Больше шума: история панк-сцены Бреста

В документальном фильме «Делай шум!», который освещал панк-хардкор-сцену Беларуси, Брест ни разу не упомянут, хотя городу есть о чем рассказать. Местные панк-активисты Алексей ИстокXX и Александр Либертариев вспоминают главные фигуры и этапы DIY-хардкор-движения в городе, где «все на месте».

 

 

 

 – Саня, с чего начался твой панк-рок? 


– Вся моя неферская жизнь прошла в панк-среде, хотя я не сразу влился в нее. Вначале я слушал Nirvana, затем метал (Hypocrisy, Children Of Bodom, In Flames, Dark Tranquillity, Six Feet Under, Paradise Lost, Sepultura, Carcass, Napalm Death), между делом разбавляя их группами «Гражданская Оборона», Distemper, «Пурген», «Монгол Шуудан», NOFX иThe Offspring. Ходил на концерты, организованные Славой Отходом, который продвигал тогда DIY-представление о панк-роке. Его можно сформулировать следующим образом: делать все самостоятельно, независимо от крупных коммерческих организаций, все своими силами; создавать альтернативную коммерческой собственную музыкальную сцену со всеми атрибутами: клубами, дистрибьюциями, журналами, книгами. Шире – самовыражаться независимо от установок извне.

«Мы же варились сами по себе, не выезжая дальше Березы»

Летом 2001 года мои друзья Хосе и Махно съездили в Гродно и привезли кучу панк-музла. В основном польского и гродненского. Надо сказать, гродненская тусовка была более продвинутая. Мы же варились сами по себе, не выезжая дальше Березы. Внешне, конечно, выделялись: многие ходили с ирокезами и клепанными косухами. Но внутренне не шли дальше потребительского представления о панк-роке и придерживались философии no future (без будущего). А они постоянно ездили в Белосток на сквот De Centrum, который был тогда оживленным местом и нес в общественную жизнь много интересного. Часть тамошних веяний через Славу Отхода передалась и нам.

Я помню привезенный тогда сплит «Кальян – У краіне цудаў/ Deviation– Lukashenko ... Uber Alles». Эту кассету столько раз перезаписывали, что она, в конце концов, окончательно затерлась до дыр. Такое мощное впечатление она произвела. Подобный эффект вызвала еще одна гродненская группа. Декабрьским вечером 2001 года мы сидели в подъезде на последнем этаже, когда Махно принес кассету Contra La Contra «Ни слова о политике». Она несла такой мощный политизированный посыл, которого в беларусской панк-среде до этого еще не было.

В 2002 году мы стали выбираться на концерты в Минск, где была возможность приобрести кучу зинов, маек, кассет и пообщаться со сведущими в движухе людьми. Маятник постепенно качнулся в сторону социально активного образа жизни. В промежутках между пьянством и разгильдяйством мы читали теоретиков анархизма Бакунина, Кропоткина, про махновцев, стали выходить на майские демонстрации. Начались первые задержания, проблемы с милицией – все это повлияло на переосмысление существующей реальности и взглядов на нее.

 

 

 

 – Откуда ты черпал в те времена информацию о панк-сцене? 


– В те далекие времена о компьютерах и интернете не было и речи. Слава богу, что существовали приставки и можно было рубиться в Mortal Combat. Информация тогда передавалась из уст в уста. Если человек хотел узнавать что-то новое, он был вынужден ездить на концерты в другие города, покупать зины, переписываться с музыкантами и другими креативными фигурами панк-субкультуры. Брали шариковую ручку и писали на бумаге в клетку: «Привет, Кирилл», «Hi Fillip», «Cześć, Wojtek». Расписывали, что происходило в твоем городе, прикладывали местные кассеты, зины. В ответ приходили письма с описанием их локальной сцены, последними новостями и такими же приятными плюшками.

Подобные взаимоотношения служили прекрасным способом коммуникации между людьми, выходящим за привычные стандарты «рок-звезда и его почитатель». Не важно, играешь ли ты в известной в DIY-панк-хардкор группе или рядовой участник сцены, все происходило на равных условиях. Интернет намного облегчил доступ к новой информации, новым записям и позволил быстро списываться с нужными людьми. Но одновременно утратилось чувство сопричастности, когда идешь на почту за посылкой, которую ждешь целый месяц, а затем рассматриваешь ее со всех сторон, чуть ли не обнюхивая.

