Голос тела: Диана

 

Наша новая героиня – Диана – родилась мальчиком. Но она с детства не ощущала себя естественно в таком теле, поэтому ей пришлось пережить издевательства в школе, чувство одиночества и несколько операций для того, чтобы чуть ли не впервые почувствовать себя счастливой. Диана пошагово рассказывает, как стала транссексуалкой.

 

 

Диана:

Мои изменения – это не желание стать особенной или отличаться от всех. Это желание выглядеть так, как я чувствую себя внутри. С самого детства у меня были женственные движения, привычки, интересы, манера общения. Поэтому у меня возникали конфликты со сверстниками. Мама абсолютно адекватно к этому относилась, потому что уже в 2-3 года я не вела себя как мальчик.

Когда начался переходный период, у меня был диссонанс: я не понимала, почему начали расти плечи и ломаться голос. Это было ужасно и вызывало дискомфорт. До 17 лет я ждала, когда смогу переехать в Минск и стать самой собой. После нескольких лет гормонотерапии и феминизирующих пластик я чувствую себя комфортно в своем теле. Но все же мне еще предстоит пережить некоторые кардинальные изменения в себе.

 

 

 

 

 

 

 

Переходный период

Решиться на смену пола было сложно, потому что раньше я была привлекательным молодым человеком и привыкла к хорошему отношению к себе. Все-таки красивым людям жить проще. И я понимала, что если стану девушкой, то не буду так же красива, как раньше – в теле парня. Да, это эгоистично. Но меня преследовала мысль: «А что, если я проснусь в 40 лет и пойму, что прожила несчастную жизнь?»

В студенческие годы я выглядела как андрогин, потому что мое тело еще не было слишком «мужским». Но потом возраст стал брать свое. У меня начались депрессии: я не ходила в университет, мне было стыдно появляться на людях. И тогда один человек сказал фразу, которая стала решающей: «Нужно быть либо мужчиной, либо женщиной. Те, кто находятся “между”, живут несчастно».

С началом перевоплощения в жизни появился смысл. До этого я просто существовала. Я была недостаточно женственной, чтобы нравиться парням, и недостаточно мужественной, чтобы нравиться девушкам. А самой главной ценностью для меня всегда была взаимная любовь. Сейчас она есть, и я счастлива.

 

 

 

 

Лицо

Я все делала постепенно: лазерная эпиляция, прием гормонов, отращивание волос, уход за кожей. Гормоны я стала принимать два года назад, в свой день рождения. В тот же день я созвонилась с мамой по скайпу, и она сказала: «Если ты будешь счастлива, то делай то, что считаешь нужным».

В моем случае гормонотерапия позволила телу перестать вырабатывать тестостерон и не развиваться по мужскому типу. Но в самом организме ничего не поменялось. После этого я сделала первую операцию – феминизирующую лицевую хирургию. Это изменение формы черепа – все-таки у мужчин и женщин она отличается. И если до этого я одевалась в одежду унисекс, то после начала приема гормонов стала носить более женственные вещи. Это называется full time – когда ты полностью живешь в соответствии с гендером, с которым себя идентифицируешь.

«Нужно спилить кадык, чтобы уже полностью расслабиться»

Сначала я изменила форму носа и сделала его более узким. Также мне убрали горбинку. Потом подровняла подбородок – раньше он был квадратным, а стал более плавным. Операции рекомендуется делать раз в полгода, и примерно так я и поступала.

Скулы у меня свои. Мне не пришлось удалять зубы, чтобы сделать их острыми. Что касается губ, то я сделала только один укол в верхнюю губу. Нижняя и так пухлая. Волосы свои – отрастила. Шрам на лице появился в детстве, и мне бы хотелось от него избавиться.

Остались еще несколько нюансов, которые я хочу подправить. Например, нужно спилить кадык, хоть он у меня и небольшой. Просто для того, чтобы уже полностью расслабиться.

 

 

 

 

Грудь

Большинство операций я сделала в Беларуси, но за более серьезными нужно ехать, например, в Москву. Так произошло с грудью: сколько бы я ни пила гормоны, она бы сама по себе не увеличилась.

