Минский стиль Никиты Мастяка

Недавно стало известно, что российский рэп-лейбл Respect Production, в рядах которых числится Макс Корж, подписал контракт с еще одним беларусским исполнителем – Никитой Мастяком. По случайному совпадению мы как раз готовили с ним первое полноценное интервью. Минский фрешмен, участник команды «погода огонь» – о знакомстве с Влади, минском стиле и музе, которая вдохновляет его на все новые успехи.

 

Это Мэйс, yes!

 – Как долго ты занимаешься музыкой? 

– Свою первую демку я записал в 14 лет, восемь лет назад: взял микрофон от наушников, программу Audacity, которая до сих пор весит два мегабайта, бит Лил Джона и попытался сделать что-то путное. Кстати, именно в этой демке я сказал что-то в духе «Это Мэйс, yes!», и вот это «yes» тянется до сих пор – я так даже свой последний альбом назвал.

 

 

 – Теперь у тебя свои биты? 

– Да, со временем стал писать их самостоятельно. Просто с битами все время были проблемы: либо ты качаешь их из сети, либо тебе их кто-то пишет, и пишет так, что итоговый результат тебе не нравится. В итоге я начал делать биты не из-за того, что мне это нравится, а за тем, чтобы у меня был больший выбор. Теперь мне не стыдно за то, что я делаю, хотя до сих пор неуверенно себя чувствую в качестве битмейкера.

 

 – Как ты увлекся хип-хопом? 

– В десять лет мне крестная подарила плеер с кассетами с самой разной музыкой. И там был хип-хоп типа тех же The Black Eyed Peas – я уже тогда понял, что влюбился в эту музыку.

 

 – Свой фирменный флоу ты тоже выработал в детстве? 

– Я никогда ни на кого не ориентировался, а просто старался делать все максимально качественно: и в плане музыки, и в плане текстов. У меня есть любимые рэперы, но я не могу сказать, что я на них ориентируюсь. Есть кумиры: тот же Game, которого я люблю с детства, Tech N9ne и Kanye West, но я не копирую их стиль. С большего я даже слушаю не рэп. Например, позавчера я накачал старых песен Майкла Джексона, хожу и кайфую. Ну а мой любимый альбом – это «Humanz», который Gorillaz выпустили в 2017-м.

 

 

«Я заглядываю в личку VK, а там сообщение от Влади висит: “Привет! Приезжай в Москву, будем знакомиться”»

Контракт с Respect Production

 – Ты читаешь: «Родителям билеты на море купить за деньги с любимого дела». Получается ли у тебя зарабатывать с музыки? 

– Стало получаться после того, как появился продюсер. Со строчкой дела обстоят так: Элвис купил своей маме розовый кадиллак, и у меня есть похожая мечта. Организовать маме какой-нибудь дорогой подарок – это первое, что я сделаю, когда разбогатею.

 

 – Кто твой продюсер? 

– Влади из «Касты», глава лейбла Respect Production. В августе он увидел мой последний альбом на The Flow, выразил респект – и после этого связь прервалась. А потом была интересная история: в канун Нового года вышел «вДудь» с Петровым (российским актером. – ред.), и Петров говорит, мол, верьте в новогодние чудеса, они исполняются. Я заглядываю в личку VK, а там сообщение от Влади висит: «Привет! Приезжай в Москву, будем знакомиться». В январе я поехал на лейбл, обсудил с Влади планы на будущее, нашел точки пересечения. Позже мне отправили контракт, я его прочел – и поехал на лейбл подписывать доки. Сейчас каждый день пишу музыку – жесткий рабочий график.

 

 – Страшно было открыть двери студии и обнаружить там Влади? 

– Каждый раз я приезжал на лейбл раньше, чем он. Приезжал – и ждал. А когда уже двери открывались, я понимал, что сейчас будет встреча. Я на лейбле меньше месяца, но полностью всем доволен.

 

 – Когда ждать новый альбом? 

– Или в конце этого года, или в начале следующего. Уже есть название и краски, которые я буду в нем использовать. Хочу, чтобы эта пластинка получилась цельной. Естественно, до этого будут выходить синглы – «затихать» не буду.

 

 

Муза Мастяка

 – Ты работаешь с Владом Беловым (CokeBoy) в «погоде огонь». Как вы познакомились? 

– Мы вместе поступали на актеров в Академию искусств. Сначала я познакомился не с самим Владиком, а с девочкой, которая ему помогала. Она узнала, что я читаю рэп, и сказала, что ее друг тоже читает рэп. Так мы познакомились с Владиком вплотную. Показывали друг другу свои песни, записали совместный трек, потом он мне клип снял. А «погоду огонь» мы придумали года два назад – теперь видимся чуть ли не каждый день.

