Intelligency: «Мы – хвостик своей же собачки, который следует сам за собой»

Всеволод Довбня – фронтмен Intelligency – рассказал нам, над чем минская группа работает сейчас, почему от успеха «August» у них не было медных труб, а заодно объяснил, что в 2021 году не осталось ни поп-музыки, ни андеграунда. Посмотреть на лайв Intelligency можно будет 18 февраля в рамках онлайн-фестиваля VOKA.

 

 – Давай начнем со здоровья. Вы как, переболели короной? 

– В декабре мы с ребятами должны были ехать на съемки одной популярной телепередачи. Но прямо перед выездом в аэропорт выяснилось, что у меня положительный тест. Поэтому я тогда успешно переболел. Болел по классике: температура и состояние на грани пневмонии. Приключение так себе, и будь у меня возможность что-то поменять – я бы лучше не болел такими делами. Зато антитела какие-то выработались.


 – Как выглядит творческий процесс группы после хита уровня «August»? Не появляется ли страх не повторить успех? 

– Нет, страх отсутствует абсолютно. Во-первых, «August» – не выстраданная песня, она получилась сама собой. Это наше концентрированное творчество. Мы бы скорее переживали, будь это не наша песня не в нашем стиле. А учитывая, что это направление мы выкристаллизовывали очень долго, «August» – максимальный уклон нашего творчества в сторону поп-музыки. Нас это особо не беспокоит, просто забавно. Творческий процесс поменяло только в плане того, что мы смогли позволить себе новое оборудование и пространство, которое сделали более андеграундным и приятным, подходящим для создания нового творчества.

«У меня в целом огромный скепсис к понятию "андеграунд"»

 – Был момент, когда сильно устали от этого трека? 

– Конечно, мы люди, которым свойственна раздражительность. Когда везде просят один и тот же проигрыш из этой песни для рекламы, например. Но не сказать, что там был ужасающий шум, который нас менял, смутил или изменил. Мы продолжали работать, плюс пандемия внесла корректировки. Было удивительно понаблюдать со стороны, как это происходит. Вот некоторые люди на концертах просят только эту песню – ну и пожалуйста. Если человеку нравится хоть одна твоя песня, ты уже что-то сделал.


 – Права на «Renovatio» купил лейбл Warner, а последний релиз вышел уже на Universal. Почему перешли? 

– Мы никуда не переходили. Юридически мы временно работаем с Universal, но у лейбла Warner есть права на альбом «Renovatio». А сейчас мы просто решили посмотреть, как релиз будет выглядеть на другом лейбле. И не сказать, чтобы Warner этому сильно сопротивлялся. Интересно посмотреть, как работают другие мейджоры.

 

 

 – Понимаете, куда хотите двигать творчество? 

– Музыка будет двигаться все туда же, просто станет четче: где-то биты будут убедительнее, где-то оборудование синтовое прикупили, где-то будет больше минимализма. Нам приятно работать, потому что мы не следуем взятой откуда-то музыкальной формуле. Нам не надо, как хвостик, вилять за индустриальным пластом. Мы – хвостик своей же собачки, который следует сам за собой. Как пел великий Скриптонит, «у себя не с***дишь».


 – Вы пишете в соцсетях, что считаете готовящийся альбом своим лучшим. Это всегда так или особенный случай? 

– Мы свой каждый альбом считаем лучшим. Да и так и получается: каждая последующая работа сильнее предыдущей. Иначе мы бы не выпускали такой альбом. Судя по наработкам, новый релиз – еще более целостный, интересный и убедительный. Убеждены, что это будет наш лучший альбом. Без жеманства, как есть.

«Лучшее, что было в 2020-м: мы поимели успех»

– Окей, а как вы сами себя позиционируете сейчас? 

– Мы максималисты. Нет противоречия в том, чтобы одновременно хотеть и того, и другого. Ни финансового, ни идеологического. У меня в целом огромный скепсис к понятию «андеграунд». Есть подозрение, что в век интернета андеграунда не существует. Когда мы используем это слово, речь про нишевую музыку, которая не может звучать на поп-радио. И то на примере Gesaffelstein или тяжелого металла – нет андеграундных ни рок, ни электронных стилей, все находят своего слушателя.


 – Где ваше место в этих музыкальных реалиях? 

– Многие говорят: «Вы попса», «Вы андеграунд!» На что можно смело сказать, что человек, который сейчас делит музыку на такие категории, не понимает базовых вещей. Есть понятие «формат». Но и формат уничтожен – сейчас он представляет собой много-много сегментов, каждый из которых становится попсой в своем жанре. Жанр набирает популярность и аудиторию – и уже становится попсой. Мы видим в этом элемент трендсеттеринга, а мы не против стать трендсеттерами или просто развивать свое видение.

