Politzek.me: «Важно, чтобы человек не просто написал одно письмо и забыл»

  • 05.02.2021
  • Автор: 34mag
  • 3794

Письма – важнейший инструмент поддержки политзаключенных, однако важно побеждать не только информационный вакуум тюрьмы, но и замалчивание проблемы в «свободном» обществе. На огласку историй заключенных, в делах которых явно присутствует политическая составляющая, активно работает сайт politzek.me, предлагая разнообразные инструменты вовлеченности. Мы поговорили с представительницей команды проекта Инной Коваленок о том, как у них дела и что будет дальше.

 

Politzek.me – проект штаба Виктора Бабарико. Создан для дружбы с политзаключенными Беларуси. Принцип работы прост: добавляешь в друзья политзаключенных, выбираешь задания, которые ты для них выполнишь (напишешь письмо, передашь привет другу, отправишь посылку и т. д.), делишься результатами, тем самым вовлекая в дружбу все новых и новых людей. Команда проекта формулирует свою миссию примерно так: давайте вместе сделаем из политзаключенных новых селебрити.

 

Инна Ковалёнок

 

 Зачем нужен «еще один сайт» про политзаключенных? 

– Во-первых, наша идея в том, чтобы придавать огласку проблеме, но делать это менее формальными способами. «Весна» делает огромную часть работы, и без их данных нам было бы очень сложно, но когда речь идет о поддержании темы в медиа, здесь работают уже другие механизмы. Во-вторых, мы отталкивались от идеи, чтобы у проекта была возможность длиться долго, а это вопрос появления механик вовлечения. Важно, чтобы человек не просто написал одно письмо и забыл. И важно, чтобы мы не просто добавляли новых политзаключенных, а предлагали новые способы помощи.

Идея проекта politzek.me возникла еще в сентябре, как только стало понятно, что количество политзаключенных растет, что на это невозможно закрывать глаза и что мы на это закрывать глаза не хотим. Мы боялись, что тема начнет уходить на второй план. И цель проекта – как минимум удержать внимание.

Официальный релиз состоялся 2 декабря. До этого было много подготовительной работы. Очень хочу сказать спасибо всем тем заряженным людям, которые на разных стадиях подключались к проекту, приходили, уходили, сейчас в нем.

Politzek.me – проект штаба Виктора Бабарико, в который я вхожу. Но после своего достаточно драматичного опыта хождения на «сутки» [Инну задержали 28 сентября и удерживали в изоляторе на Окрестина в общей сложности 27 суток. – прим. 34] я стала по-другому чувствовать некоторые вещи и с радостью подключилась именно к проекту о политзаключенных.

 

 

 Почему число профилей отличается от данных правозащитников? 

– Дело в том, что признание политзаключенным – это определенная процедура: сначала собирают данные, потом их подают в правозащитные организации, далее те решают, признавать человека политзаключенным или нет. Сейчас политзаключенными признаны 226 человек, но, как нам известно, пострадавших за свою гражданскую позицию намного больше – заведено более 900 уголовных дел. Поэтому, если нам становится известна какая-то история или на нас выходят родственники заключенного, мы добавляем этих людей тоже.

 

 Как узнать, сколько людей реально дружат с политзаключенными? 

– Мы отслеживаем статистику, и у нас есть идеи, как делать это лучше. На данный момент мы знаем, сколько выполняется заданий, в целом и по каждому человеку. С момента запуска сайта это почти 9000 заданий. Сейчас в профиле заключенного есть счетчик – можно посмотреть, сколько людей закомитилось писать письмо, передало привет другу политзаключенного и так далее.

Мы верим людям: если человек нажимает на кнопку «я сделаю», то он сделает. Но также мы запускаем механизм верификации заданий: теперь можно присылать подтверждения того, что ты это задание реально сделал(-а). Можно рассказать текстом, а в ближайшее время мы запустим аплоадер, чтобы можно было загрузить фотку, как ты, например, попила «чифирь с политзаключенным». Самые крутые картинки и тексты будут отправляться в профиль политзаключенного и анонимно в нем отображаться для всех.

 

 Кто из политзеков самый(-ая) популярный(-ая)? 

– Медийные личности. Мария Колесникова, Виктор Бабарико. Очень долго по числу друзей лидировал Максим Знак, реакция на него была как на котиков в инстаграме. Люди очень его любят. Но это не значит, что медийные люди забирают на себя все внимание. Сейчас на сайте у восьми человек уже более ста друзей.

Людей, у которых совсем нет друзей – если они добавлены на сайт не вчера, – нет. А насчет «непопулярных» политзаключенных – мы регулярно рассказываем их истории в инстаграме.

Боялись, что со временем люди будут дружить меньше, но нет, видно, что подключаются не только родственники и знакомые. Письма не становятся обыденностью. Хоть это трудно замерить массово, но ощущается по фидбеку, который мы получаем. Вчера, например, люди в Тракторном поселке написали заключенным сто писем, и это далеко не первая такая история.

Я дружу на politzek.me с двенадцатью людьми. В пятницу одевалась полностью в черное [одно из заданий – надеть черное как символ того, что требуешь освободить политзаключенных. – прим. 34] и сфоткала себя красиво, как смогла.

 

 

 Зачем писать незнакомцам(-кам)? 

– На «сутках» я не получала писем. Знаю, что многие мне присылали, но не получила ничего. О важности писем, в том числе от незнакомцев, говорят разные политзаключенные. Боже мой, это круче подарка Деда Мороза на новый год!

Важен сам факт письма, и это развязывает руки. Ты можешь писать про то, что хочешь: кем работаешь, как узнал о политзаключенных, как провел выходные. Можно отталкиваться от историй: заходишь, например, в профиль Павла Недбайло и видишь что он бегает полумарафоны, а ты их тоже бегаешь. «Ты бежал в Быдгощи в 2019 году?.. Значит, мы бежали рядом!» Такие вещи сближают.

Сам факт письма перекрывает страх того, что мы напомним о чем-то недостижимом. Мы помогаем человеку удерживать связь с прошлым и возвращать себе себя и ценность своих увлечений.

Люди, которые получают первый ответ из СИЗО, плачут и пишут длиннющие посты про то, как это важно. Я тоже помню свои эмоции, когда получала ответ: щеки болели, потому что улыбка не сходила с лица целый день. Мне приходил ответ от Саши Василевича, был ответ от Ильи Салея, когда он еще не был на домашнем аресте, от Левона Халатряна приходили ответы. Это громаднейшая радость.

 

 Что дальше? 

– В планах: 1) сделать так, чтобы люди при желании могли рассказывать о том, как они выполнили задание, и это могли увидеть другие; 2) создать помощника, который подскажет ответы на вопросы, что писать в письмах политзаключенным; 3) адресно помогать семьям политзаключенных и подсвечивать их истории (это часто делают журналисты, но семей много, так что работа даром не пройдет).

Сейчас мы думаем над вариантами помощи – материальной или нет – людям, когда они выйдут. Им нужно будет с чего-то начинать. И даже вводящие в депрессию сроки, которые сейчас дают, когда-то обязательно истекут.

Сейчас нам нужны разработчики и дизайнеры. Важный момент: ищем людей, которые умеют не только выполнять до мелочей расписанные ТЗ, но и проявлять инициативу.

 

Сайт    Instagram   Facebook