Могут ли беларуса судить в Гааге?

  • 17.11.2020
  • Автор: 34mag
  • 795

Разные международные организации существуют в том числе для того, чтобы граждане планеты могли выйти из пузыря региональной юрисдикции и поискать справедливости где-то еще. Но насколько в этом плане защищены беларусы? Разобрались, как работают международные суды и кого они вообще принимают.

 

Кого судит Международный суд ООН?

Международный суд ООН занимается – с разной степенью успешности – разрешением межгосударственных споров. Его юрисдикция распространяется на государства – члены ООН, а значит и на Беларусь.

Беларусь состоит в ООН с момента появления этой организации в 1945 году. Беларусской и Украинской ССР разрешили стать членами ООН наряду с СССР, учитывая, что за годы Второй мировой войны республики пострадали особенно сильно.

В Международном суде ООН Беларусь никогда ни с кем не судилась.

 

А кто же судил оккупантов Беларуси?

Немецких военных преступников судил не Международный суд ООН, а Международный военный трибунал – орган, который был для этого специально и создан. Суды проходили в Нюрнберге. С японскими военными преступниками после Второй мировой разбирался свой трибунал, назывался он Международный военный трибунал для Дальнего Востока и работал в Токио.

Подобные ситуативные органы в последующем создавала и ООН. Так, с 1993 по 2017 год вел работу Международный трибунал по бывшей Югославии. Это с его подачи в тюрьме в Гааге оказался экс-президент Югославии Слободан Милошевич.

 

Можно ли пожаловаться в Международный суд ООН на человека?

Нет, отдельными людьми он не занимается. Его задача – разбираться в конфликтах на уровне стран.

Например, сейчас там решают морские споры между Чили и Перу, а также пытаются продвинуть дело плотины на Дунае, которую с 1977 года никак не достроят Словакия и Венгрия. Также с 2017 года в Международном суде ООН Украина судится с Россией, обвиняя ту в финансировании терроризма на Донбассе и в расовой дискриминации в Крыму.

 

А где разбираются с диктаторами?

В Международном уголовном суде (МУС). Это тот самый суд в Гааге, который среди других африканских – так получилось – кровавых ребят разбирал ситуацию Муаммара Каддафи, однако полковник до Гааги так и не доехал – был убит в ходе военной операции.

Сразу нужно отметить, что обращения граждан МУС не рассматривает. Поэтому петиции простых людей ему не интересны, даже если их подпишет девять миллионов человек.

А вот уже на уровне официальных представительств стран Международный уголовный суд действительно занимается лицами, которые ответственны за геноцид, военные преступления и преступления против человечества. Такие полномочия у суда есть на базе Римского статута.

Беларусь Римский статут не ратифицировала, а значит МУС над ее преступниками против человечества как будто и не властен. Однако ведь и Ливия, и тот же Судан под Римским статутом подписей не ставили, и тем не менее МУС выдавал ордер на арест Каддафи и Омар-аль-Башира. Дело в том, что происходило это на основании резолюции Совета безопасности ООН.

 

Как принимают резолюции Совета Безопасности ООН?

В состав СБ входят 15 государств – членов ООН: пять на постоянной основе (Великобритания, Китай, Россия, США, Франция), а еще десять избирают на время. Беларусь никогда не входила в Совет безопасности ООН.

Совет Безопасности уполномочен расследовать споры и ситуации, которые могут угрожать поддержанию международного мира и безопасности. Если утрировать, то главная миссия Совбеза – не допустить третьей мировой войны.

Технически СБ может: вводить санкции против государств-нарушителей, затевать военные операции против них, вводить миротворческие силы, создавать международные администрации в зоне конфликта после его урегулирования.

Члены ООН, по идее, должны выполнять указания СБ. Проблема в том, что до указаний-резолюций доходит далеко не всегда. Во многом проблема в том, что у постоянных стран-участниц есть право вето, а они им активно пользуются, даже когда речь идет о геноциде и преступлениях против человечества. Особенно любят что-нибудь ветировать США и Россия.

 

Что насчет Европейского суда по правам человека?

ЕСПЧ позволяет физическим и юридическим лицам судиться с международными организациями и целыми государствами. Например, россияне активно судятся с Россией и довольно часто добиваются не только денежной компенсации, но даже отмены приговора местного суда. После отмены дело не утилизируют, а пересматривают, но это уже очень круто.

Страны вынуждены прислушиваться к мнениям ЕСПЧ во многом потому, что в противном случае им может грозить исключение из Совета Европы, а это престижный клуб. Увы, Беларусь не входит в Совет Европы, она не ратифицировала Европейскую конвенцию по правам человека, а значит и ЕСПЧ для нее – не указ.

Взаимоотношения с Советом Европы у Беларуси сложные. Стать членом этой престижной организации страна не может хотя бы потому, что в ней до сих пор существует смертная казнь. Впрочем, некогда имевшегося у Беларуси статуса «специально приглашенного в СЕ государства она лишилась не из-за высшей меры, а из-за очередного переписывания Конституции в 1996 году.

 

Так куда может пожаловаться беларусский(-ая) гражданин(-ка)?

Беларусы имеют право обращаться в Комитет ООН по правам человека (КПЧ ООН), и орган полноценно рассматривает их обращения. Например, канал «Настоящее время» рассказывал о случае Майи Абромчик, пострадавшей на Плошчы-2010. КПЧ зафиксировал нарушение прав человека, обязал беларусские власти провести адекватное расследование, а также предоставить пострадавшей компенсацию и принести извинения. Проблема в том, что и в этом случае, как во многих других, беларусская сторона все эти решения проигнорировала.

Как же так? Ведь Беларусь присоединилась к Международному пакту ООН о гражданских и политических правах и этот документ ратифицировала. Увы, действующая власть считает, что решения КПЧ ООН процедурно не встраиваются в отечественное юридическое поле, а потому к исполнению не обязательны.

Владислав Ковалев, обвиняемый в теракте в минском метро, был расстрелян еще до того, как КПЧ рассмотрел его жалобу. Уже потом комитет рассмотрел жалобу родных Ковалева, однако беларусские власти никак не прокомментировали результаты этого рассмотрения.

Иллюстрация by Sheeborshee