«СБПЧ»: «Мы сейчас на пике нашей формы»

В этом году «СБПЧ» записали десятый лонгплей, обновили состав и стали двукратными номинантами премии Jager Music Awards. Сейчас группа приехала в Re:Public с презентацией пластинки «Мы не спали, мы снились» – ловим фронтмена Кирилла Иванова в камерной гримерке и засыпаем его вопросами о музыке, детях и политике.

 

Outlaw country, музыкальный дуализм и пластинка «Мы не спали, мы снились»

– «СБПЧ» уже 12 лет. Как это – столько лет взращивать свое творение?

– Странно, непривычно – каково может быть, когда ты так долго занимаешься тем, чем ты никогда не собирался заниматься? Удивительно и клево, как это все мутирует, трансформируется и во что-то превращается.

– Приведу пример: Dakooka планировала закрыть свой проект, потому что ей надоело делать одно и то же…

– Не, я ничего не планировал закрывать, и открывать не планировал никогда. Я записал какие-то песни и делал их долго, и все люди, которым я их показывал, говорили: «Здорово, что ты этим занят, а не пьяным лежишь в подворотне». Потом этот альбом  издали, и вот мы сидим здесь, спустя 12 лет.

– «Мы не спали, мы снились» похож на самый жизнерадостный альбом в вашей дискографии. Это так?

– Ни черта себе! Это альбом, на котором есть песня «1999» про цинковые гробы из Чечни, – веселый альбом, воодушевляющий?

У нас были какие-то идеи, и мы позвали нашего друга Сашу Липского, попробовали что-то с ним записать и вместе с ним сочиняли этот альбом. Наша любовь и тяга к электронной музыке повлияли друга на друга – нашла коса на камень, и такой альбом получился. Этому нет никакого объяснения кроме того, что вот так мы жили весь позапрошлый год.

«Концепция каждого нашего альбома – это отрезок нашей жизни, и потом, когда мы будем вспоминать свою молодость, будем вспоминать ее по этим альбомам»

 

– Этот альбом можно назвать концептуальным? Его треки как-то связаны между собой?

– Между этими песнями такая же связь, как и между нами всеми. Его объединяет только то, что его сделали все мы, и он, как любой наш альбом, отражает то, как мы в этот момент жили и живем. Концепция каждого нашего альбома – это отрезок нашей жизни, и потом, когда мы будем вспоминать свою молодость, будем вспоминать ее по этим альбомам.

– В ваших песнях очень необычная лирика, поэтому я хочу узнать, что для вас важнее – текст или музыка?

– Я стараюсь избегать любой дуальности, чтобы в жизни не было выбора между двумя какими-то вариантами. Мне кажется, что это очень тяжелая вещь – почему так мало, почему нужно выбирать из двух?

Я думаю, что мы занимаемся музыкой, и наши слова неотделимы от песен – в этом их сила, ведь я не выхожу их читать один, как стихи, потому что они стихами не являются. Это песни, они намного полновеснее, чем просто написанный текст. Поэтому они важны целиком: мы очень долго над этим голову ломаем, чтобы текст и музыка работали вместе для нашего счастливого и безбедного будущего.

 

– Илья Барамия перешел в проект «Аигел», а Женя Борзых стала частью вашей группы. Как эти перемены повлияли на «СБПЧ»?

– У этого есть разные аспекты. Во-первых, мы с Ильей выступали с самого начала группы  – для меня это был психологически важный момент, мы с ним 12 лет играли вместе. Его переход был для меня потрясением, но потрясением классным – в том смысле, что это хороший повод посмотреть по сторонам и подумать, что и как ты вообще хочешь делать.

Во-вторых, мне кажется, что мы сейчас находимся на пике нашей формы: думаю, мы никогда так убедительно, мощно и энергично не звучали. Для нас это самая важная штука в музыке – пытаться сделать что-то новое, в первую очередь неожиданное для самих себя. Главное, чтобы из этой трансформации не пропадала энергия – мы занимаемся всем на свете, всеми жанрами, кроме скучного.

– А ты сможешь определить жанр, в котором играет «СБПЧ»?

– Многие годы нас спрашивают, как называется то, что мы делаем, и вот мы наткнулись на очень точное описание нашей музыки: в 20 веке в Америке был такой стиль, «outlaw country», и это как раз тот жанр, в котором работаем мы.

«Это песни, они намного полновеснее, чем просто написанный текст»

– Над чем «СБПЧ» работает прямо сейчас?

– Специально для 34mag.net будет эксклюзивная информация: мы работаем над песнями. Что угодно ждали от нас, но не того, что мы будем работать над песнями, – это просто абсурдное заявление, но я готов им поделиться.