 

 

 – Какие брестские панк-команды ты можешь вспомнить? 
 

– Первой известной панк-рок-группой Бреста была «Патология». Играли парни в духе «Гражданской Обороны», как и было положено в то время. Записей после себя не оставили.

Еще более древняя группа «Садъ»,  уществовавшаясразу как рок-коллектив, но решившая со временемигратьэтно-панк. Очень самобытный коллектив.

 

«То, что сейчас сцена почти ничего из себя не представляет, – это факт»

 

С конца 90-х стоит выделить несколько команд. Группа «Сумасшедшее Небо» была музыкально близка к «Гражданской Обороне», по текстам –«Монгол Шуудан». В то время брестские панки все еще исповедовали философию no future: бухали, угорали, деструктивили – бунт ради бунта. А Целлофан, вокалист «Сумасшедшего Неба», хоть и был знатный алкоголик, читал книги по анархизму и ездил на экологические лагеря протеста в Россию, которые организовывали «Хранители Радуги».

«Дай Дорогу» по началу играли жесткий панк-рок, но, как выпроводили из коллектива Васю Ржавого за пьянство, утратили былую спесь. Стоит добавить, что на сегодняшний день это самая известная брестская панк-группа.

 

 

Nad Smile сразу играли гранж, но с начала 2000-х перешли на поп-панк в духе Blink 182. Задорные парни с такой же задорной музыкой.

С другими двумя бандами конца 90-х связано рождение местного DIY-панк-хардкора. «Радиоактивные Отходы» тематическими текстами и перформансами на сцене играли панк-рок в духе группы «Пурген». Про их вокалиста Славу Отхода мы уже упоминали выше.

Knuckleduster лабали бодрый, жесткий хардкор с примесью других стилей. Эти люди благодаря наличию собственного музыкального аппарата очень помогли становлению неокрепшей молодой сцены, постоянно предоставляя его в аренду за сущие гроши.

 

 

 Далее пойдут коллективы, имеющие уже непосредственное отношение к местной DIY-сцене 
 

Dream 664  – проект парней из Knuckleduster, смесь ню-металла и хардкора

Facegrind  – совместная брестско-ивацевичская банда, продвигающая злой грайндкор

Harakiri 666  – сумасшедший нойз, трэш, грайндкор

«Завтрак Чемпионов»  – oi, стрит-панк

Hostem  – битдаун-хардкор довольно высокого уровня

Boxcutter Justice  – панк, хардкор

Backfist начинали с хардкора, закончили заводным металлизированным рок-н-роллом

«Респиратор»  – стрит-панк

Fuori Strada  – неокраст

Huščar  – крутой неокраст от парней из Fuori Strada

Dizy Hate  – безумный нойз, краст-панк

«Яша Фотосинтез»  – грайндкор со смешными текстами

Bark  – одно из последних порождений местной сцены, по большей части youth crew hardcore

 

 

 

 Панки в Бресте создали ряд неплохих хип-хоп проектов 


«Мордой в Пол» – хип-хоп от гродненского и барановичского пацанов, живших в момент существования коллектива в Бресте. Социальные тексты, как положено

VT – индивидуальный проект с лично-социальной тематикой

Chaos Family – сильный социальный посыл от двух местных бородачей

xLifeinoblivionx – социальные, экологические, веганские тексты от одного человека

Xmalux – новый проект парня из xLifeinoblivionx почти с тем же посылом

«Принцип Ахимсы» – сплетение социальных и религиозных текстов от брестского кришна-панка

 

 Стоит отметить, что панки не только играли, но и делали зины 
 

Слава Отход делал первый брестский DIY-панк-хардкор-зин «Хрусь».  Начинался он как рок-самиздат, но с четвертого номера перешел на панковскую тематику. Включал в себя интервью, обзоры концертов, рецензии. Вышло шесть номеров.

