Широкой дороги! Как автостопом проехать Украину с гитарой?

Пока летом мы думали, как бы урвать авиабилет подешевле и на какой европейский фестиваль завалиться, наш автор Егор просто собрал рюкзак, закинул за плечи гитару и на первой попутке отправился во Львов, чтобы проехать автостопом всю Украину.

 

Ниже – его экспириенс, после которого ты точно задумаешься над тем, как провести следующее лето, и поймешь, что для лучшего трипа в жизни достаточно гитары, желания и немного авантюризма.

 

Автостопом с гитарой

В один весенний, уже не промозглый, но все еще свежий вечер я стоял на улице и докуривал синий «Лаки страйк». Обычно я курю, только когда нервничаю или пьяный. Тогда нервничал. Я чувствовал, как жизнь и дорогие мне люди утекают сквозь пальцы. И тут ощущение того, что я засиделся на месте, закипело.

В какой-то момент, оглянувшись сначала на юг, а потом на север, я ярко почувствовал, что там, за тысячи километров от меня, тоже кипит жизнь и что там мои друзья. Они там, а я тут. Нужно было что-то менять. Я сделал последнюю тягу и выбрал юг.

Украина интересовала меня давно. Она ассоциировалась с солнцем и интересными людьми. А еще я слышал сотни историй про прекрасный город Львов от каждого первого встречного. Поэтому со Львова и решил начать свое круговое путешествие.

К своим 19 годам единственное, чему я научился, – играть на гитаре. Некоторые говорят, что неплохо, но это всегда относительно. Так или иначе, за отсутствием денег я решил, что гитара поможет мне увидеть мир, потому что это единственное, что у меня есть, кроме сильного желания и авантюризма. По этой же причине я решил ехать автостопом.

Выбрав путь путешествовать уличным музыкантом в одиночку, я сразу понимал формат своих выступлений: это должны быть популярные песни под акустику, так как за них и денег поднять можно, и больше инструментов или техники, чем одну акустическую гитару, в путешествие автостопом взять с собой тяжело. Да, играть каверы – еще не значит быть музыкантом, но ситуация диктует некоторые условия.  

У меня оставалось 3 месяца на то, чтобы скопить на гитару, развить в себе какой-то вокал и разучить разных песен. С первым вышло несложно, и через полтора месяца я уже купил недорогую, но достойную «Сонату», которую сделал еще и электроакустической. А вот с вокалом я боролся до самого последнего дня перед выездом.

«Да, играть каверы – еще не значит быть музыкантом, но ситуация диктует некоторые условия»

Ссобойка

Я взял с собой минимум вещей и решил вписываться в городах по каучсерфингу, чтобы иметь возможность везти с собой еще и инструмент. Поэтому со мной был небольшой рюкзак со шмотками, ножом, едой и некоторыми штуками, вроде пауэрбэнка и фонаря. Cтартовый бюджет – 50 долларов.

С гитарой было сложнее. Раньше я уже играл на улицах и понимал, что без усиления на прогулочной улице или в туристическом центре делать нечего. Но дорога автостопом не дает возможности взять серьезную аппаратуру, поэтому я прихватил с собой маленький одноваттный комбик, который легко вошел в гитарный чехол, кабель джек-джек и пару батареек крон.

 

 

«Пьяный киевский мужичок, до глубины души тронутый “Трыма чарапахамі”, дает мне за них 200 гривен»

Дети брестских улиц

Станция метро «Малиновка», километр пешком, широкая пыльная обочина – стартую отсюда. Мне везет доскочить до Бреста на двух машинах. Петь я тренируюсь с утра по дороге уже на водителях – нужно же где-то размять голос. Из машин не выкидывают, значит, ничего, решаю я.

Брест оказывается неожиданно живым городом. Под вечер я выбираюсь на улицу Советскую, чтобы поиграть и прочувствовать местную тусовку. Людей оказывается много, но атмосфера спокойная, так что громкость не становится особым вопросом для выступления. Я играю пару часов и зарабатываю хоть и немного, но на продукты хватает. Что меня поражает в здешней уличной музыке, так это дети. Ага, дети.
 
