Подающие надежды ветераны. Большое интервью с «РСП»

В конце прошлого года «РСП» вернулись со своим пятым альбомом «Карняплоды любві» , который удачно презентовали в «Брюгге».

 

Наш редактор Леша Горбаш встретился с участниками квартета в другом важном для минского рока месте – баре TNT. Там и случился наш хаотичный диалог. Хаотичный, потому что локация беседы менялась с курилки на парковку, а потом и на задний дворик.

Спикерами выступили сразу все музыканты группы – это тот редкий случай, когда в разговоре участвовал каждый из них. Если в начале с нами были только Паша и Денис, то к середине разговора подошел Андрей, а к финалу появился и Саша – удалось поймать их всех!

Поговорили обо всем: новом альбоме и краудфандинге, концертах, чувстве молодости и нескучном быте. Узнали, почему Денис ушел из театра (ну как узнали), сколько Саша экономит без алкоголя и как Паше удается сохранять «чувство полета».

25 апреля у «РСП» пройдет большой сольник в Re:Public. Читай интервью – и покупай билеты вот тут.

 

 

Подающие надежды ветераны

– Сколько лет в этом году исполняется «РСП»?

Паша: Думаю, четырнадцать.

– Были моменты, когда совместное сосуществование начинало придавливать?

Денис: Может, у других участников группы и было, но у себя я это пресекал на корню.

– Как решаете конфликты?

Денис: Да тут что ни ситуация, то конфликт. Стиснув зубы, продолжаем заниматься общим делом, потому что мы уже стали заложниками группы «РСП». Уже и хотел бы это бросить к херам собачьим, но концерты распланированы, гонорары, туры. И думаешь: «А, ладно, поиграю с ними».

Паша: Как Scorpions: ненавидят друг друга, но играют вместе. И прощальные туры каждый год дают.

Денис: А у нас каждый концерт практически последний.  

«Мы за 14 лет не переросли статус молодой группы»

– Есть чувство, что вы ветераны беларусской рок-сцены?

Паша: Дай бог, чтобы мы только беларусской рок-сцены были ветераны.

– Почему спрашиваю: бывают моменты, когда начинаешь понимать, что молодость осталась где-то там?

Паша: Нет, таких моментов не бывает, потому что мы за 14 лет не переросли статус молодой группы.

Денис: Подающей надежды. Даже на саундчеке чувствовали себя как какие-то лошпеки.

Паша: Как молодая и подающая надежды рок-группа.

– А как сохранять чувство молодости?

Денис: Пить.

Паша: Таблетки. Думаю, что главный рецепт – это не загадывать наперед, а просто радоваться тому, что мы вместе на сцене. За 14 лет было действительно много конфликтных ситуаций, но мы выходим на сцену и кайфуем друг от друга. И это самое важное: не терять чувство кайфа, полета.

– Насколько плотно вы общаетесь друг с другом?

Паша: На репетициях и на концертах.

– Наверное, это тоже как-то помогает. Условные семь дней в неделю…

Паша: Ну тогда нам придется всем пережениться друг на друге и стать одной семьей.

– Вы чувствуете, что со временем аудитория меняется? Или у вас есть какой-то костяк, который продолжает ходить на концерты и слушать музыку?

Паша: Мы продолжаем, на каждый концерт приходим.

Денис: Естественно, она меняется. Мне кажется, мы стареем, а аудитория молодеет.

Паша: Или наоборот: люди, которые были юны, по прошествии четырнадцати лет уже матерые аксакалы.

Андрей: Публика меняется, за последний год точно это заметил. Оно постоянно идет в потоке: любое изменение, независимо от политических и музыкальных норм, рано или поздно приходит.

«Мы стареем, а аудитория молодеет»

– Вы в комментарии к последнему альбому говорили, что купили две машины, но это не важно. А что важно?

Паша: Кстати, не знаю, что может быть важнее, потому что на одной из этих машин мы все время ездим на гастроли.

