Для чего людям интернет?

  • 20.06.2016
  • Автор: 34mag
  • 3199 0

Продолжаем в рубрике «Диал-ап» общаться с представителями различных профессий и социальных групп о том, как интернет меняет нас и как меняем его мы. Сегодня наш герой – Никита Ляшкевич, один из создателей популярного VK-паблика «Чай з малинавым варэннем»и редактор соцсетей Onliner.by, – рассказывает про будни мем-продюсера и его взгляды на возможности интернета.

 

Мемы, картинки и «Чай»

Давай начнем с тебя.

Я из Минска. Рос около Комаровки. С интернетом познакомился через номер 8-гудок-600-100, замечательную беспарольку. Сейчас я работаю в компании Onliner.by, занимаюсь там коммерческими вопросами и немного медиатемами, веду соцсети, помогаю редакции с новыми каналами: Periscope, мессенджеры и так далее. В свободное время занимаюсь разными вещами в интернете, это мое хобби, как бы странно это ни звучало. Когда-то издавал фанзин про хардкор-панк. Ну и также имею отношение к интернет-дебошу «Чай з малинавым варэннем».

 

Твое образование как-то связано с IT и интернетом?

Нет, учился в Беларусском институте правоведения на юриста. Но никогда не работал по профессии. Когда закончил учебу, пошел в транспортную логистику, а потом занялся интернетом.

 

Как появился «Чай з малинавым варэннем»?

В российском интернете существует сообщество «Лентач». Все начиналось со старой команды издания Lenta.ru, когда несколько человек решили сделать паблик и публиковать в нем смешные картинки. Но дело не в картинках самих по себе. Суть в более простой подаче информации. Когда ты пишешь не строгим журналистским текстом, а просто от себя. Хочешь делать хорошо – перескажи новость своими словами, как будто рассказываешь ее соседу.

«Интернет – это не что-то вырванное из контекста человеческих отношений. Просто новый уровень этих отношений и способ распространения информации»

Потом в редакции произошли очень плохие вещи [отстранение от должности главного редактора Галины Тимченко, вслед за которой уволилось больше половины сотрудников – 34mag]. Когда оттуда уходили люди, которые занимались VK-сообществом «Ленты», они договорились с новой редакцией, что забирают паблик себе, и переименовали его в «Лентач». Один из людей, который на то время занимался «Лентачом», был из Минска. Мы с ним познакомились, когда тусили вместе с Султаном Сулеймановым – создателем «Лентача» – и другими ребятами оттуда. В какой-то момент они решили сделать что-то региональное в Беларуси и предложили мне в этом поучаствовать. Я с удовольствием согласился.

Изначально мы хотели устроить бунт: собрать весельчаков из разных изданий. Но впоследствии кто-то отвалился, кому-то не хватало времени. В итоге остался только я. А сейчас у нас есть еще несколько человек и даже работник одной государственной газеты. Но в основном это либо подписчики, либо люди, знакомые нам по другим проектам.

 

 

Можно ли предугадать, что станет успешным мемом?

Можно, но сложно. Работа крупных интернет-изданий в этом и заключается: понимать, что люди будут читать, а что не будут. И какие-то вещи, вроде зубра Валеры или «трех мохито», уходят в народ.

А если говорить именно о картиночках, тут все очень просто: мы эти мемы делаем сообща. Нас 10 человек в чате, и если все смеются, то наверняка будет смешно и остальным. С «Онлайнером» сложнее: я сижу один и думаю, получится или нет. Факторов очень много, тут важно хорошо подобрать момент. И, конечно, гарантированно всегда в цель не попадешь. Вот ты утром не с той ноги встал, заболел, поругался с котом, да что угодно – и шутка уже не клеится. А подписчики пишут: «Вы что, пикчера сменили? Верните старого!» И людям же не объяснишь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Глупо думать, что сайты смогут глобально что-то изменить или поменять людей. Школа не смогла, институт не смог, друзья не смогли, а сайт тут возьмет и что-то изменит?»