Проучился я, кстати, всего полгода: сделал выбор в пользу музыки, а не ежедневной учебы. Да и не хотелось четыре года сидеть на маминых плечах – пошел на заочку, устроился барменом и продолжил заниматься музыкой.

Однако мне даже шести месяцев на театральном факультете хватило, чтобы получить крутые скилы. Ту же артикуляционную разминку я взял из Академии, делаю ее перед походами в студию. Когда пишу текст, вспоминаю слова нашего препода по сценический речи: «Хочешь, чтобы люди плакали, – говори смешные вещи; хочешь, чтобы они смеялись, – говори о чем-то грустном, но преподноси в смехотворной форме». Еще я научился переживать то, о чем читаю, – в таком случае все само собой происходит.

 

«Есть такая актриса – Таисия Вилкова. Я уже четыре года в нее жестко влюблен»

 

 – Что заставляет тебя писать рэп? 

– Вдохновение для меня – сложная штука. Я не то чтобы в него не верю, я на него просто не надеюсь: оно приходит слишком редко. Обычно я начинаю думать о том, что хочу написать песню, и каждый раз начинаю с фразы, которую придумал Schokk: «Сегодня я буду заниматься лучшим делом на свете: я буду творить». Чаще всего это работа скорее мозга, чем сердца, но, когда что-то действительно екает, получаются самые лучшие треки. Так бывает, если ты что-то пережил в жизни. Можно перечитать кучу книг, можно научиться рифмовать, но ты все равно не напишешь так, как если бы ты пережил что-то потрясающее. Вот это – вдохновение, и имитировать его нет смысла.

Есть такая актриса – Таисия Вилкова. Я уже четыре года в нее жестко влюблен, она моя муза. Она на обложке моего последнего альбома, и песня «Я иду за тобой» посвящена ей, потому что я иду за ней и хочу ее добиться. Я не просто безумный фанат. Я хочу стать кем-то, кто сможет достичь ее уровня, забрать ее и быть с ней самой звездной парой – это очень мотивирует. Ради нее хочется расти.

 

 – Прям рыцарская история любви! А давно Таисия мелькает в твоей музыке? 

– Самую первую песню для Таисы я написал в 19 лет, мы с Владиком на нее снимали клип, где там я на фоне ее плаката пакую чемоданы и отправляюсь в Москву, естественно, за ней. Блин, я проплатил рекламу пабликам, на которые она подписана, лишь бы она увидела этот клип. Так как ей нельзя отправить клип в личные сообщения, я писал ее друзьям и просил показать ей этот видос, изгалялся как мог. Помню, сидим с Владиком и в VK высвечивается оповещение: это Таиса написала. Чувак, как же я кричал!

 

 – И что же она написала? 

– Ну а что она могла написать? «Привет, классный клип, спасибо, вы крутые». Слабая отдача, но я считаю, что все возможно, и знаю, что у меня с ней все будет хорошо.

 

 

«Сегодня я буду заниматься лучшим делом на свете: я буду творить»

Минский стиль

 – В своих текстах ты говоришь о том, что раньше рэп был другим. Что ты имеешь в виду? 

– Раньше в рэпе было больше искусства – из сегодняшней музыки оно исчезает. Я не считаю классными треки, которые выстреливают из-за нескольких цепких эдлибов. Хочется, чтобы музыка оставалась музыкой, а не попыткой создать хит, чтобы в ней присутствовало что-то больше, чем удачно размещенное в припеве слово, застревающее в голове.

 

 – За 2017 год ты записал альбом, создал пачку клипов и выпустил ряд синглов. Откуда такая производительность? 

– 2016-й был сложным годом в плане музыки: я выпустил за год всего шесть синглов из-за того, что у меня был перебор с самокритикой. Когда наступил 2017-й, я решил, что буду рвать, метать и делать все, что в моих силах. Все зарплаты я относил на студию, откладывал на клипы, чуть ли не бедствовал – все вкидывал в рэп. И сейчас я сделал это своей работой: пишу песни каждый божий день и чувствую, что это дело, которым я хочу заниматься.

 

 – Почему ты редко выступаешь? 