Андрей: Если она сломается, у нас не будет половины концертов. Это же скорость, мобильность, нужно везде успевать.

Денис: Нормальная тема: я вообще не представляю, как я раньше без машины жил. Я в нее сажусь, чтобы в магазин съездить. Быстрее пешком, но я все равно на машине.

– Сейчас все участники обросли семьями?

Денис: Ну, видимо да.

– А насколько это меняет творческий процесс?

Денис: Мне кажется, становится меньше времени на творчество. Раньше у тебя не было семьи и ты все свободное время проводил в творчестве, оно заменяло тебе семью.

Андрей: Я тебе жену или мужа заменял?

Денис: Конечно, жену.

Андрей: А ты мне тогда кого?

Денис: Тоже жену!

 

 

«Было желание завязать с работой и заниматься только "РСП"»

Пустые фразы против самоиронии

– «РСП» на сегодня – это культовый и важный для Минска коллектив. Вы это осознаете?

Денис: Не осознаем, пустая фраза абсолютно. Нельзя жить с этим осознанием, потому что это путь к заносчивости и гордыне.

Андрей: Постоянно должна быть самоирония по отношению к себе.

Денис: Если ее нет – звезда во лбу и вперед.

– А какие амбиции у коллектива, который уже 14 лет выпускает музыку?

Денис: Из амбициозных планов у нас собрать Re:public 25 апреля, потом Prime Hall, Falcon, Дворец спорта, «Минск-Арену» и «Динамо».

– Вот, к слову, про самоиронию.

Денис: Ирония только в том, что я назвал «Дворец спорта».

– У меня всегда было ощущение, что «РСП» – это в хорошем смысле «минская» история: группа, которую здесь хорошо примут и поймут. Насколько для вас важно отражать город в песнях?

Андрей: Не столько город, а в целом Беларусь, социально-политический уклад. Но я не думаю, что в России что-то сильно отличается, тем более сейчас. Строчка «Ты праснуўcя: здравствуй, жопа, пасярэдзіне Еўропы» применима и к европейской части России. Может, сейчас в Киев поедем.

Паша: В Украине мы вообще никогда не играли, а в Россию давно не ездили.

– У вас за эти четырнадцать лет было желание завязать с музыкой и переключиться на что-нибудь еще?

Денис: Мы не занимаемся только «РСП», есть еще разные дела. Как минимум, работа, которая приносит какие-никакие деньги.

Паша: Было желание завязать с работой и заниматься только «РСП».

– «РСП» вас не кормит на 100%?

Денис: На 100% – нет. Мы очень прожорливые.

Паша: Я не знаю беларусских групп, которые бы смогли себя только этим прокормить.

Денис: Ну а что, Brutto какие-нибудь, Nizkiz, может, «Петля Пристрастия» сейчас как-нибудь пойдет.

Паша: Мы примерно на одном уровне с «Петлей» находимся: наверное, у них чуть больше популярность. И у них тоже рисковые шаги: Черепко уходит из театра, и мы сейчас тоже немножко вагаемся, но лично я не ухожу из театра из-за того, что мне там интересно. Но если ситуация сложится так, что все уходят, появляется расписанный тур, то почему бы и нет.

– Сейчас сильно развился стриминг. Получаете с него что-нибудь?

Андрей: Мы только недавно залили наш альбом на все эти стриминговые платформы.

– Весь доход «РСП» – это концертная деятельность?

Паша: Концерты, мерч, его мы сейчас активно делаем: «бананки», байки, зажигалки, значки вот предлагают. Не знаю, нужно ли идти на такую авантюру.

 

 

Нескучный быт и театр

– Как вы спасаетесь от скучного быта?

Денис: Быт – он не скучный. Это такое нескучное занятие – справляться с бытом. Мне вот, к примеру, хочется поскучать. Но хер тебе дадут это сделать, надо все время чем-то заниматься. Не знаю, когда в последний раз скучал.

– Что веселого было в быту в последнюю неделю?