No Lie делал Махно (участник Facegrind и Harakiri 666). Колонки, рецензии и интервью (в основном с зарубежными краст-панк- играйндкор-группами). Вышло четыре номера. Один из моих любимых беларусскихзинов.

I Love Zombiе – тоже зин Махно, состоящий полностью из его рисунков.

A-party-Я – его делал я с друзьями. Он наполовину музыкальный, наполовину социальный. Интервью, колонки, статьи, поэзия, обзоры концертов, рецензии на музыку. Вышло семь номеров. Последний полностью на социальную тематику.

«Бла-бла-бла» – весьма интересный «вырезал/наклеил» зин. В основном размышления и интервью. Его делали две девушки, занимавшиеся Food Not Bombs. Вышло два номера.

1.75d – его делал басист из группы «Завтрак Чемпионов». Еще один «вырезал/наклеил» зин. Вышло минимум пять номеров.

 

 

 – Где проходили брестские панк-концерты? 


– Концерты проходили в самых разных местах: гаражах, заброшенных зданиях, коттеджах, дачах, лесу и, само собой, клубах. Самый знаковый из них для местного DIY-панк-хардкор-сообщества – это, безусловно, ДК Вулька, в котором прошло взросление и становление сцены как таковой.

Первый концерт брестских DIY-панк-хардкор-групп прошел 18 апреля 1999 года в клубе «Прогресс». У меня не получилось на него попасть, но, по словам очевидцев, прошел он очень лихо, как и положено в 90-х. Приезжие музыканты попали в какие-то разборки с местными. В результате Мао, вокалисту минской краст-панк-группы Hate To State, монтировкой разбили голову, а Фила, гитариста гродненской Deviation, отправили в больницу, откуда он через некоторое время сбежал, чтобы выступить на концерте. В начале выступили местные хардкорщики Knuckleduster, затем уже упомянутые Hate To State с окровавленным Мао на вокале, метавшемся с микрофоном по сцене перед семьюдесятью зрителями, выкрикивая тексты песен: «Голод, холод, ветер, смерть», «ОМОН SS, ОМОН SS». Затем наступила очередь Deviation. После их четвертой песни «Х...й вам, альбо Таталітарызм ня пройдзе» приехали менты и прикрыли лавочку.

20-21 июля 2002 года в ДК Волынка прошел первый организованный нами рок-фестиваль, на котором засветились также и беларусские хардкорщики. Больше всего понравилась минская банда «Сквот».Тогда же познакомились с ивацевичскими парнями The Daunza Cause. Впоследствии они создали целую плеяду знаковых для сцены Беларуси хардкор-коллективов: Appleshout, Face Forward и Deadfall.

 

«Под сцену вломились люди в балаклавах с картонными щитами и дубинками – небольшая домашняя заготовка от брестских панков»

 

16 июля 2005 года в ДК Вулька прошел концерт минской группы Lämant. Начинали «Мордой в Пол!», затем гости с презентацией новой пластинки. На третьей песне «Примета» под сцену вломились люди в балаклавах с картонными щитами и дубинками – небольшая домашняя заготовка от брестских панков. Начался импровизированный мош – было угарно!

7 августа 2006 года благодаря местному парню Эдику у нас выступили две культовые московские группы Change The World Without Taking Power и «Проверочная Линейка». По словам Пита из «Пров. Линейки», это был самый варварский концерт в его жизни. Представьте картину: самая околица дачного кооператива. Прямо на проселочной дороге, с одной стороны которой дачный огород, а с другой – совхозное картофельное поле, тридцать панков соорудили импровизированную сцену. Над аппаратом растянули полиэтилен, так как половину концерта лил адский дождь.Проезжая дорога, где прыгали довольные тусовщики, в итоге превратилась в грязевую ванну. На мероприятие неизвестно как попала пара из Исландии, путешествующая автостопом по Восточной Европе. Впечатлений, думаю, они набрались выше головы. Как и все мы.

 

 

 – Веришь ли ты, что панк-сцена Бреста восстанет из пепла? 


