Алеся Петровец – про неформальное образование и ненужность зоны комфорта

Продолжаем продвигать неформальные образовательные возможности. На этот раз пообщались с представительницей Global Shapers Minsk Hub, миссия которого – использовать глобальные знания для решения местных проблем. Алеся Петровец рассказала о том, чем занимается в организации, зачем лично ей постоянно учиться и делиться знаниями, а где-то в середине разговора послала к черту зону комфорта.

 

 Героиня:   Алеся Петровец, 24 года. Образование: МГЛУ, факультет межкультурных коммуникаций.

 

Проекты:

Global Shapers Minsk Hub    EdCamp    Soft Skills Creation    Adukacyja.info   «Лига добровольного труда молодежи»   AIESEC

 

 

 Про софт-скил и стартовые возможности 

– Я по образованию переводчик, но мне всегда было этого недостаточно, хотелось движа, и я влилась в неформальную образовательную активность.

Сейчас я с Adukacyja.info делаю большой проект по софт-скилам для молодых людей в регионах. Приглашаю экспертов из среды НГО, HR-менеджеров, активистов, которые раньше были студентами 1-2 курса и уже тогда понимали, чего им не хватает.

В последнее время я часто думаю о различии стартовых позиций людей. Однажды мы отправились в регионы рассказывать про образовательные возможности, я затронула тему CV и резюме и предложила участникам загрузить свои резюме на Google Drive, чтобы потом можно было дать им обратную связь. После встречи ко мне подошел один парень и спросил: «А что такое Google Drive? Как им пользоваться?» И это как раз про стартовые возможности. Если ты что-то знаешь, почему бы не поделиться – начиная от обычного файлообменника и заканчивая более серьезным вещами.

При этом разница стартовых возможностей закаляет целеустремленных людей, которые хотят чего-то достичь. Тот путь, который они должны проделать, чтобы оказаться в равных условиях с людьми, которые имели другие возможности, делает их более гибкими. Например, у иногородних студентов, которые в 17-18 лет переезжают в общежитие, самостоятельная жизнь начинается гораздо раньше, чем у местных. И если на этом этапе не сорвет крышу – или сорвет ее в хорошем смысле, – ты начнешь реально к чему-то стремиться.

«Если ты что-то знаешь, почему бы не поделиться, начиная от обычного файлообменника и заканчивая более серьезным вещами»

 Про то, как «крышу срывало» 

– В школе я занималась в театральном и хотела работать с дикцией дальше. Когда я поступила и переехала, то сразу после заселения пошла подавать документы на курсы радиоведущих «Минская волна». Все, когда заселяются в общагу, думают: «Блин, когда уже там выходные, чтобы домой поехать?..» А я была так заряжена, что первые два месяца вообще не ездила домой, потому что у меня каждые выходные занимали курсы.

На курсах меня посадили работать в паре с мужчиной лет под сорок, и он говорил про всякие попсовые штуки, которые мне были еще не знакомы. И это круто меня прокачало. Тогда я поняла: да, хочу узнавать больше, делать что-то интересное, чтобы получалось делиться тем, что хорошо получается. Это, наверное, было такое первое погружение во взрослую жизнь.

Иногда бывает страшно признаться в том, что ты чего-то не знаешь. Но мир не рухнет, а ты будешь дальше жить с тем, что не смог отработать. Мне кажется, проще всего спросить и уточнить. Когда ты просишь людей о помощи, они нормально отзываются: это нормальное человеческое свойство – помогать и чувствовать свою значимость.

 

 

 Про Солигорск 

– Я из Солигорска, и когда я планировала, в какие регионы поехать в рамках своего проекта, то первая мысль была: «Надо что-то сделать в Солигорске». Однако я не вижу заинтересованности молодых людей оттуда. Большинство мыслят: «Хорошо так, как есть», – и это тоже нормально. Конечно, есть активные солигорчане, но сейчас они тоже двигают какие-то инициативы в других местах.

Наверное, я просто не чувствую того, что там нужно что-то делать. Не хочу, чтобы в родном городе для меня сгоняли в зал людей, которым это не надо.

Если в городе есть какое-то градообразующее предприятие, то в семье с 5-6 класса начинается: «Тебе надо выучиться на того-то, чтобы пойти работать вот на это предприятие, потому что в нашем городе все успешные люди зарабатывают именно там». А я ехала летом после универа на раскопки и говорила: «Мам, все хорошо, мне только нужна пара резиновых сапог, а дальше разберусь». Наверное, если бы у меня были не такие родители, которые оказывали всеобъемлющую поддержку всем моим идеям, я бы тоже не видела других вариантов.

Солигорск расположен достаточно близко к Минску, и если кто-то чем-то реально интересуется, он может ездить в столицу, чтобы об этом узнавать. Знаю парочку хороших кейсов, когда ребята в 10-11 классе нацелились поступать за рубеж: они ездили в Минск, чтобы готовиться, узнавать новое, – и поступили дальше. Но это считанные единицы.

«Но я не вижу такой заинтересованности у самих молодых людей оттуда. Большинство мыслят: “Хорошо так, как есть”»

 Про работу с регионами 

– Есть инициативы и организации, которые делают проект только для того, чтобы сделать. В этом ничего нет плохого, но часто в этих проектах молодежь – пассивный объект. В универах этим злоупотребляют: молодые люди не вовлекаются сами, для них что-то искусственно создают и делают, не интересуясь, нужно ли им это вообще. Мне всегда была близка другая позиция: мы создаем возможности, а если молодые люди хотят, то они приходят и берут.

