыке для школьников, новой девушке журнала и о том, как подкатить к Diplo.

Новые альбомы: Breaking Benjamin, Tinashe, Mouse on Mars и µ-ZIQ

Новые альбомы: Breaking Benjamin, Tinashe, Mouse on Mars и µ-ZIQ

Эклектичный бюллетень с 13 лучшими лонгплеями этой недели.

Как отыграть концерт за рубежом?

Как отыграть концерт за рубежом?

Тезисный план о том, как беларусским артистам выйти на рынки Европы, США, России и Украины.