Этика, цензура и Kyky

Что такое интернет-этика?

Есть просто издательская этика, которая не сильно отличается от человеческой. Если ты используешь плоды труда другого человека, то лучше оставить ссылку на его работу. Если речь о фотошопе и переработке картинок, то в этом нет смысла: 350 человек уже сделали свой вариант. А если мы говорим об информации, то всегда нужно оставлять авторство. Что еще? Не поливать конкурентов говном. Да и зачем это делать?

Короче, обычная человеческая этика. Интернет – это не что-то вырванное из контекста человеческих отношений. Просто новый уровень этих отношений и способ распространения информации.

 

Нужна ли в интернете цензура?

Я свободолюбивый чувак. Не думаю, что цензура вообще должна существовать. Есть какие-то деструктивные вещи, но их запрет не меняет ситуацию к лучшему. Если люди клюют на какие-то дурные вещи, проблема именно в них. И она не будет решена удалением этих вещей из открытого доступа.

 

Может ли у нас произойти ситуация, аналогичная истории старой редакции «Ленты»?

Еще как может. Только сценарий у нас будет намного проще. Страна в десятки раз меньше, тут нет смысла делать эти перестановки в редакции. У нас проще просто закрыть сайт – и все. Если завтра закроется часть крупнейших сайтов, люди через пару месяцев об этом забудут и будут жить своей жизнью, читая какие-то другие сайты. Хоть это и звучит плохо и грустно.

 

Взять ситуацию, которая произошла с Kyky.org. Может ли такое происходить в цивилизованном обществе?

Хороший вопрос. Я не уверен насчет прецедентов, как именно это регулируется в других странах. Но, честно говоря, регулирование интернета в какой-то степени есть во всем мире. Другой вопрос, что при этом регулятор требует? И насколько ты можешь опираться на юридическую систему страны, в которой живешь.

Республика Беларусь знает свои прецеденты. Закон говорит: издание может получить два предупреждения, после чего будет закрыто. Бывали случаи, когда издания получали два предупреждения одновременно – и все, до свидания. В блокировке Kyky нет ничего необычного. Есть какие-то требования государства, оно хочет, чтобы их соблюдали.

Надо по-другому строить вопрос: насколько именно эта статья является разумной причиной закрывать сайт и насколько блокировка вписывается в юридические механизмы? Если бы я решал этот вопрос, то вообще не трогал бы Kyky. Мне кажется, он из этого закрытия получил намного больше профита: многие узнали, что такой сайт вообще существует.

 

Есть ли способы бороться?

Я повторюсь: цензура и регулирование есть везде. Нужно понимать, что все контролируется и регулируется. И я уверен, что из ниоткуда это не берется. Мы все понимаем, что живем в стране, где 22 года ничего особо не меняется. И, собственно, чего вы хотите? Если не брать в расчет инструменты пропаганды, то это отражение того, что происходит в обществе. По большому счету, и новости, и статьи пишутся на основании запросов читателей и заведомо ориентируются на потребности аудитории. Глупо думать, что сайты смогут глобально что-то изменить или поменять людей. Школа не смогла, институт не смог, друзья не смогли, а сайт тут возьмет и что-то изменит?

 

 

 

Образование, комментарии и байнет

Интернет влияет на то, как и в каком количестве человек воспринимает информацию. Получается, что интернет если не меняет общество, то напрямую влияет на его воспитание.

Я могу сказать точно: в долгосрочной перспективе люди начинают с меньшим отторжением воспринимать некоторые темы. Просто потому, что для них это становится обыденным и более привычным. Дядя Петя из соседнего подъезда не понимал, чего эта баба набила себе на тело. Через два года все обсуждается намного спокойнее: он все еще не понимает, но это становится чем-то обычным. На самом деле я не думаю, что это связано с тем, что сайты об этом писали. Скорее с тем, что люди стали бить себе татуировки и выезжать дальше Пуховичей и Бешенковичей. Люди меняются, но я не уверен, что это заслуга интернета.