Я знаю, что могу приехать, например, в Могилевский универ, с кем-то сконтачиться, месяц вести переговоры, убедить всех, что да, мы крутые. В итоге студенты придут, их может быть 50-70 человек, но хорошо, если хотя бы для одного это будет полезно. Во время мероприятия ты зажигаешь их и сеешь зерно сомнения: «Ребят, посмотрите, все может быть по-другому!»

Только при наличии хороших личных контактов ты можешь донести принцип «приглашать тех, кто хочет сам». Прежде всего это нетворкинг: либо ты находишь спикеров и информационную поддержку лично напрямую, либо это теория шести рукопожатий. Беларусь маленькая – все держится на личных знакомствах. Обычно я открываю ленту Facebook – и начинаю вспоминать, кто откуда может быть. А потом пишу активистам Adukacyja.info: «Хэй-хэй, расскажите, кто у вас знакомый откуда есть?»

 

 

 Про «зону комфорта» 

– После первого курса я узнала об НГО «Лига добровольного труда молодежи». У них есть студенческий педотряд. Можно было пойти на курсы вожатых: тебя четыре месяца готовят, а потом ты едешь на лето на море в Россию работать с детьми.

Мне как человеку без братьев и сестер, который никогда раньше не работал с детьми и не оказывался в коллективе, где вся жизнь 24/7 проходит на показ, было сложно. Да, я жила в общаге, я понимаю, что это такое, но тут не было личного пространства совсем. Дома: личная комната, все стоит «по феншую», я знаю, где что я могу найти. Комната вожатых: ты счастлив, что у тебя есть кровать.

Я не люблю термин «зона комфорта». Где ты можешь сказать, что тебе комфортно на 100%? Где граница: вот здесь заканчивается моя зона комфорта, пойду назад? И зачем мне в принципе находиться в зоне комфорта, если мир сейчас такой, что требует выхода из нее каждый день? Из-за того, что все очень быстро меняется, само понятие растворилось. Ты все просчитала наперед, все продумала, а в итоге все происходит не так. И что? Будешь думать, как вернуться в свою зону комфорта, или действовать согласно с новыми обстоятельствами? Я выбираю второе и к черту зону комфорта.

Когда я присоединилась к студенческому комьюнити AIESEC, то поняла, что иностранные волонтеры – это тема: я же учу английский, давайте его практиковать, давайте показывать, что Беларусь такая классная, приезжайте к нам. Но одно дело, когда ты переписываешься с людьми в интернете, а другое – когда они все сюда приезжают. Ты становишься им мамочкой: «О, а что нам делать, а куда идти, а как сделать регистрацию, а как виза действует? А вот если я захочу поехать в Украину, меня отпустят одного?» Я не знаю ребят, надо проверить! Вот где здесь зона комфорта?

«Мы создаем возможности, а если молодые люди хотят, то они приходят и берут»

 Про четвертую индустриальную революцию 

– В Минский Хаб Global Shapers я пришла на четвертом курсе. Хаб для меня – это место, где я вижу, что люди могут думать по-другому: это такая возможность расширить свой information bubble, в котором ты живешь и думаешь, что так живут и думают все.

Global Shapers Community было основано Всемирным экономическим форумом, а Всемирный экономический форум очень тесно работает с темой четвертой индустриальной революции – это зарождение смарт-городов, появление технологий 5G, развитие инфраструктуры и искусственного интеллекта. Shapers работают со всеми направлениями, связанными с четвертой индустриальной революцией, и тем, как человечество будет развиваться, если мы к этому придем. Какие будут вызовы? Какие будут перспективы использовать все эти технологии во благо?

Первое для меня исследование в рамках Хаба было про готовность страны к четвертой индустриальной революции. И если в универе ты исследуешь в качестве своей курсовой какую-то ненужную тему типа «Семиотика коммуникативных процессов», то здесь я работала с реальными вещами, встречалась с экспертами, смотрела, как тут все работает. И это вау!

В Хабе сейчас как раз открыт набор новых участников. Можно присоединяться к нам и пробовать экспериментировать вместе. 

«Зачем мне в принципе находиться в зоне комфорта, если мир сейчас такой, что каждый день требует выхода из нее?»

 Про креативность беларусов 

– В Хабе есть образовательный проект EdCamp, который создает комьюнити учителей со всей Беларуси. Это (не)конференция, в рамках которой ты приезжаешь в Минск и говоришь: «А я делаю на уроках так и так». Делаешь питчинг своей идеи. Если ты зацепил – получаешь возможность провести полноценный мастер-класс на 45 минут и рассказать обо всем подробнее. Потом к тебе подходят и говорят: «Ты такой классный, поделись своими методами». И ты просто видишь, как этот magic среди учителей случается: они сталкиваются с одними и теми же трудностями, ты даешь им возможность узнать, попробовать, как это есть, а дальше они загораются и используют лучшие практики уже в своих регионах. Мне вообще кажется, что беларусы суперкреативные: многие жалуются, что у нас сложно что-то сделать, но это очень сильно развивает нестандартное мышление.

Для меня Хаб важен как платформа, в рамках которой могут взаимодействовать все. Это то, что гражданскому обществу нужно на любом этапе развития, – сотрудничество с другими игроками.

Сейчас мы с Хабом делаем новый проект по теме гендера – «Искусство и медиа против гендерных стереотипов». Благодаря этому проекту Хаб собирает вокруг себя гендерную экспертизу. Плюс в том, что это не только гендерная экспертиза экспертов и эксперток из НГО сектора, – мы сотрудничаем с Академией искусств. В каких-то моментах наши точки зрения совпадают, в каких-то – расходятся, но от этого только интереснее учиться понимать другую позицию и приходить к консенсусу.

 

Фото: Виолетта Савчиц