Когда мы заканчиваем альбом, мы чуть-чуть отдыхаем, придумываем, как его играть, и потом ездим с концертами, но параллельно пытаемся придумать что-то новое. Тебе все время хочется в студию, есть периоды, когда ты копишь какие-то идеи, – мы сейчас очень воодушевленные из-за того, что у нас накопились идеи для новых песен. Пока у нас нет никакого представления о том, что и как мы выпустим, – есть небольшие обязательства, я не знаю, что мы выпустим, но мы работаем над песнями, мы все время это делаем.

 

 

Дети, музыка и Feduk

– На вашем последнем альбоме звучит детский хор. Откуда такая идея и насколько легко вам было работать с детьми?

– Как только я принес хук песни «У нас есть все» и стал всех убеждать, что этот трек должен звучать вот так, мы быстро что-то накидали, и сразу стало понятно, что здесь нужен хор. И сразу придумали, что в песне «Молодость всё простит» мы тоже можем использовать хор, но иначе. В хип-хопе обычно что-то сэмплируется и обрабатывается, мы записали хор и обработали его также, как это делали все на свете – от De La Soul до Jay-Z.

Работать с детьми было легко – у этого хора очень классный и доброжелательный руководитель. Они закончили записываться с Бутусовым и стали записываться с нами – они очень быстро все разучили и за один день на студии «Мелодия» в Петербурге все это записали. Даже не за день, а за 2-3 часа – сложность была только в том, чтобы расставить правильно микрофоны.

– Раз мы заговорили о детях: твоему сыну нравится музыка «СБПЧ»?

– Когда мы закончили «Мы не спали, мы снились», я много раз слушал альбом дома, чтобы понять, как он звучит. Васек, конечно, стонал: «Когда это кончится, когда ты это уже выключишь?» А он ведет ведет эфир в Instagram и в сториз отвечает на разные вопросы. Когда у него спросили, нравится ли ему папина музыка, он написал: «Нравится, но не любимая».

Я много всякого узнаю от Васька: он любит музыку, которую делает Feduk, и мы даже были на его концерте.

– И как Feduk вживую?

– One love.

«Мы сейчас находимся на пике нашей формы: думаю, мы никогда так убедительно, мощно и энергично не звучали»

– Ты когда-нибудь писал песни специально для Васи?

– Есть несколько песен, которые очевидно посвящены ему, – это разговор с ним.

– В твоих треках есть «тайные пасхалки», предназначенные только для сына?

– Так я вам и рассказал про пасхалки, которые вы не разгадали. Это все про меня и про то, как мы живём, – во всем этом есть Вася.

– Ты как-то сказал, что «однажды ребенок разочаруется в родителе». У твоего сына уже было такое разочарование?

– Разочаровался ли во мне Вася? Ну нет, ему еще 11 лет, но сейчас будет подростковый период, и к этому нужно быть внутренне готовым всем родителям, ведь детям нужно преодолеть своих родителей. Дети в этом возрасте все время пытаются тебя подловить на чем-то и доказать, что ты не такой уж большой и великий, способный своей тенью закрыть солнце. На это надо просто спокойно реагировать, это не то, как он ко мне относится, это то, что он сейчас переживает.

– Ты можешь дать какой-нибудь совет будущим мамам и папам?

– Я думаю, что нет никакого воспитания, кроме собственного примера. И чем больше вы будете вглядываться в своих детей, тем больше вы будете замечать в них своей херни, будете на нее сердиться и понимать, что вы сердитесь на себя самого. Если это знание постоянно держать у себя в голове, то жизнь будет намного проще.

 

 

Клипы, запреты концертов и «лучшая песня на планете Земля»

– Тебя часто узнают на улице?

– 3-4 раза в неделю я с кем-то в Петербурге фотографируюсь на улице. Это никогда не бывает утомительно или назойливо.

– У вас запланированы концерты в Харькове, Киеве и Львове. Как вы это провернете, если Украина запретила въезд российским мужчинам от 16 до 60 лет?

– Мы ждем конца декабря, этот указ ведь только до конца этого месяца. Мы надеемся, что все будет хорошо.

– Ты говорил, что в подростковые годы ты был очень политизированным, отсюда и трек «1999». Как ты относишься к теперешней ситуации в мире?

– А как ты относишься к грязи и к камням, летящим в тебя? Любишь ли ты, когда тебя разрубают пополам лазером? Мы находимся в тяжелой, мрачной ситуации – другое дело, что про нее все ясно, от начала и до конца.

«Чем больше вы будете вглядываться в своих детей, тем больше вы будете замечать в них своей херни»

 

– За последнее время в России отменили больше двадцати концертов. Что ты можешь сказать по этому поводу?

– Это мрак. Истинное удовольствие мне доставило чтение расшифровки встречи Птахи, Жигана, депутатов и еще каких-то публичных интеллектуалов, которые собрались в Госдуме, чтобы обсудить запреты концертов.

