«Самосад»: как сделать общественный парк в своем районе

Маленькие скверы на месте пустырей – мечта городских активистов. Пока в Беларуси горожане борются с «Зеленстроем», у которого свои представления об эстетике городских зеленых насаждений, в Киеве экоактивисты объединяют район вокруг собственноручно созданного сада. Берем украинский опыт на вооружение!

 

С кем говорим?

Ольга Закревская – фотографка, активистка, инициаторка cоздания сквера. В 2009 открыла свою фотостудию. Затем стала заниматься благоустройством зон рядом со студией и домом. В 2014 основала закрытое сообщество в Facebook «Подоляночка», которое стало площадкой для коммуникации подолян и жителей Киева. В 2015 озвучила идею создания подольского общественного сада на месте пустыря.

 

За что борется?

Превратить пустырь в одном из самых живых районов Киева в городской сад, который стал бы местом отдыха и встреч местных: здесь можно выращивать цветы и овощи, гулять с детьми, проводить лекции и вечеринки и просто сидеть с чашкой кофе под деревьями.

 

 

– Ольга, как вообще возникла идея объединить район?

– Все началось после Майдана, когда общество было пассионарным – готово к сотрудничеству. До Майдана мы этого не умели, да и не знали как, а во время войны нам надо было поддерживать тот дух, который появился в нас всех на Майдане.

Мы поняли, как важны социальные сети – реальные социальные сети среди местных жителей, когда ты знаешь всех своих соседей. На одном из волонтерских проектов мы познакомились с моим напарником Пашей Калюком. Он, как и я, жил на Подоле. Благодаря одному из проектов мы вместе много ходили по домам района и познакомились с людьми, которые тоже живут в этом районе.

Осенью 2014 года я создала в Facebook сообщество «Подоляночка». Подол – район, где мы живем. Возможно, это наивное название, но ничего другого мне не пришло в голову. Для чиновников это, кстати, понятная история – похоже на название хора, для фейсбук-скептиков – похоже на «подляночку».

«Не спрашивать разрешения, а просто брать и делать – это уже национальная традиция. Главное — разбить палатку, а там посмотрим»

 

 

– Чем отличается именно этот район?

– Подол – это тот самый живой район, который есть в каждом мегаполисе. Когда приезжаешь в Нью-Йорк, Лондон или Париж – ты замечаешь, что есть главные достопримечательности, а есть место, где люди живут, куда идут для души. Там происходит все самое интересное, туда ездят отдыхать, встречаться и общаться местные жители. Подол – именно такой район. Здесь никогда не прекращалась жизнь, даже когда Киев был сожжен. Это район торга и ремесленников. У него даже было Магдебургское право – это такой город в городе.

Когда я создавала сообщество, конечно, принимали мы в него участников не по прописке. Это часть города, где многие люди отдыхают, живут, работают и учатся, тут много смысловых слоев. Здесь есть Киево-Могилянская академия, есть своя «пьяная миля» с барами, есть куча офисов, магазинчиков и маленьких бизнесов. Географически этот район не очень большой, располагается между рекой и горой, занимает примерно две станции метро.

– Чего можно добиться через сообщество в Facebook?

– Сообщество в Facebook мы в итоге сделали закрытым, чтобы не лезли боты и политики. Юзеры проходят премодерацию – сейчас это несколько тысяч людей, которые живут в районе и интересуются им. Оно быстро себя зарекомендовало как именно живое и активное.

Уже в 2015 году у нас было несколько кейсов. Например, огородили парк для реконструкции – а старых парков на Подоле мало, это одна из проблем. С самим парком все было хорошо, он не нуждался в реконструкции. Благодаря сообществу люди очень быстро объединились: забор развалили, а в понедельник на общественном обсуждении обычно пустой зал был полон злыми горожанами. Чиновники поняли, что теперь им придется отчитываться о том, что они делают.

«Ты просто хочешь жить по-человечески. Просто копаться в земле, не чувствовать себя быдлом»

Сообщество очень прокачалось. Люди делились советами, обсуждали друг с другом разные проблемы. После этого случая я решила озвучить свою давнюю идею. В путешествиях я вдохновилась общественными садами и предложила создать такой сад на пустыре возле метро. Я поговорила с соседкой Даной и поняла, что нас уже двое таких. Потом оказалось, что пустырь беспокоит очень многих жителей. Эта территория по международному договору сдана в аренду посольству Российской Федерации. Там планировали затеять стройку, но местные были против — и пустырь остался пустырем.