Денис: Все веселое. У меня унитаз то смывает, то не смывает, я уже за*бался его чинить. Я уже три раза шланзик менял, поплавок менял: в моих руках он работает, но как только кто-то другой идет в туалет – все, жди беды. Значит, нужно сидеть рядом и быть на страже, потому что придется нырять и чинить унитаз.

– А когда вы где-то бываете или выступаете, у вас не возникает ощущения, что поколение сильно изменилось и люди уже не те?

Паша: Был момент, когда мне казалось, что я вообще старый. Все блогеры сейчас, у всех какие-то каналы.

Денис: Так это нормальная тема, это хорошо. Было бы странно, если бы я вышел на улицу и все осталось также, как двадцать лет назад: вот это было бы странно, застыть во времени.

Паша: С одной стороны, все сильно ускорилось. Ты уже на новостной ленте не заостряешь внимание, тебе мало, и от этого теряется литературный стиль. Я уже не помню, когда я читал длинный пост, появляется мозаичное сознание, ты не можешь сконцентрироваться надолго. С другой стороны, мир так меняется, и, может быть, это и к лучшему.

«Послушай Joy Division: там вообще х*й пойми, что происходит»

Денис: Поэтому такие модные веяния, как дауншифтинг и релаксация, – это все от бешеного темпа жизни. А человеческой природе не свойственно напрягаться, ей свойственно приходить к комфорту, поэтому все эти новомодные течения возникают не от хорошей жизни.

– Как у вас с театром сейчас?

Паша: У меня – хорошо. Сейчас сделали новый спектакль, называется «Доля ливня». Театр развивается, ищет новое. Ушел оттуда один из режиссеров, пришел новый, Валентин Мопацек. Интересный: наполовину поляк, наполовину румын. Все движется, все развивается.

– Денис, а ты ушел из театра. Почему?

Денис: По кочану.

Черепко говорил, что он уходит, чтобы сконцентрироваться на главном. У тебя как получилось?

Денис: Я в этом плане не оригинален: я ушел тоже, чтобы сконцентрироваться на главном.

– В случае Черепко – это «Петля пристрастия», а что у тебя?

Денис: Ну я не то чтобы проснулся и меня осенило, нет: это решение приходило постепенно, и оно пришло. Сожаления об этом нет, это какой-то верный шаг вперед.

 

 

«Интересно, нет ли у людей, задонативших на альбом, разочарования после его прослушивания»

Альбомы «РСП», краудфандинг и Joy Division

– Какой альбом у «РСП» ваш любимый?

Денис: Они все хороши. Иногда забывается, между альбомами большие паузы по 2-3 года, и ты уже хреново помнишь, что ты там два года назад записывал. Мы песни эти исполняем, но это звучит не так, как в записи. Они все разные: по звучанию, по настроению, поэтому нельзя сказать, какой альбом у нас любимый – мы их все ненавидим.

Андрей: Четко прослеживается отражение времени в каждом альбоме, потому что интервалы между пластинками достаточно значимые.

Паша: Тебе, конечно же, нравится ближайшее, то, что самое свежее. Хотя проходит время, ты эту песню не играл пять лет, услышал и думаешь, что звучит-то интересно. На последнем альбом мы с Олегом Доманчуком, который его сводил, хорошо сработались: он какие-то идеи предлагал, как тут лучше сделать и какой звук найти.

Иногда слушаешь и думаешь: трэш, как альбом «Не наливай», который сводил Жуков.

Денис: Но он звучит в стилистике того материала, а материал там тяжелый.

Андрей: Он интересно записан был – «пачкой». Мы хотели «грязного» звучания. Все инструменты перекликались:

Жуков долго этот альбом сводил, пытаясь не убить эту фишку.

Паша: Может, слишком долго, что сказалось...

Денис: Замечательный альбом: к сведению у меня вопросов нет, все слышно. Послушай Joy Division: там вообще х*й пойми, что происходит.

– Вы удивились тому, с какой скоростью на краундфандинге собралась сумма на альбом?