Кроме дедушки с баяном и двух гитаристов, пришедших поздно вечером, я не видел здесь ни одного взрослого с инструментом. Всем, кто играл, было на вид от 10 до 15 лет. И звучала действительно классная музыка в качественном исполнении. Играли преимущественно инструменталы на скрипках, аккордеонах, гитарах, хэнгах, был даже один саксофонист. Такую концентрацию музыкантов я потом встречал разве что во Львове: новый человек почти через каждые 20 метров.

 

 

Львовские мантры

Львов бурлит и кипит. На его улицах в центре можно потеряться в шуме толпы и музыки. Что касается уличной музыки, тут играют все, все и везде. Если ты придешь в центр Львова играть, то Площа рынок и все, что к ней прилегает, – твоя цель. Музыканты здесь постоянно. Конкуренция, подумаешь ты, и будешь прав(-а), но во Львове музыкантов любят в любых количествах. Главное – найти себе место, быть необычным и громким. Тогда ты привлечешь внимание.

Если ты с акустической гитарой, аппаратура в виде даже минимального микрофона и усилителя придаст тебе авторитетности в глазах зрителей и поможет быть услышанным(-ой). Правило работает для улицы в любом большом городе. Правда, если решишь отправиться в музыкальное путешествие с аппаратом, лучше ехать на машине с друзьями, скинувшись на бензин.

В первый день я зарабатываю 200 с копейками гривен за пару часов, а вот во второй дело не идет. Тогда я решаю пойти разучить что-то из невероятно любимого украинцами «Океана Эльзы» где-нибудь в тихом месте неподалеку и нахожу безлюдный парк, который выглядит прямо как лес.

Когда я уже заканчиваю разбирать аккорды и мелодию «Обійми», из-за поворота неподалеку выходит Маричка – так она представляется. Она шла на звук гитары и просит меня продолжать играть. После короткого разговора выясняется, что она любит петь мантры. На скорое предложение поаккомпанировать им я сразу же соглашаюсь, и вот мы уже сидим и играем где-то в парке.

Потом мы решаем пойти поиграть для людей и находим тихую улочку в историческом центре. Маричка оттягивается по полной и очень радуется, потому что долго хотела и не могла так попеть. Нам даже что-то нападало в чехол, и она предлагает, чтобы я купил на эти деньги фруктов ребятам, которые меня вписали, ведь играли мы все-таки для души. Я полностью согласен: возьму им кило бананов. А Маричка исчезнет в водовороте львовского движа так же стремительно, как и появилась.

 

 

«Вано жалеет, что я не смогу играть в их группе, и даже предлагает мне переехать – через две минуты знакомства»

Киевский Паша и N.R.M.

По дороге в Киев я провожу три часа под палящим солнцем на выезде со Львова, где для меня и еще человек пяти рядом не останавливается ни одной машины.

В Киеве я оказываюсь уже ночью и на следующий день сразу же иду в самый центр. Сразу скажу: если ты приехал(-а) сюда играть уличную музыку – иди на Майдан или по Андреевскому спуску к Киево-Могилянской академии, это твои основные локации, там играют все.

Когда я сажусь в укромном местечке, чтобы разыграться, пьяный киевский мужичок, до глубины души тронутый «Трыма чарапахамі», дает мне за них 200 гривен.

В первый день на меня выходит киевский журналист Паша, с которым мы встречаемся уже назавтра. Как выясняется позже, Паша прется с беларусской культуры и музыки, в особенности с Вольского, поэтому он разговаривает со мной почти на идеальном беларусском. А на крыше его дома ночью под дешевое, но вкусное киевское пиво мы поем классику N.R.M. По итогу я ночую тут же, утром Паша дает мне бело-красно-белый флаг, с которым я смогу фоткаться в значимых местах по дороге, потому что свой я, дурак, забыл дома.

Наверное, творчество N.R.M. – это тот кусочек Беларуси, который невольно будет сопровождать меня всю дорогу, словно горстка родной земли в кармане. Впрочем, я за.

После киевских приключений ко мне придет еще один урок уличной игры: если ты приехал(-а) в новый город, не иди выступать на улицу в первый день, лучше потрать его на прогулку или тусу с местными, посмотрев заодно в это время места, где можно дарить людям музыку, и выбери из них лучшее.

 

 

 Необычные встречи в Мариуполе

После Полтавы, Харькова и Днепра я еду по востоку Украины на юг, в Мариуполь. Туристический бус, который я поймал километров за 80 от города, высаживает меня прямо в центре, совсем рядом с квартирой, в которой я вписываюсь. Иду на нужную локацию, меня неожиданно окликнул местный паренек. Он подходит ко мне вместе с девушкой и спрашивает:

– Привет, парень! Играешь на гитаре?