 

 

– Как пустырь превратился в сад?

– В треде обсуждения предложили для примера Сады принцесс в Берлине. На нашем пустыре не очень хороший состав земли, ничего не растет, валяется строймусор. Даже если мы все уберем – вряд ли сможем там посадить деревья. В Садах принцесс были похожие условия, и в результате сами сады – это просто ящики, расставленные по территории такого же спорного пустыря. Даже если что-то произойдет, их можно будет просто взять и увезти, но в них уже будут расти овощи и цветы.

Ящики нам подогнала Самооборона Подола – сообщество, которое сложилось во время Майдана. В здании, где был их штаб, в подвале лежало много деревянных ящиков – их мы и взяли. Оставалось найти землю и растения, что не было проблемой весной, и в течение апреля мы просто высаживали растения у меня во дворе и планировали сад.

В один из выходных мы устроили что-то вроде субботника. Идею я просто написала у себя на странице, друзья расшарили. Я предложила акцию по посадке растений на пустыре и сказала, что нужна помощь. Получился флешмоб человек на 70: я думала, что работы будет на месяц по выходным, а справились мы за один день.

– Так появился сад?

– Так мы заявили, что мы – это парк. К нам подключились ребята из проекта «Пилорама». Они сделали вокруг огромного дерева, которое там растет, лавку и небольшую сцену из поддонов. Это сделало парк публичным пространством, и оно быстро стало востребованным. Так появился «Самосад».

 

 

 

 

 

 

– Все ли получалось у начинающих садоводов?

– Мы столкнулись с проблемой: не могли толком организовать полив сада в летнюю жару. Мы даже начали отказывать людям, которые хотели делать у нас ивенты: поднималась пыль, у земли не было структуры и травянистого покрова. В течение 2016 проект был немного заморожен.

Мы делали геодезические исследования, пытались договориться о воде. Я начала смотреть видео по органическому сельскому хозяйству, чтобы понять, как работать с сухим участком земли. В 2016 мы познакомились с Леной, ландшафтным архитектором. За зиму прорисовывали план, который решили реализовывать в 2017.

В этот момент к нам пришел один из политиков, который сказал, что сделает здесь парк. Так начался новый конфликт, который опять всколыхнул общественность: политику дали пинка под зад. Это была наша идея, наше общественное пространство, и мы не хотели сюда привлекать политику. Однако благодаря этому случаю у нас остались контакты садового центра, который продал нам растения с большой скидкой.

 

 

– Как к общественному скверу относились власти?

– Власти были настроены доброжелательно: они видели, как мы носимся с этим садом. Официально территория в аренде, и местные власти не имеют права что-то там менять. А вообще это, конечно, такой садовый сквот.

Мы не спрашивали никаких официальных разрешений для сада. У нас есть богатый опыт не спрашивать разрешения, а просто брать и делать – это уже национальная традиция. Главное — разбить палатку, а там посмотрим.

«Я поставила себе условную эмоциональную зарплату: мой сын сделает свои первые шаги по траве в "Самосаде"»

Решилась ли проблема с сухой землей на пустыре?

– Мы высадили деревья. Ящики нравились не всем жителям: начались проблемы с крысами. Местная администрация заменила 6 мусорных ящиков на 2 подземных – у них как раз начался проект по внедрению подземных баков. Они же помогли нам сделать вывод воды на соседней территории, решив таким образом нашу самую большую проблему – ведь мы к этому времени высадили уже 40 деревьев.

А вот как у нас появилась земля. Однажды рядом на площади проходила ярмарка, и для лаунж-зоны в жару там выстелили 200 метров газона. Два дня я ходила и смотрела на это, а потом мой внутренний хозяйственник не выдержал, и я попросила организаторов отдать нам газон. Мы постелили его поверх сухой земли, потом пошли дожди – и самая сухая часть сада за месяц озеленилась. Стали лучше приживаться кусты и деревья, появились даже кроты к августу – земля стала живой.

 

 

 

Вы сотрудничали с какими-нибудь экологическими организациями?

– Да, на нас вышли ребята из 350.org, и в июне мы вместе сделали много крутых штук за день в формате флешмоба: установили солнечную батарею, разбили «умные грядки», провели мастер-классы, вечеринку и ярмарку. Они были как добрые феи, которые занимались с нами целый месяц.

