Как я провела один вечер августа

  • 10.08.2020
  • Аўтар: 34mag
  • 3037

9 августа, пока комиссии сводили свои протоколы, авторка 34mag.net отправилась к стеле «Минск – город-герой» в компании двух подруг с единственной целью – стать человекоединицей в статистике правозащитников и МВД. Делимся с тобой ее историей о том, как это было. Без выводов и без дополнительных эмоций.

 

Вечерний Парк Победы упоителен: фонтаны, птицы, катамараны, горячая кукуруза и запах шашлыка. За Музеем ВОВ стоят автозаки и скорая помощь.

Ближе к 22 часам люди стекаются к стеле – с разных сторон. У гостиницы «Планета» – оживление: люди в черном бегут за людьми в разноцветном. Вот и «хапун».

Только что мы разговаривали с незнакомцем о том, как его обидели, выдав испорченный бюллетень. Минуту спустя его шумно пакуют в автозак.

Автозаки подъезжают то туда, то сюда. Люди рассыпаны по четвертинам перекрестка. Пытаются импровизировать. «В сцепку! Мальчики впереди! Девочки за ними!» Сцепка маленькая, она рассыпается. Часть людей идет в сторону Немиги.

Я нелепо бегу от кого-то (не знаю, от кого, просто бегу со всеми) на зеленую гору. Чувствую себя отвратительно. Настраивалась же: не бежать, не бежать. Бах-бах. Теперь я знаю, что такое светошумовые гранаты. Группа безоружных людей оказывается в темном минском дворе. Кто – за кустом, кто – за машиной, кто – в подъезде. Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать.

Люди прибывают со стороны Тимирязева. Мирно протестующие «Верым! Можам! Пераможам!», «Жыве Беларусь!» и все, что обычно кричат в таких случаях. Появляются флаги. Вскоре заполняется проезжая часть и здесь рождаются баррикады из некрасивых цветочных композиций. К ним присоединяются мусорные баки. Здесь мог быть каламбур, но будет просто: милицию мусорные баки не сдерживают. Взрывы все чаще. Теперь разнообразная «пиротехника» летит прямо в толпу. У меня жутко болят уши, хотя я относительно безопасно стою на тротуаре возле супермаркета. Боюсь представить, что сейчас чувствуют люди в «месилове». Бчб лунае в шчыльнай дымавай заслоне, але працягвае лунаць. Работает водомет.

«Бах-бах. Теперь я знаю, что такое светошумовые гранаты»

Люди на холме у «Планеты» зажигают огни телефонов – как на концерте любимой звезды. На проспект выезжает автомобиль, из которого валит Цой. А сзади уже крадется автозак. Тот самый, который наедет на живых людей.

Много скорых. Продолжают ходить некоторые рейсовые автобусы.
На старую звонилку приходят SMS в духе «В Лиде ОМОН сложил щиты!». Это так воодушевляет. Потом это окажется неправдой.

На проспекте Победителей щиты смотрят в сторону Дворца независимости. Люди кричат им каждый свое: кто-то уговаривает одуматься, кто-то обкладывает матом.

Из мегафона доносится: уважаемые, покидайте проспект, иначе будете задержаны. Люди спрашивают: «За что?». Мегафон продолжает озвучивать тот же текст. Никто не уходит. Щиты перебрасывают на другую точку.

Центр перекрыт. ГАИ водит автомобилистов ограниченными тропками. Было бы логично, если бы по этим тропкам автомобили попадали в какой-то автоавтозак. Но нет, попадают на Комаровку – в поток сигналящих.

У хатки I съезда РСДРП – упоительная тишина. Ивы недвижимы, река выдает себя только запахом.Теплый свет фонарей художественно ложится на фасады, асфальт и знаменитые вазы с проспекта. Проспект кажется мертвым. К хатке подъезжают три синих буса, из них выгружаются люди в черном. Они бегут к ступеням и наверх. Слышен женский крик, звуки насилия. Бусы уезжают, и проспект снова кажется мертвым.

Где-то на той стороне реки все еще слышатся взрывы.