Голос тела: Дина Данилович

 

Дина Данилович – куратор, фотограф, визуальная поддержка всех выступлений Евгения Горона. Через 4 месяца ей будет 40 лет, и она не очень-то боится стареть.

 

 

 

Дина:

– Мое тело не идеально, но меня это не тяготит. И вообще я не считаю, что некая идеальная физическая форма – это залог счастья. Если ты хочешь быть несчастным, то проще всего найти изъяны именно в своей внешности. Мое понимание красоты – это не 90-60-90 и европейский тип лица. Красота – понятие неоднозначное. Как бы банально ни звучало, но просто тело без внутреннего содержания не может быть красивым. Тело – это ведь не предмет. То, как человек выглядит, зависит от многих факторов: гены, образ жизни и даже книги, которые он читает.

 

 

 

 

Тело

 

Я бы не хотела снова быть двадцатилетней. Сейчас я лучше всего понимаю свое тело и его механизмы, не боюсь стареть. Единственное, что плохо – это то, что тело начинает подводить, болит, быстрей устает, не дает жить в обычном ритме. Однако уверенность в себе и принятие своего тела гораздо интересней, чем юношеская горячка. Я не считаю, что сексуальность – в идеальных пропорциях.

В 12 лет я выглядела так же, как сейчас, только плюс десять килограмм. Я была абсолютным ребенком, но выглядела как взрослая девушка. Я росла в Витебске, и в период моей юности местные мужчины не отличались особой воспитанностью. Мне постоянно приходилось отбиваться от их желаний познакомиться, причем зачастую они выражались в довольно грубой форме.

Диссонанс между внутренним и внешним остался. Моя фактура диктует определенное восприятие меня другими людьми: меня считают брутальной, жесткой, любящей доминирование, но это все не так. У меня другое ощущение себя. Я высокая, но мне кажется, что во вселенной я занимаю меньше пространства, чем на самом деле. Мой рост – 172 сантиметра, вес – 70 килограмм. Я всегда была примерно в одном весе, никогда не была худой. Два года занималась шейпингом и прекратила, когда тренер сказала, что нужно взвешивать еду.

Может прозвучать странно, но у меня очень сильная энергия. Я очень эмоциональный человек и сильно переживаю как хорошее, так и плохое. Часто приходится сдерживаться. Если сильно нервничаю, то воздух начинает чуть ли не вибрировать. И если я перестаю себя контролировать, то мое тело получает физические травмы: начиная от простого падения и заканчивая пожаром в моей витебской квартире. Однажды чуть не утонула, в другой раз рукомойник отвалился от стены, когда я была крайне зла. Понимаю, что звучит странно, но такая закономерность есть.

 

 

«То, как человек выглядит, зависит от многих факторов: гены, образ жизни и даже книги, которые он читает»

 

 

 

Лицо

Лет до пяти у меня было абсолютно такое же лицо, как на маминых детских фотографиях. В те же пять лет я последний раз видела своего отца. Мама ушла от него, еще когда была беременна мной, и мы с ним только несколько раз виделись потом. Но чем старше я становилась, тем больше сходства у нас появлялось – и сейчас у меня его лицо. Я совершенно его не помню, но если захочу представить, то достаточно просто посмотреть в зеркало.

 

 

«Я бы не хотела снова быть двадцатилетней»

 

 

 

Грудь

Не хочу быть какой-то другой, не хочу быть мужчиной. Но, возможно, если бы у меня были финансовые возможности, я бы уменьшила грудь. Хех, сложно жить с четвертым размером.

 

 

Ноги

Есть стереотип, что если человек красив, то у него все красиво. И наоборот. Многим людям сложно представить, что у человека с животом могут быть красивые руки, например. Но в любом человеке есть своя красота.

Мне повезло с ногами, спасибо маминым генам и танцам. Я редко ношу короткие шорты, но когда все же надеваю их, то часто слышу недоуменные фразы типа: «А у тебя ноги красивые, оказывается». Как будто это вторая голова. Почему у меня не может быть красивых ног? Почему это вызывает такое удивление?

 

 

Татуировки

Ну да, у меня есть татуировки. Они ничего не означают. Не думаю, что стоит придавать им какое-то сакральное значение, но и слишком легкомысленно относиться тоже не стоит. Раньше я сама набивала друзьям татуировки, но однажды друг сказал: «Пока у тебя самой нет татуировок, ты не можешь понять весь процесс. Если думаешь, что мне становится легче во время перерывов, то ты ошибаешься. Лучше бей быстрее».

Все тату я набила после 30 лет. Один процесс был довольно забавным: я лежала в кресле у незашторенного окна и думала: «Ой, что же соседи подумают?» Повернула голову – а там в доме напротив люди е*утся прямо на подоконнике.

«Мне повезло с ногами, спасибо маминым генам и танцам»

 

 

 

Текст и фото – Таня Капитонова

 


КАМЕНТАРЫ (0)

КАМЕНТАВАЦЬ