Постепенно мы поняли, как важен стал «Самосад» для создания сообщества. Он становится общественным пространством, площадкой для людей, куда ты можешь прийти и что-то воплотить. Здесь будут проходить лекции и театральные постановки, тут уже гуляют родители с детьми, встречаются люди, просто пьют кофе под огромным деревом. Когда люди видят, что что-то делается, это очень их приободряет и повышает качество жизни.

Мы пробовали общаться и с местным бизнесом, но лучше всего все работает на личном социальном капитале, на том, что тебе доверяют. Я заведую финансами и вижу, от кого что приходит. Деньги вручаются от знакомых, которые понимают, что я за них отвечаю и на глупости не потрачу.

– Почему для тебя это так важно?

– Детство я провела в депрессивном спальном районе. Там было стремно: человек человеку враг, ты не знаешь своих соседей, боишься своего дома, темных подъездов. На улице сплошной вандализм, а парк – это просто обломки деревьев. В какой-то момент я увидела, как один мужик сажает деревья возле нашего дома и ставит рядом таблички.

Оказалось, что у нас в доме жил такой энтузиаст: из ботанического сада он брал семена и потом высаживал вокруг нашей большой 16-этажки. Так у нас появился свой настоящий ботсад с разными видами растений. Я тогда была школьницей, и это как-то поменяло мой взгляд на жизнь. Я поняла, что можно и так. И что один человек способен что-то изменить.

Люди могут делать что-то просто так – потому что у них есть в этом потребность. Это то, чего не могут понят чиновники, для которых активисты – это только специально нанятые люди. В какой-то момент я начала открыто говорить, что занимаюсь «Самосадом» не за зарплату. Я вышла из своей зоны комфорта, я такой же локальный бизнес, часть дохода отдающий «Самосаду». Отношение сразу меняется. Все думают: если человек что-то делает, у него приземленная мотивация. Она у нас и правда приземленная: ты просто хочешь жить по-человечески. Просто копаться в земле, не чувствовать себя быдлом. У нас прекрасный город с хорошими людьми, который надо просто отмыть.

 

 

 

 

 

 

– Как будет дальше развиваться «Самосад»?

– «Самосад» – это мини-лаборатория городского озеленения. Сейчас мы начинаем образовательное направление. Я фотограф, ничего не понимаю в садоводстве и, как профан, пытаюсь понять, как это устроено. Как посадить траву, чтобы она выросла? Какой вид дерева выживет с учетом городского пространства и изменения климата? Это то, что я планирую на следующий год делать более активно: воплощать разумные способы городского озеленения. У нас есть три «разумные грядки», которые можно превращать в парники. Весной уже можно будет заниматься настоящим садовничеством.

Этим летом у нас появились высокие грядки, и все чудесно выросло: тыква, патиссоны, базилик, шалфей и другие пряные травы, земляника. Земляника досталась мальчику, который каждый день таскал туда бутылку воды и ежедневно ее поливал. Безумно трогательный момент – когда его мама заказала у меня фотосессию по их любимым местам, одним из этих мест был «Самосад», где они поливали свою землянику.

– Как бороться с эмоциональным выгоранием?

– Когда ты ввязываешься в такое дело, глупо думать, что кто-то тебе поможет. Хорошо, если есть напарник, но надо понимать, что это зона твоей ответственности. Если никто не будет этим заниматься – это тоже нормально, у всех есть своя жизнь. Так на какое-то время произошло и у нас, когда не было воды. Мы делаем невидимую работу: конечно, деревья – это хорошо, но как-то еще трэшово в целом все выглядит. Это как дом построить. До обоев и занавесок еще очень далеко.

Я поставила себе условную эмоциональную зарплату: мой сын сделает свои первые шаги по траве в «Самосаде». Так и произошло – у меня есть фото, где он топает по выросшей траве. Со стороны – обычное фото: какой-то пацан идет по пустырю, заросшему сорной травой. Для меня это чудо. Это было место, где ползали крысы среди мусорных баков, а человеческий труд, вера в идею, общая инициатива сделали из этого место, где может гулять ребенок. Это и есть моя мотивация.

 

 «Самосад» в Facebook 

 

 

 

 

Фото из FB-группы инициативы

 


КАМЕНТАРЫ (0)

КАМЕНТАВАЦЬ