«Не отдадим Белград»: как протестовали в Сербии?

Эта весна выдалась чрезвычайно бурлящей: протестовали везде. Беларусы сражались против декрета №3. Румыны боролись против прокоррупционных законов. Сербы также вышли на улицы, чтобы выразить недовольство сфальсифицированными выборами. Звучит знакомо? Читай и вдохновляйся примером «братьев-славян».

 

С кем говорим?

Люба Славкович – активистка урбанистической организации Ne da (vi) mo Beograd. Название организации – игра слов: это одновременно и «Не отдадим Белград», и «Не дадим утонуть Белграду». Их движение сыграло ключевую роль в организации сербских протестов в апреле 2017 года.

 

За что борются?

Главная причина, которая вынудила выйти на улицы более 30 тысяч человек, – избрание президентом Сербии Александара Вучича. Его сравнивают со Слободаном Милошевичем – сербским диктатором 90-х годов и обвиняют в фальсификации выборов. Сначала главными участниками протестов были студенты университетов, а впоследствии к ним присоединились полицейские, армия, таксисты, юристы, работники почтовых отделений и другие профсоюзы. Требовали независимости СМИ, справедливых выборов и прежде всего – ухода Вучича.

 

 

 

– Ваша организация давно известна в Сербии. Вы одни из тех, кто активно отстаивает право граждан на город. С чего все начиналось?

– Мы начали протестовать еще в 2014 году – сразу как объявили проект Belgrade Waterfront. Это проект по реновации амфитеатра Саввы – заброшенного куска земли в Белграде.

Мы выступали против этого проекта, так как видели, что с нами, жителями Белграда, мало кто консультировался. Возникает резонный вопрос: насколько честным было соглашение между исполнителями проекта и городскими властями?

В итоге мы собрались, чтобы противостоять сделкам между сербским руководством и потенциальными инвесторами. Тогда мы организовали несколько протестов (во время некоторых на улицы вышло аж 30 тысяч человек), подготовили сотни обращений в администрации и публикации в СМИ.

«Мы боремся за долгосрочные изменения, а не за день революции, после которого мы снова проснемся в смятении»

Мы устраивали дебаты, публичные обсуждения и мероприятия, поддерживали другие подобные инициативы в Сербии. Важно, что нам удалось привлечь внимание цензурированных сербских медиа, и они освещали ситуацию не с ангажированной стороны.

Все началось после того, как в рамках проекта снесли улицу Hercegovačka: ночью 25 апреля 2016 года несколько вооруженных людей в балаклавах собрались на улице и просто снесли ее часть. Мы сразу же отреагировали протестами и опубличиванием – чтобы у правительства не было возможностей «замять» дело. Эти события и стали фундаментом для развертывания весенних протестов.

 

 

 

– Впервые с 90-х на улицы в Сербии вышло такое большое количество людей. Что стало причиной этих протестов?

– Как я упоминала раньше, протестная активность в Белграде была сильной из-за проекта Belgrade Waterfront.

А на этот раз поводом для протестов стал Александар Вучич – бывший премьер-министр, который переизбирался на пост президента.

Когда-то он был в команде Милошевича. Тогда он выступал как упрямый националист и поддерживал военные конфликты в 90-х. Теперь же официально перебежал в проевропейский лагерь. Но вообще сама ситуация с Belgrade Waterfront – хорошее отражение сути его режима.

Весной нас потрясла сфальсифицированная победа Вучича. Вообще вся система скоррумпированная, но при этом я бы не рискнула проводить прямые параллели Вучича с Милошевичем: контексты и методы у них разные. Правда, что-то остается неизменным: например, цензура в медиа.

«На плакатах некоторых протестующих было написано: “Разрушаем диктатуру, а не город”»

Мы сумели вывести на улицы от 2 до 30 тысяч людей. Протестовали не только в Белграде, но и в других городах. Причем все протестующие были людьми разных профессий с различным бэкграундом. На плакатах некоторых протестующих было написано: «Разрушаем диктатуру, а не город». На каждом шагу звучали кричалки: «Кто не скачет, тот Вучич» («Ko ne skače, taj je Vučić»). По сути, их вывело на улицы одно – стремление к демократии и законности.

 

 

 

– Как часто подобные протесты происходят в Сербии? Это вообще привычное дело – выражать свое недовольство на улицах?

– Протесты в Сербии были частым делом в 90-х. Но после революции 5 октября 2000 года [«Бульдозерная революция», или Отставка Слободана Милошевича. – 34mag] они остановились. 10 лет непрерывной борьбы дали надежду, что мы добились того, что так долго ждали.

Чем больше времени проходило, тем больше мы понимали: изменилось немногое. Мы по-прежнему живем в стране, система которой разрушена. И, наверное, разрушается с каждым днем все больше.

«Право на город – политическое право»

Сейчас трудно вытащить людей на улицы, показать, что их голос имеет силу, доказать, что эти действия не напрасны. Ведь они разочарованы тем, что ничего не изменилось за 20 лет. Поэтому мы с самого начала были удивлены, что есть люди, у которых хватает энергии выйти на улицы снова.

В любом случае сейчас, в этой новой борьбе, мы боремся за долгосрочные изменения, а не за день революции, после которого мы снова проснемся в смятении. Поэтому наша инициатива стремится не просто организовать протест, но и пытается делать изменения: как маленькие, так и большие.

 

 

– Как вам удалось вывести людей на улицы?

– О нас уже слышали после борьбы против Belgrade Waterfront. За эти три года люди начали в нас верить и видеть, что мы боремся за правое дело. Нужно учитывать, что гражданское общество в Сербии очень молодое. Мы стали первой неполитической организацией, которая втянулась в политическую борьбу. Потому что право на город – политическое право.

«На каждом шагу звучали кричалки: “Кто не скачет, тот Вучич”»

– Как протесты освещались в медиа?

– Теперь медиа в Сербии под цензурой. Однако они не смогли молчать, когда шли протесты. Я считаю это большим успехом.

В Белграде и Сербии вообще есть несколько независимых медиа, которые освещают каждый наш шаг. Международные медиа также заинтересованы в том, что делает инициатива последние два года.

 

 

 

– Какие результаты протестов?

– Есть мнение, что протесты провалились. Но я с ним не согласна. Да, наши требования не выполнены полностью, но тот же кейс со сносом улицы Hercegovačka стал известен на городском, национальном и даже мировом уровне.

Та борьба, которую мы ведем вот уже три года, показала: хорошо организованные локальные акции могут мобилизовать людей и привести к изменениям. Не так важно, насколько ограничен их фокус, это всегда приводит к более основательным изменениям.

«Не надо надеяться на какие-то партии и институты: они уже доказали, как способны защитить наши интересы»

Через профессиональный подход к решению проблем, прямое действие, неправительственный подход, неформальное общение без иерархии и успешный отказ от сотрудничества с коррумпированными лицами мы стараемся вернуть гражданам веру в смысл и эффективность участия в политике.

Не надо надеяться на какие-то партии и институты: они уже доказали, как способны защитить наши интересы. Надо надеяться на организацию и прежде всего самоорганизацию.

 

 Сайт   |   Facebook   |   Twitter 

Фото из официального сообщества FB

 


КАМЕНТАРЫ (0)

КАМЕНТАВАЦЬ