– Не могу однозначно ответить. То, что сейчас сцена почти ничего из себя не представляет, – это факт. Но она уже знала и взлеты, и падения. История вариативна и содержит разные возможности развития. Так что сбрасывать со счетов возможный очередной расцвет сцены не стоит. Сейчас по ряду объективных причин он невозможен. Частые срывы концертов, репрессии отдельных участников сцены, из-за чего они были вынуждены уехать из страны, – навряд ли подобный прессинг даст толчок к масштабному развитию сцены.

 

 

 

 – Какие активности проходят сейчас в Бресте? 

 

– Одна из основных панк-активностей в нашем городе связана с антифашизмом. Приходилось защищать себя от атак неонацистов, которые нападали на все по-другому выглядящие субкультуры: рэперов, скейтеров, панков. Стычки принимали затяжную форму и в определенных случаях доходило и до поножовщины. В результате, как писал уже Кирилл Маслаков, всех победил ГУБОПиК, все время отрицавший существование в городе нацистов, даже когда их начали сажать.

Периодически проходят тематические кинопоказы. Несколько раз панк-сообщество ездило в детские интернаты, возило детям игрушки и продукты. Также в Бресте существовала инициатива FNB и до сих пор еще жив DIY-футбол.

FNB (Foot Not Bombs, «Еда вместо бомб») – мероприятие, которое проходит по всему миру. Активисты бесплатно раздают еду нуждающимся и рассказывают о проблеме: вместо того, чтобы государство выполняло свою социальную функцию – помогало наименее защищенным слоям населения, большую часть бюджета оно тратит на военную технику и силовые структуры. Инициатива в Бресте держалась на двух девушках из панк-среды – Свете и Марине, – и после проблем с милицией, по большей части, превратилась в благотворительность.

DIY-футбол в Бресте зародился после предложения гродненской группы Bagna поиграть в футбол перед концертом, который они давали 10 июля 2006-го. Раз побегали, другой. Затем это переросло в нечто большее. Начали организовывать турниры, приглашая панков из области и всей Беларуси, а также из соседних стран. Сами стали ездить на подобные турниры. В начале внутри страны, потом в Россию, Украину, смешанным с гродненцами составом – в Польшу. Два года участвовали в минской футбольной DIY-лиге. Во втором сезоне заняли третье место.

 

Фото – из личных архивов героев, brestcity hardcore

 

 Почитай также наш исторический экскурс в гродненскую панк-сцену – там тоже куча всего интересного! 

 

КАМЕНТАРЫ (0)

Каментаваць


SaferOne и Пушкинская

SaferOne и Пушкинская

Минский грайм-музыкант показывает знаковые места своего нейборхуда.

Piarshak Party #2

Piarshak Party #2

Другая сяброўская тусоўка ад музычнага праекта 34mag.

Squat Opening

Squat Opening

Фота- і відэарэпорт з грандыёзнага адкрыцця тэхна-клуба на Кастрычніцкай.

Новые альбомы: U.S. Girls, Rejjie Snow и Ryuichi Sakamoto

Новые альбомы: U.S. Girls, Rejjie Snow и Ryuichi Sakamoto

Яркая U.S. Girls, бодрые Fischerspooner и долгожданный Реджи – закрываем рабочую неделю топливным баком новых альбомов.

Графическое интервью с питерской группой «Увула»

Графическое интервью с питерской группой «Увула»

Что делать, если набухла увула, – расспрашиваем музыкантов накануне концерта.

Personal David

Personal David

Редакторка 34travel Маша Гулина – о концерте Depeche Mode, которого все ждали 15 месяцев.

Как выбрать портативную колонку за 50$, 150$ и 300$?

Как выбрать портативную колонку за 50$, 150$ и 300$?

Разбираем, что следует учитывать при выборе главного атрибута карманной вечеринки.

Як Weed & Dolphins ездзілі на MENT у Любляну

Як Weed & Dolphins ездзілі на MENT у Любляну

Інсайдарскі рэпорт з першага еўратрыпу беларускіх клаўд-панкаў.

Гід па стылі: афрабіт(с)

Гід па стылі: афрабіт(с)

Распавядаем пра музычны трохкутнік, вуглы якога раскінуліся ў Гане, Нігерыі і Брытаніі.