Республика Полина и цветущие сады Грушевки

 

Республика Полина, беларусская исполнительница, известная по трогательной авторской песне, вернулась на прошлой неделе с новым синглом на стихи Бродского и обновленным электронным звучанием. Мы прогулялись жарким майским днем по родным местам певицы и выяснили, почему она в детстве носила длинный ключ и вонючие духи, как обрести сентиментальность к своему району и где лежит сердце самого цветущего района Минска.

 

Площадь Независимости раскалена до предела. Кажется, будто мы находимся не на улице, а на поверхности гигантской сковородки, с помощью которой коварный кулинар решил поджарить незадачливых прохожих. Но тусоваться в этом горниле нам осталось недолго: на горизонте виднеется Республика Полина, а за ее плечами – шлейф из разношерстных историй, основанных на родных для музыканта местах. Так что настраивайся на «республиканскую» волну – мы начинаем!

 

 

Двор дома

Ул. Мясникова, 34

 

 

– Мы жили с родителями, бабушкой и дедушкой до моих шести лет в Зеленом Луге, потом переехали сюда – на улицу Мясникова. У меня было очень скучное, правильное детство, потому что в этом доме уже все успели постареть – даже внуки тех людей, которые там жили, так что я была единственным ребенком.

Моими друзьями были старички. К примеру, бабушка Вера, о которой я даже планировала снимать документалку, – бездетная медсестра, вдова партийного управленца, очень интересная женщина. На втором этаже у нас жили какие-то родственники Юрия Зиссера. Также нашими соседями долгое время были алкаши и сумасшедшая бабка, у которой два раза горела квартира. Это были такие реальные пожары, после которых я долго боялась спать дома.

В этом дворе в вечера пятницы и субботы пели певцы из театра музкомедии. Хоть они были и нетрезвые, было понятно, что они актеры театра.

Когда я была маленькая, я очень боялась гулять одна, потому что здесь и убийства были, и пьянки дикие. Из-за этого я не любила окрестности своего дома и всегда с собой носила вонючие духи, которые мне подарила одноклассница, или длинный ключ – всегда представляла, как буду отбиваться с помощью этих штук.

 

 

Заброшенный кинотеатр

Ул. Мясникова, 27

 

 

Я нашла это место лет через семь-восемь после того, как мы сюда переехали, и это было очень странно. Это здание было похоже на кинотеатр «Победа», но заросшее мхом и окруженное деревьями. Это был труднодоступный типичный сталинский ампир, который никто не реставрировал, а перед тем как он стал заброшкой, в нем находился древний компьютерный клуб. Сейчас это здание выкупили, снесли и строят какой-то торговый центр.

 

 

Сендайский сквер

 

 

Самые веселые воспоминания из детства – это когда к родителям приезжали друзья и в летние вечера мы приходили в этот парк. Когда-то здесь были огромные ивы, которые «лежали» вдоль земли. Жалко, что их срубили. Зато теперь цветут вишни, благодаря которым в сквере максимально красиво. Еще я здесь училась кататься на велосипеде.

 

 

Стадион, который раньше был кладбищем

Ул. Коллекторная

 

 

В парке, внутри которого находится этот стадион, чаще всего никого нет. Разве что летают вороны и бесшумно бродят неслышащие люди, которые выходят из отоларингологической больницы на прогулку.

Мы ходили сюда гулять летом. Ребенком очень странно и страшно ходить по месту, которое раньше было кладбищем. Вообще это кладбище евреев, где их расстреливали и хоронили, а сейчас на этом месте дети играют в футбол.

 

 

Об отношении к прошлому дому

Сейчас у меня появилась сентиментальность по отношению к прошлой квартире. Я прониклась биографией Петра Марцева, написанной Сашей Романовой, – читала каждую страницу очень медленно и почти вслух, потому что он вырос в этом районе и рассказывает про его жизнь. Было интересно читать про места, которые ты знаешь, и про людей, которых ты знаешь, но при этом ты читаешь это, как какого-нибудь Шерлока Холмса. Теперь из-за этой книги я очень трепетно отношусь к этому району, а когда мы уезжали, никакой сентиментальности не было.