Когда после операции я проснулась и отошла от анестезии, было очень странное ощущение. Мышцы натянулись, я не могла пошевелить руками, потому что появлялась жуткая боль. На мне лежали огромные мешки со льдом, которые помогали охладить грудную клетку. Иначе могли бы появиться отеки и смещение имплантов.

Дома я забыла принять обезболивающее, и когда сделала несколько шагов, то чуть не потеряла сознание от жуткой боли. Любое движение рук вызывало дикий дискомфорт, но уже на десятый день я смогла танцевать. Сейчас все хорошо, только сплю немного по-другому.

Тело

После гормонотерапии тело стало развиваться по женскому типу: жировые отложения теперь возникают не на животе, а на бедрах. Появился целлюлит. Но все равно есть вещи, которые нельзя изменить: например, ширина плеч и таза.

«Я сделала только один укол в верхнюю губу. Нижняя и так пухлая»

Из серьезных операций мне осталось сделать только одну – по смене пола. Это очень серьезное хирургическое вмешательство и огромная нагрузка на организм. Ее я буду делать где-то за границей: в Германии, Нидерландах, Израиле или Таиланде.

 

 

 

 

Татуировки

Первая тату – луна. С 14 лет я часто была совсем одна дома: родителям приходилось уезжать, а бабушка летом жила на даче. Тогда я смотрела много аниме, и обычно это происходило по ночам. Из-за того, что у меня особо не было друзей, луна стала моей единственной спутницей. Я разговаривала с ней, делилась мыслями. Без фанатизма, конечно. Луна превратилась в мой талисман. Еще у меня есть маленький ритуал: каждый раз, когда вижу луну, поднимаю вверх руку с этой татуировкой.  

Потом появился готический костел – не какой-то конкретный, а состоящий из нескольких элементов. В нем немного Кельна, Нотр-Дама и других соборов.

Последнюю татуировку я сделала около полутора месяцев назад. Я считаю этот рисунок отображением моего внутреннего мира. Он тоже мой амулет.

 

 

 

 

 

Последствия

Сейчас я счастлива, нравлюсь себе, встраиваюсь в социум. Жаль только, что уже пару лет я не виделась со своими бабушками и дедушками. Мы очень любим друг друга, но им будет тяжело принять произошедшие со мной изменения. Все-таки они люди советской закалки. Поэтому мы только созваниваемся, и они очень грустят, что не видят меня. Когда говорим по телефону, я стараюсь не использовать слова, которые говорят о моем роде.

Любимый молодой человек появился в моей жизни сразу после того, как я сделала феминизирующую операцию. Я очень благодарна ему за то, что он пережил это вместе со мной. Навсегда запомню наш первый поход в кино: когда он поцеловал меня в щеку, я чуть не умерла от смеси счастья и страха.

Мы – это то, из чего состоит наше прошлое. Моя жизнь в теле парня – это тоже часть жизненного опыта, который я не пытаюсь забыть или вычеркнуть. Это жизнь «до». Изменилась я только внешне, а внутренне осталась тем же человеком, которым была. Только чувствую себя гораздо свободнее. Сейчас жду новые документы.

«Недавно незнакомый подросток на всю улицу закричал: “Трансвеститка!”»

В Беларуси есть такая проблема, что всем до всего есть дело. Обязательно нужно покопаться в чужом нижнем белье. Некоторым людям просто необходимо высказать то, что они думают. Однажды мне написал какой-то человек: «А мы тут обсуждали тебя с чуваком из Могилева».

Например, недавно незнакомый подросток на всю улицу закричал: «Трансвеститка!» Но трансвестит – это человек, который переодевается в одежду другого пола, а я транссексуалка. Так что часто люди делают такие комментарии просто из-за необразованности. Да и вообще, почему бы просто не воспринимать людей такими, какие они есть? Возможно, это из-за того, что многие люди здесь несчастны. Счастливые люди не будут сплетничать.

 

 

Текст и фото – Таня Капитонова

 


КАМЕНТАРЫ (0)

КАМЕНТАВАЦЬ