– Да.

– Мы ищем гитариста в группу. Приходи на репу.

Я неслабо удивляюсь такому предложению, потому что приглашать в свою группу первого встречного с гитарой – очень необычный подход. По крайней мере, для меня.

Я рассказываю Ване и Софье – так зовут ребят, – что живу почти за 1500 километров отсюда и о своем путешествии. Вано жалеет, что я не смогу играть в их группе, и даже предлагает мне переехать – через две минуты знакомства. Выясняется, что Ваня – драммер местной группы Sunscream, а Софья – его девушка – учится в Харьковском университете искусств и иногда играет с ребятами на клавишах.

Послезавтра Sunscream будет давать уличный концерт в ближайшем курортном поселке Урзуфе. Весь аппарат с их собственной репетиционной базы уже загружен в машину, и порепать не получится. Но он сразу же приглашает меня выступить с ними. Огонь! Мы договариваемся сыграть вместе примерно четыре песни, обмениваемся контактами и расходимся до послезавтра.

В назначенный день я добираюсь до Урзуфа автостопом, потому что у парней не хватает на меня места в тачке. Мы списываемся с Ваней и встречаемся на оговоренном месте недалеко от моря.

На гитаре в Sunscream играет Игорь, у микрофона с басом в руках стоит Никита, а с Ваней мы уже знакомы. Ребята начинают распаковывать и расставлять аппаратуру, я включаюсь в процесс. Скоро их директор дядя Леша приносит удлинитель, подключенный в ближайшем магазине. У группы есть все, чтобы выступить громко. Мы расставляемся, проводим быстрый саундчек, и парни начинают играть свой сет.

«Беларусов здесь вообще любят»

У Sunscream для уличных выступлений подобраны песни, которые на слуху у всех, вроде «Rape Me», «Нонстопа», «Nothing Else Matters», «Батарейки», «Воинов света» и всего в этом ключе. Да, улице нравится слушать хайповые штуки. А еще у пацанов энергичная подача и есть светомузыка, поэтому толпа собирается почти сразу же. Все же в какой-то момент ко мне подходит Игорь и говорит, что сегодня почему-то не прет, и, наверное, мой выход делать не будем. Я успеваю подумать: «Ну ох*енно, бл*!» – и остаюсь следить за концертом.

Ребята играют еще пару песен, и тут у Игоря лопается 5-я струна. Без нее он не сможет нормально продолжать, а запасных у него нет, поэтому я даю ему свой комплект. В этот же момент дядя Леша решает представить меня публике, и в общем сумбуре ситуации я вываливаюсь к микрофону.

Если парни говорят, что не прет, значит надо исправлять ситуацию и заводить народ. Поэтому я понимаю, что главное сейчас – выступить с подачей и от души. Мой рассказ о том, что я автостопом из Беларуси добрался до их мест, трогает публику, беларусов здесь вообще любят. Остается только спеть им нашу песню и научить их петь вместе со мной, чтобы раскачать атмосферу. А что может быть проще, чем «Гэй, ла-ла-ла-лай!»?

 

 

И вот мы уже вместе с украинцами поем Вольского. Через пару минут Игорь заменяет струну, и мы начинаем нашу общую часть сета. Первая песня – «Воины света». Для многих украинцев она является культовой вещью, поэтому народ реагирует на нее по-особенному.

Уже по дороге в Мариуполь, куда ребята меня подбрасывают, я узнаю, что им по 17 лет и что они выступают на украинских фестивалях вроде Respublika. Парни прикидывают, что заработали за сегодня 1000 гривен. Говорят, это немного в сравнении с обычным вечером, но зато хорошо оторвались. Они дают мне сотку, которую я бы даже и не брал, ведь после такого выступления никаких денег не надо, но ребята настаивают. Дядя Леша развозит нас всех по ночному городу, и на этом мы прощаемся.

 

 

«На вершине настолько захватывающий вид, что я зависаю там часа на четыре»

Скалистый джем

Стоя на пустынной трассе в направлении Одессы, я наблюдаю, как под пылающим солнцем шуршат по ниве и катятся через дорогу перекати-поле. Они подпрыгивают на ветру, а потом легко и сухо ударяются об асфальт. В эти моменты время замедляется и все кругом зависает в расплавленном воздухе. У меня стойкое ощущение, что я попал в американский вестерн про Техас или Аризону.