Паша: Песни были написаны и записаны, а на сведение уже не хватило. И мы за неделю мы собрали нужную сумму и думали, мол, да ну нафиг, такого не может быть. Это шок. Сумма вроде небольшая (3500 BYN – 34), но очень приятно, когда ощущаешь такую мгновенную поддержку. Для меня было приятным удивлением, что люди так откликнулись.

Денис: Мне интересно, нет ли у людей, задонативших на альбом, разочарования после его прослушивания.

– Как у вас вообще идет работа над альбомами?

Денис: Обычно есть песен семь, которые мы постепенно сочиняем. Некоторые мы исполняем на концертах, а потом думаем: надо записать альбом. Тогда уже пинок под зад – и ты дописываешь песни три-четыре, которые никто не слышал. Концепции как таковой у нас никогда не было.

Паша: Это всегда постепенный процесс. Альбом собирается в течение двух-трех лет, за это время сочиняется 9-12 новых песен, которые мы играем на концертах по мере их поступления, и когда мы понимаем, что выстраивается полноценная программа, ее можно записать.

 

 

«Все закончится на Калинина»

– За остальной беларусской музыкальной сценой следите?

Андрей: Конечно, невозможно не следить.

Денис: Мне «Паньска Моц» нравится. Приглянулась песня «Улыбка», я ходил и неделю ее слушал.

Андрей: Еще TonqiXod. Жалко, что их уже нет, такого формата не хватает. Они появились, показали, что может быть и такая музыка, и исчезли.

Паша: Из свежего бывшие музыканты из проекта Yellow Brick Road, группа «Страх». Очень клевый материал, серьезный проект.

– Чувствуется вообще, что сцена развивается?

Паша: Мы ехали в машине и услышали по радио песню Navi – офигенно. Там же Ярик из «Паньска Моц» звукорежиссер. Если сравнить с тем, что они делали раньше, то они стали интереснее.

Саша: И электронная сцена у нас. Я на рейвы не хожу, но вижу, что она бьет ключом. Если мне врубить каких-нибудь ребят с британского лейбла и наших, я вообще не отличу их друга от друга. И заведения развиваются, и Radio Plato вот появилось, клево чуваки делают.

– А в плане заведений есть места, которых вам не хватает? Мы сейчас говорим в TNT – кажется, это прямо ваше.

Денис: «Берлин» вроде какой-то открыли….

Саша: В TNT есть стиль, но я бы не сказал, что это наш клуб, мы здесь в третий раз играем. У нас был другой клуб…

«Это такое нескучное занятие – справляться с бытом»

Паша: Я сегодня знакомого звукаря встретил, и он такой: «О, ну что, в “Граффити”?»

– А с «Граффити» многое связано?

Денис: Мы там начинали и, собственно, там и закончили.

– Что-то екнуло, когда вы узнали, что заведение продается?

Денис: Да нет, мы какие-то бессердечные.

Саша: Да это как школу закончить: период жизни, выпускной.

Паша: Мы вчера там были. Кажется, ничего не изменилось, никто не собирается ничего покупать.

Денис: Никому не нужно это «Граффити», будут они там еще двадцать лет сидеть. Я слышал такой тренд, что Зыбицкая перекочевала на Революционную, а оттуда на Раковскую: это такой тренд, что все будет перемещаться внутри города, а на Калинина закончится.

Андрей: Было бы классно, если бы из «Граффити» сделали неформатный музей. Они и занимались тем, что вытягивали из подвалов интересные коллективы, которые в последующем выходили на большие площадки.

Саша: Сейчас такое время, когда нужно быстро меняться, приспосабливаться.

 

 

«Было бы странно, если бы я вышел на улицу и все осталось также, как двадцать лет назад»

Концерты, гипсы, похмелье

– Когда группы выступают очень много лет, концерты дают какие-то эмоции, или это уже рутина?