Это ужасно и абсурдно. Это за пределами добра и зла, но это просто еще одно дополнение к всеобщему аду, который происходит вокруг, и у этого ада есть более мрачные проявления. Мрачные, страшные, бессмысленные и жуткие, которые просто связаны с человеческими жизнями. Это ни в коей мере не умаляет ужаса того, что отменяются эти концерты, и как это негативно влияет на находящуюся в зачаточном состоянии концертную жизнь в России – выступать негде, расстояния огромные, все очень сложно и тяжело. Но вокруг есть еще более страшные вещи, и это демонстрация того, насколько вся эта махина бессмысленна, неповоротлива и лишена какой бы то ни было логики.

– Ты назвал песню Beastie Boys «Gratitude» «лучшей песней на планете Земля». Почему?

– Я просто фанат Beastie Boys, это моя любимая группа вообще – я их любую песню могу назвать «лучшей на планете Земля».

 

 

– Почему вы решили скрепить в своем сентябрьском клипе сразу три песни?

– Это была идея нашего друга и режиссера, Андрея Вальдберга. Он так это услышал и так это придумал, и ему хотелось сделать клип сразу на три песни – он понимал, как они будут связаны сюжетно, поэтому это все было легко и радостно. Мы просто помогли ему что-то организовать, а он ушел и пришел с клипом. Это лучшая работа. Андрей – мой друг, я его хорошо знаю, и это отражение его переживаний и мыслей, которые близки любому родителю. Это клип про то, как дети побеждают своих родителей, – я его так понимаю.

– Ты не в первый раз говоришь о победе ребенка над родителем. Ты хочешь, чтобы твой сын тебя победил?

– Я не хочу, это так и происходит: вспомните себя подростком, вам все время хотелось чего-то такого. Это же происходит на «автомате» – не потому, что ты хочешь сказать «нет» своим родителям, ты просто пытаешься сказать им, что ты все можешь сам. Это просто такой период.

– В другом вашем клипе, «Африка», снялся Саша Гудков. Чем он крут?

– Помимо очень классной реакции и очевидных вещей вроде парадоксального юмора, он очень хороший друг и просто очень хороший чувак – такой человек, которого ты видишь и сразу хочешь обнять, приласкать и защитить от злого мира.

«Я обычно так и ворую: украду что-нибудь, улучшу и обратно принесу»

– Он ведь стал криейтером песни «Кристалл», верно?

– Да, так и было. Мы и в этом, и в прошлом году были вместе: он просто напевал эти строчки, а потом они с Женей придумали мелодию. Потом, по словам Жени, я все это у них украл – у этих двух бездельников, которые с этим бы ничего не сделали. Я обычно так и ворую: украду что-нибудь, улучшу и обратно принесу.

– Ты говорил, что «СБПЧ» – «это попытка придумать свой отдельный мир и туда всех затащить». За 12 лет тебе удалось создать этот мир?

– Какой-то мир создать получилось. Мне кажется, мы делали и делаем очень разные вещи, и при этом тем, что мы делаем сейчас, мы не отменяем предыдущего. Мне кажется, это очень клевая штука: у нас есть друзья-музыканты, которые что-то делают и говорят, что до этого они делали говно. У «СБПЧ» все иначе: когда мы делаем что-то новое, мы остаемся в своей логике, это не вызывает у нас самих отторжения.

 

Фото: Таня Капитонова

«Кому вообще нужны альбомы в 2019-м?»: интервью с группой «Комсомольск»

«Кому вообще нужны альбомы в 2019-м?»: интервью с группой «Комсомольск»

Чем живет «Комсомольск»?

Группа «СОЮЗ» представила альбом «II»

Группа «СОЮЗ» представила альбом «II»

Минское трио выпустило второй альбом и рассказало нам о нем.

14 лучших песен апреля

14 лучших песен апреля

Казахский поп, украинский рэп и самая разная беларусская музыка – апрель в огне.

Камерная красота. Как прошел концерт Алины Орловой?

Камерная красота. Как прошел концерт Алины Орловой?

Обаяние, уют и музыка.

«РСП» + «ЭВМ» = культавыя ўсягда

«РСП» + «ЭВМ» = культавыя ўсягда

34 песни, которые свае рэбята знают наизусть.

Плейлисты музыкантов: Beissoul & Einius

Плейлисты музыкантов: Beissoul & Einius

Подающие надежды ветераны. Большое интервью с «РСП»

Подающие надежды ветераны. Большое интервью с «РСП»

Участники группы – про свою музыку, место на беларусской сцене и нескучный быт.

Твоя девятнадцатая «Мечта»

Твоя девятнадцатая «Мечта»

«Мечта», ты космос.

Palina выпусціла альбом «Грустные песни»

Palina выпусціла альбом «Грустные песни»

Жывыя інструменты саступілі месца электроннай музыцы, але жывасць песень Паліны засталася з ёй.