 

 

 – Прошлый год – сложный во всех смыслах. А что лучшее, что в нем случилось? 

 

– Я бы не сказал, что прошлый год был сложный. Он был именно трудный, потому что мы увидели реальность как она есть. И пришло время над ней трудиться. Но давно же пора. Обнажились проблемы человеческого устройства не только у нас, но и по всему миру. Если бог существует, это был его гениальный ход: он перевернул наш черный двор и показал, что там все мхом поросло – а мы на все забили. Потому что как решить проблему в супермаркете, понятно сразу, а вот над тем, что стоит за человеческой душой, нужно постоянно работать. Это был полезный год, скажем так.

А лучшее, что в нем было: наверное, мы поимели успех. Вот в том смысле, как это принято считать. Главная новость для меня лично – родился сын. Как коллектив мы поняли, как все работает: химия между нами, творческий процесс, выработали свой стиль.

 

«Музыка в Беларуси помогает нам увидеть нас самих»


 – Насколько музыка помогает жить в Беларуси 2021 года? 

– То, о чем поют люди, сейчас важнее, чем песни, которые поются во времена бесконечного магазина. И, конечно, «здорово», что индустрия валится в какую-то черную дыру – речь про вот такой чисто коммерческий хип-хоп и прочую чушь. Но я думаю, что в ближайшее время нас ждет рост настоящего андеграунда и творчества о человеческой душе, ее динамике. Люди будут слушать настоящее. Потому что время формы постепенно меняется на время сущности, они все время сменяют друг друга. Второй этап намного богаче: люди смотрят глубже и попадают в самую суть вещей.

А еще музыка в Беларуси помогает нам увидеть нас самих. Кто-то закрывает глаза и не хочет на это смотреть. А те, кому надо, давно все увидели – и музыка им помогает.


 – Вы сейчас участвуете в ивенте VOKA. Насколько онлайн-концерты могут заменить офлайны? 

– Никогда. Мы в принципе не планировали участвовать в таких ивентах. Но первое: хочется зарабатывать, говоря открытым текстом. А второе: мы хотим хоть как-то общаться со зрителями музыкой и не видим другой альтернативы. Так что это отличный инструмент для общения со своей аудиторией.

 

 

 

 

18 февраля пройдет онлайн-концерт «On Air Party на VOKA». Можно будет бесплатно посмотреть на выступление Intelligency, а заодно – Nizkiz, Palina, J:Морс, Леры Яскевич и Harmonix College. Физически зрителей на этом концерте не будет (потому что здоровье – по-прежнему самое важное), зато никто не помешает тебе подключиться к мини-фестивалю беларусской музыки онлайн и вспомнить любимые песни всех участвующих артистов и артисток.

Начало – в 19:00, трансляция будет доступна на сайте voka.tv и в приложении VOKA на любом мобильном устройстве и в сети любого оператора.

 

ООО «Вундербай»
УНП 192153894

Бизнес на карантине: музыкальная студия Максима Кульши

Бизнес на карантине: музыкальная студия Максима Кульши

«Через день на счет студии перевели € 14 000».

12 главных песен марта

12 главных песен марта

В марте было все – от больших суперзвезд до неожиданных локальных сюрпризов.

Ballantine’s True Music запускает проект Online Sessions

Ballantine’s True Music запускает проект Online Sessions

Слушай классных диджеев, саппорть любимые бары и тусовки.

Перемотка: N.R.M.

Перемотка: N.R.M.

Редактор «Першака» впервые послушал все альбомы N.R.M – и внимательно записал впечатления.

Вечеринки Минска. Большой гайд

Вечеринки Минска. Большой гайд

Подсказываем, как провести выходные.

11 главных песен февраля

11 главных песен февраля

Беларусы обращаются к наследию Михея, UK-гэридж жив, «Би-2» в отличной форме.

Как прошел первый концерт группы Drezden в Минске?

Как прошел первый концерт группы Drezden в Минске?

Расстояние между Минском и Дрезденом – 1155 километров. Но 23 февраля оно вдруг превратилось в 0.

Камера, мотор, Лобач. Интервью с режиссером Belsat Music Live

Камера, мотор, Лобач. Интервью с режиссером Belsat Music Live

Разговор о целеустремленности, косяках на съемках, хуторе на Немане и «беларусской загранице».

Гайд по беларусским фестивалям-2020 (который будет обновляться)

Гайд по беларусским фестивалям-2020 (который будет обновляться)

Это будет очень хорошее лето.