Паша: Это нас и тянет на сцену, каждый раз новый всплеск эмоций. Тут нет рутины, каждый концерт как в первый раз. Сцена же – это как лакмусовая бумажка, как увеличительное стекло: по артистам видно, когда для них концерт превращается в рутину. Как бы они ни улыбались и ни делали вид, что им интересно, им неинтересно. Но я думаю, что у нас такого нет и не будет. Наши концерты редки, но метки.

– А был какой-то концерт, который больше всего запомнился?

Саша: Мне последний концерт в TNT понравился, потому что новая для нас площадка была.

Паша: В «Брюгге» тоже была хорошая презентация альбома.

Денис: Они запоминаются из-за каких-то курьезов. Мне запомнился концерт в Березе: он был десять лет назад, я тогда на костылях был.

Андрей: Очень значимый концерт был, когда существовал «Реактор». Из презентации «Не наливай» костюмированное шоу получилось, потому у Дениса была сломана нога и мы его реально вывезли на каталке, переоделись в медицинские одежды и такое шоу получилось.

Саша: Кстати, из новых минских группы мне нравится «Бронепаровоз».

– Какие у вас отношение с алкоголем сейчас?

Паша: Я не пью.

Саша: Я тоже перестал выпивать, но у меня были серьезные проблемы с алкоголем, и сейчас я не выпиваю приличное количество времени. Я даже завел себе приложение: оно считает дни, сколько я не пил, считает деньги, которые я сэкономил, и на какой я стадии обновления. Я сейчас на стадии обновления сперматозоидов, это четыре месяца без алкоголя.

– Сколько можно сэкономить?

Саша: У меня доза в день была минимум 200 грамм крепкого спиртного помимо слабоалкогольных напитков. И за это время я сэкономил 560 рублей и не выпил 16 литров спиртного. Но скажу, что сейчас так же грустно, и так же весело.

Денис: А я за рулем все время, где ж там выпьешь.

– Лучшее лекарство от похмелья по версии «РСП»?

Саша: Сон.

Андрей: Перед сном выпить аспирин.

Денис: С утра 50 грамм, с огурчиком.

Паша: Есть теория, что нужно просто переждать, хоть тебе и будет херово.

Денис: Ты так можешь и крякнуться.

Саша: А с бодуна мастурбация, секс и физическая нагрузка нормально помогают.

Фота: Кірыл Кудзянаў

Конструктор из звуков. NaviBand рассказывают о новом альбоме

Конструктор из звуков. NaviBand рассказывают о новом альбоме

Релиз получил название «NaviBand» и звучит как главный альбом в дискографии группы.

Проект Сергея Михалка Drezden выпустил альбом «Эдельвейс»

Проект Сергея Михалка Drezden выпустил альбом «Эдельвейс»

Как работает авторское право на музыку в Беларуси?

Как работает авторское право на музыку в Беларуси?

Зачем тебе регистрировать права на свою музыку, даже если ты просто выкладываешь песни «Вконтакте»?

Как прошла церемония Jager Music Awards 2019?

Как прошла церемония Jager Music Awards 2019?

В этом году беларусы побеждали много и уверенно.

34 Mixes #15: Leap

34 Mixes #15: Leap

Люстэркавыя шары, бліскаўкі ды эпатажная весялосць – вядоўца «Біясістэмы» запакаваў дыска-капсулу для нашчадкаў «Студыі 54».

6 европейских шоукейсов для молодых музыкантов

6 европейских шоукейсов для молодых музыкантов

Хватит сидеть дома, пора двигать себя и свое творчество.

12 главных песен октября

12 главных песен октября

Иван Дорн, Shuma, «ЛСП», Канье – и не только.

«Пушка! Пышка!» Alyona Alyona выступила в Re:Public

«Пушка! Пышка!» Alyona Alyona выступила в Re:Public

«Рэп, который по-лютому прет», – фраза другого артиста, но сюда подходит идеально.

7 причин сходить на концерт Alyona Alyona

7 причин сходить на концерт Alyona Alyona

Объясняем, чем крута главная украинская рэп-сенсация последнего времени.