Мне везет: в середине дня я ловлю прямую машину и к вечеру добираюсь до Одессы. Здесь я не иду на улицу за деньгами, но знакомлюсь в ВК с девушкой Владимирой. На другой день мы встречаемся с ней и ее другом Сашей на Потемкинской лестнице. Ребята показывают мне свои любимые локации, а в десять часов вечера по дороге на море выясняется, что Саша закончил консерваторию и на полгода ездил в Чехию учить детей музыке.

У нас одновременно рождается предложение собраться и поджемить. Мы планируем это на вечер следующего дня и между вариантами замутить уличное выступление или камерную тусовку выбираем второе. В последний день моего пребывания в Одессе мы договариваемся встретиться на том же месте, которое они мне показали вчера. Это невероятной красоты пляж на диком скалистом берегу, засыпанным галькой.

Саша приносит с собой блокфлейту, а Влада будет подпевать и иногда просто слушать. Мы садимся на большой отломанный кусок скалы и в лучах заходящего солнца играем то фолк, то фанк, и, уже когда стемнело, переходим на песни. Ребята поют свои, популярные здесь вещи и просят меня спеть что-то по-беларусски. На этот раз я решаю сыграть им «Рамонкі» і «Грай». Неподалеку стоит палатка, и девушка оттуда приходит нас послушать.

Вернувшись на квартиру поздно вечером, я нахожу в однушке вместо одного парня Назара еще 5 человек: двух девушек из Львова, еще двух из Минска и парня из Киева. Всем им нужно было экстренно куда-то вписаться, и они вписались сюда. У нас завязывается разговор с Оленкой из Львова. Она рассказывает, как их с подругой выгоняли из предыдущей квартиры, как она попала сюда, и, узнав о моих дальнейших планах, говорит:

– Я волонтерю на «Захидфесте» в этом году. Пригоняй!

– Но я без билета.

– Что-нибудь придумаем.

 

 

«Калі выйдзеш у горад ці залезеш у горы»

Дальше я держу путь в горы через Винницу и Каменец-Подольский. Горы – это особая вещь. Их вид и масштабность всегда вдохновляли меня. Я руководствуюсь сильным желанием забраться на вершину украинских Карпат – Говерлу – и сыграть там на гитаре. А после еще классно бы успеть на «Захид» к Оленке.

Через несколько дней и городов я добираюсь до Ворохты – туристического поселка в 20 километрах от самой горы. Каучсерфинг здесь не работает, и мне надо искать вписку на месте. По итогу получается остановиться в доме душевных местных пенсионеров Антона и Марии.

На следующий день с самого утра я выбираюсь в горы, взяв с собой гитару и минимум еды. Через час я уже стою у подножия Говерлы, а тучи на небе как по заказу разошлись. Оказывается, карабкаться вверх по камням с акустической гитарой не так уж и сложно: она почти ничего не весит.

На вершине настолько захватывающий вид, что я зависаю там часа на четыре. Это первый раз, когда я поднимаюсь в горы и от увиденного у меня перенимает дух. Но и о другой своей цели я не забыл: расчехляю гитару и играю Вольского. Если уж всю дорогу со мной едет эта музыка, то и на самом верху Украины она должна быть со мной.

Оказывается, помузицировать на Говерле хотел не один я. Еще три человека просят у меня гитару со словами, что это их давняя мечта – поиграть здесь. Ну как не поделиться?

Уже во время спуска у меня окончательно расходится молния в чехле, я попадаю в трясину по колено и наматываю лишние 10 километров по горам, но все это неважно после увиденного и сделанного. Теперь надо возвращаться и успеть высохнуть, потому что завтра дорога на «Захид».

 

 

«“Захид” стал идеальной точкой в моем путешествии»

Хиппи, «Захид» и огонь

За Ивано-Франковском, когда до «Захида» остается еще 140 километров, меня подбирает парочка хипповых ребят, которая выехала сюда словно прямиком из 69 года. Я даже удивлен, что у них «тойота», а не «жук», – наверное, маскируются. Они сами спрашивают у меня, не до Родатычей ли я еду, и, получив положительный ответ, говорят: «Заскакивай!»