 

 

Переезд в Грушевку

 

 

За два года до того, как я сюда переехала, я отправилась играть в городской квест. Он проходил на Юго-Западе и заканчивался на территории Грушевки. Так что, когда мы переехали сюда, я воспринимала весь район как поле игры. Он вообще очень странный: ты вроде как в центре и до той же Зыбицкой ехать 10 минут, но прошел три шага и все – пахнет кострами, все покрыто листьями, и ты попадаешь в полную аутентичность.

 

 

Разница между частями Грушевки

Раньше было очень четкое разделение Грушевки на верхнюю и нижнюю. Есть Грушевка, которая ближе к железнодорожным путям, и есть Грушевка, которая «Розочка», – в прошлом два воинствующих района, с которых люди ходили на стрелки. «Розочка» покрыта пятиэтажными хрущевками, а Грушевка возле железной дороги более одноэтажная – сплошной частный сектор, люди живут там с 30-40-х. У последних интересный тип отношений друг с другом – они сильно сплочены локацией.

 

 

Грушевский сквер

Помню, как я пыталась найти Грушевский сквер. Долго искала эту локацию, и навигатор говорил мне, что я совсем рядом, но я ходила возле трех несчастных деревьев и не понимала, где находится это место. А в какой-то момент осознала, что деревья, стоящие скромным кружком, и есть легендарный Грушевский сквер.

 

 

Глубокая Грушевка

 

 

Здесь есть какая-то старая башня, некрасивые контейнеры, есть странное граффити и сушащееся на улице белье. Когда ты проходишь мимо этого места, ты понимаешь, что зашел не в свой двор – все местные на тебя немножко оборачиваются.

Я люблю выбраться на улицу с компом и наушниками и сидеть там часа полтора, занимаясь своими делами. Здесь очень атмосферно. Несмотря на то, что тут имеется криминал и разного рода забулдыги, здесь все равно присутствует чувство спокойствия, чувство, что ты «на районе».

 

 

О районе

 

 

Как-то друг сказал мне, что не верит в гороскопы, но, к примеру, когда он учился ходить, была зима и снег, а когда этому училась я, была весна и первые листья. Так или иначе, это наверняка повлияло на нас. Поэтому я весьма трепетно отношусь к местам, где жила и живу, к бабушкам, пожарам, грязным дворикам и маленьким магазинам – все это формировало меня, с этим я переживала важные моменты взросления. Сейчас для меня место, где я живу, это еще и в некотором роде партитура, ассоциативный музыкальный текст, который непременно отразится в каких-то партиях, строчках или даже отдельных треках.

 

Фото – Таня Капитонова

КАМЕНТАРЫ (0)

Каментаваць


Как записать трек с ToneTwins

Как записать трек с ToneTwins

Показываем, как создать многослойную композицию по рецепту беларусских электронщиков ToneTwins.

Metronomy і рэйв да світання: навошта ехаць у Вільню 7 і 8 верасня?

Metronomy і рэйв да світання: навошта ехаць у Вільню 7 і 8 верасня?

Weekend-гайд па галоўным віленскім фэсце.

Справа ў Белай Царкве

Справа ў Белай Царкве

Вялікі фотареэпорт з другога фестывалю Sprava ад Тані Капітонавай.

Музыкальный толковый словарик. Выпуск #6

Музыкальный толковый словарик. Выпуск #6

«Латенси», «тремоло» и «гроулинг» – прокачиваем музыкальный лексикон с помощью пачки непонятных терминов.

На чем играют Shaman Jungle?

На чем играют Shaman Jungle?

Диджериду, сяо и джембе – послушай и посмотри на инструменты беларусских шаманов.

Как вилку из розетки вынули

Как вилку из розетки вынули

Татьяна Замировская вспоминает Александра Куллинковича.

Плейлисты музыкантов: группа Nizkiz

Плейлисты музыкантов: группа Nizkiz

От Radiohead и Linkin Park до Pink Floyd и «Любэ» – 22 любимые песни могилевской рок-группы.

Дзясяты FSP адбыўся

Дзясяты FSP адбыўся

Дзясяты фрыкі-фэст у вялікай фотасправаздачы 34mag.

Несколько историй о Роме Англичанине

Несколько историй о Роме Англичанине

На годовщину смерти Ромы Англичанина близкие друзья вспоминают, каким он был. Без трэша, соплей и излишней меланхолии.