– Я хорошо себя чувствую на сцене, мне это безумно нравится, но я хочу сделать сольник тогда, когда я буду точно уверен, что на него придет удовлетворяющее мои амбиции количество людей. Я считаю, что если я буду где-то часто выступать, то в конце концов, когда я захочу сделать полноценный концерт, люди выскажут мысли в духе: «Мы туда не пойдем, ведь мы видели его в “Брюгге”, мы видели его на “Гэнге”». То есть я коплю силы, жду чего-то большего, чтобы сразу сделать что-то достойное, – это единственная причина.

 

 – В песне «В чем дело» ты говоришь о том, что «Минск – это город долгов». Почему? 

– Когда я сочинял этот трек, я решил как-то описать свой город, мол, есть город дождей, город солнца и город ветров, а вот Минск – это город долгов. Долги – это что-то постоянное. Я исхожу из личного опыта и опыта моих знакомых. Пять лет я отработал в общепите, и тема долгов постоянно маячила на фоне: либо ты кому-то должен, либо тебе что-то должны.

 – Что ты думаешь про минский рэп? 

– Мне еще в пионерском лагере один кореш сказал о том, что рэпер, который не чтит свой район, – не рэпер. Я пошел немного дальше и стал чтить Минск. У меня на эту тему большой пунктик: я очень люблю свой город, ни в коем случае не хочу отсюда уезжать, хочу его продвигать и прославлять. Еще в детстве меня тревожил тот факт, что Беларусь никто не знает, поэтому о своей стране хотелось чуть ли не кричать. Не знаю, откуда у меня этот патриотизм, но мне хочется оставаться здесь и делать «минский стиль».

«Все зарплаты я относил на студию, откладывал на клипы, чуть ли не бедствовал – все вкидывал в рэп»

Мне нравится наша хип-хоп-тусовка тем, что в ней все добрые: все, когда говорят о музыке, говорят в первую очередь о музыке, а не о том, как куда-то пробиться и заработать денег. У нас есть крутые исполнители, но где-то не хватает возможностей. Думаю, что все будут расти и, доходя до какой-то черты, выстреливать. Я верю в наш минский хип-хоп.

 – Что ты должен сделать, чтобы полностью удовлетворить свое музыкальное эго? 

– «Олимпийский» нужно собрать – это само собой! Англоязычный альбом выпустить, чтобы он был дважды платиновым. Фиты со всеми своими кумирами организовать. Все это – высшая ступенька в моей карьере, и если я буду уверенно двигаться вперед, то когда-нибудь доберусь и до этой вершины.

Своей музыкой я хочу давать людям силу. Хочу их мотивировать. Не могу сказать, на что, это каждый человек должен решить самостоятельно. Но я хочу дать силу, веру и надежу! До сих пор считаю, что музыка должна вызывать настоящие эмоции, а не банальное желание раскачивать конечностями.

 

Фото: Таня Капитонова

КАМЕНТАРЫ (2)

rem&romul
rem&romul | 20.03.2018 15:17

это ж минский Санта!

0 0
Lama
Lama | 23.03.2018 16:26

Ускоренная версия Ludacris=)

0 0
Судьба Яскевич. Лера – про молодость, музыку и мечты

Судьба Яскевич. Лера – про молодость, музыку и мечты

«Не хочу, чтобы будущее меня подчиняло» – большое интервью с беларусской артисткой о музыке, амбициях и рекламе.

Что слушает Рома Бахолдин?

Что слушает Рома Бахолдин?

Украинская поп-музыка, беларусский реггетон и американский инди-рок: пробираемся в плейлист гитариста Groove Dealers.

Пять мыслей о фестивале Flow 2019

Пять мыслей о фестивале Flow 2019

Мы в очередной раз попали на главный финский фестиваль – объясняем, чем он так хорош.

Что слушает Маша Зиневич?

Что слушает Маша Зиневич?

Американская, шотландская и английская музыка из плейлиста фронтвумен Dlina Volny.

«СФЕРА»: танцы на крыше, танцы на корабле

«СФЕРА»: танцы на крыше, танцы на корабле

Две очень летние вечеринки. 

Тест: как ты разбираешься в новой беларусской музыке?

Тест: как ты разбираешься в новой беларусской музыке?

Любишь беларусскую музыку? Докажи.

Все, баста! Как прошел последний «Рок за Бобров» на «Боровой»?

Все, баста! Как прошел последний «Рок за Бобров» на «Боровой»?

Прошел главный фестиваль минского лета – мы там были и все зафиксировали.

Бакей и его экстренное перерождение

Бакей и его экстренное перерождение

Большой разговор о концертах, музыке, деньгах, счастье и будущем.

13 лучших треков июля

13 лучших треков июля

Забирай лучшие треки месяца в плейлист.