Ира и Женя кайфуют от жизни. Им около 50, они рассказывают мне, как катаются по фестивалям и путешествуют. Ира курит одну за одной, закинув босые ноги на переднюю панель. Женя включает песни, которые записывают их дети. В машине такая кайфовая атмосфера, что кажется, будто мы едем на «Вудсток».

На «Захиде» мы встречаемся с Оленкой, она вписывает меня в палатку своей подруги, а после мы решаем, что нам нужна тусовочная компания, и отправляемся колядовать с гитарой.

Что касается уличной музыки, на «Захиде» популярная тема – играть на главной аллее, пока не насобираешь на билет. На следующий день я сам увижу, как перед входом соберется абсолютно безумная компания из незнакомых людей: гитариста, саксофониста и драммера с бутылками и стулом вместо барабанов, которые будут несколько часов играть крутейший джаз, собирая на билет саксофонисту. Украина – страна талантов. Вот только откуда у него саксофон в лесу?

Уже вечером мы с Оленкой попадаем на крутой концерт O.Torvald. После мы возвращаемся целиком в его атмосфере с бесконечными компаниями, где ведутся разговоры обо всем и под всем среди бесконечных ночных костров. Оседаем в одной такой компании, а потом незаметно получается, что последними двумя здесь остаемся мы с Оленкой, и вот мы уже целуемся у огня на моем гитарном чехле и чьем-то коврике.

Когда я под утро возвращаюсь в палатку, мощный дождь вымачил ее насквозь, и я сплю на том же гитарном чехле в обнимку с инструментом, накрывшись дождевиком. Назавтра мне нужно будет лечиться от простуды, сушить все до последней вещи и даже саму гитару, но «Захид» стал настолько идеальной точкой в моем путешествии, что это все просто мелочи.

 

 

Широкой дороги!

Если ты отправляешься в авантюрное путешествие, значит, в твоей жизни это для чего-то необходимо. Поедешь ты искать себя или других, с музыкальным инструментом или с палкой от швабры вместо посоха, с желанием просветлиться или оторваться, с планом или без – ты обязательно что-то приобретешь.

За время дороги я ясно уяснил: когда ты находишься в поисках музыки, она тоже ищет тебя, и когда-нибудь вы обязательно встретитесь. Скорее всего, это произойдет в самый неожиданный для вас обоих момент.

Как говорил поляк Матей, который подкидывал меня под Днепром: «Широкой дороги!»

КАМЕНТАРЫ (0)

Каментаваць


«Аб’ект»: гарадзенскі вайб ускалыхнуў Кастрычніцкую

«Аб’ект»: гарадзенскі вайб ускалыхнуў Кастрычніцкую

Глядзі, як прайшла першая вечарынка «Аб’ект» у Менску.

Стыд и любовь в «Корпусе»: в Минск приезжали Shortparis

Стыд и любовь в «Корпусе»: в Минск приезжали Shortparis

Смотри, как авангардное искусство поступает в кровь.

Чем живет Dakooka?

Чем живет Dakooka?

Dakooka рассказывает о турах, одноликих городах и схематичности песен.

Звукорежиссер Nestanda Records – про автотюн, хип-хоп и единение с музыкантами

Звукорежиссер Nestanda Records – про автотюн, хип-хоп и единение с музыкантами

Кто построил Nestanda Records, стыдно ли пользоваться автотюном и какую технику купить для звукорежиссуры – отвечает Антон Акимов.

14 лучших песен октября

14 лучших песен октября

Рассказываем о треках, которые точно должны прозвучать в твоих наушниках.

Рейв, трэш, угар. Как прошел концерт Little Big?

Рейв, трэш, угар. Как прошел концерт Little Big?

Их последние релизы называются «Antipositive», но на концертную атмосферу это не распространяется.

«Негатив – это бесполезная история». Чем живет Kipah?

«Негатив – это бесполезная история». Чем живет Kipah?

Личный разговор с Егором: о семье, работе, будущем «Бассоты» и культуре сегодняшнего Минска.

Где искать крутые виниловые пластинки?

Где искать крутые виниловые пластинки?

Диджеи рассказывают, где они покупают винил и зачем это делать в 2018 году.

«Лучшее завтра» – новый сингл «Петли пристрастия»

«Лучшее завтра» – новый сингл «Петли пристрастия»

Свежий постапокалиптичный трек от «Петли» уже у нас. Ура!