 

 

В чем тогда главная роль интернета в современном обществе?

Распространение информации. Это не означает, что интернет формирует взгляды. Хотя наша власть уверена, что это так. Почему государство боится медиа: вдруг они возьмут и сформируют какое-то мнение. Скорее, они могут собрать в одном месте людей, которые этого мнения придерживаются. Это две большие разницы.

 

Возьмем утопическую ситуацию: какую идеальную роль должен исполнять интернет?

Он уже играет большую роль. Интернет – это такой новый печатный станок. Мы когда-то передавали информацию из уст в уста в пещерах. А когда шаман умер – всё, жопа, знания пропали. Потом мы научились писать и выбивать информацию на табличках или толпой монахов переписывать толстенные книги. Эти знания были доступны ограниченному кругу людей. Потом был изобретен печатный станок, который моментально ускорил распространение информации. А потом изобрели интернет, который позволяет не просто передавать данные от терминала на сервер и упрощать многие процессы, но при этом он глобально распространяет информацию.

«В мире живет 7 миллиардов человек, каждый со своими тараканами в голове. И то, что одному покажется большой проблемой, другому покажется проблемой белого человека»

Интернет дает мощнейшие возможности для образования. Вот на «Онлайнере» пару недель назад было хорошее интервью с одним из учредителей ЕГУ о проблемах образования. Не только беларусского. У мировой традиционной системы образования ведь тоже большие проблемы – все тот же интернет. В 2016 году в западном мире две трети работодателей принимают дипломы онлайн-курсов MOOC. Раньше, конечно, никто не запрещал так учиться, но и на работу особо не брали. А теперь мы подошли к такому моменту, когда онлайн-курсы создают неплохую конкуренцию традиционным университетам. У нас же все знания мира прямо в кармане – в смартфоне. И очень жаль, что абсолютное большинство пользователей интернета это не до конца понимает.

 

Создает ли интернет чувство единства?

В глобальных масштабах – вряд ли. В мире живет 7 миллиардов человек, каждый со своими тараканами в голове. И то, что одному покажется большой проблемой, другому покажется проблемой белого человека. Интернет помогает людям объединяться в кружки по интересам.

 

Насколько важны комментарии для существования интернета?

Комментарии – это отражение людей. Что хорошо в интернете: он помогает расширить кругозор и взглянуть на других людей со стороны. Мы как строим свою картину мира? По общности вокруг себя. У каждого из нас есть в среднем по 100 знакомых, с которыми мы можем поддерживать контакт, но обычно еще меньше – человек 60. И вот это окружение создает иллюзию существования определенного мира. И когда ты встречаешь человека со стороны, говоришь ему, что тебе нравится вот такая музыка. А он отвечает: «Нет, это говно». И тут начинается: «Как так?!» Комментарии помогают шире смотреть на мир. «Вот кто эти комментарии пишет?» Ну, дружок, мир – очень разностороннее место с кучей людей со своими вкусами. И вкусы многих – специфичны.

 

 

За то время, что ты работаешь в байнете, что в нем улучшилось?

Люди стали активнее. Это интересно. Когда много людей вокруг начинают что-то делать, все становится лучше. И интернет становится лучше, и отношение людей к интернету. Когда люди что-то делают – это хорошо, они не сидят на заднице и не жалуются. Интернет нам дает инструменты для этого. Хочешь новые медиа? Зарегистрируй паблик и иди делай. И люди начинают понимать, как это работает.

 

Три сайта, на которые ты заходишь каждый день.

Reddit, Buzzfeed и твиттер постоянно читаю. Я тот чувак, для которого светофоры делают  внизу на асфальте, чтобы случайно не попал под машину.

 

 


КОММЕНТАРИИ (0)

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