Даша Бубен: интервью с фотографкой, художницей, феминисткой

 

Беларусская фотографка и художница Даша Бубен долгое время снимала для рекламных проектов и работала фоторедакторкой в журнале «Таймер». В этом году Даша – одна из участниц фестиваля Vulica Brasil. Для фестиваля она отснимет лучших сотрудников МЗОР и обновит паспортный стиль доски почета. А ещё оформит во дворике «Лаўкі» галерею одной фотографии. Мы встретились с Дашей накануне и поговорили об участии в Vulica Brasil, старых и не очень фотопроектах и о том, как каждый день находить новую pussy. 

 

Доска почёта

– Даша, в этом году ты участвуешь в фестивале Vulica Brasil. Он традиционно воспринимается как что-то про стрит-арт. Почему ты в качестве фотографки? Это новая придумка – не только муралы, но и фотография?

– Да, фотография в фестивале появляется впервые. Мила Котка, организаторка, хотела немного разнообразить фестиваль и выйти за рамки того, как сейчас репрезентируется стрит-арт. Она включила урбанистов, скульптуру и предложила мне внести фотографию в городское пространство.  

Моя миссия на Vulica Brasil – расширить представление о фотографии, показать, что это не только документация того, что происходит на фестивале, но и самостоятельный вид искусства.

 

 

 

– Идея доски почета завода на Октябрьской твоя? Или организаторы фестиваля придумали всё сами и позвали тебя только реализовать?

– Это была совместная работа. Идея доски почета принадлежит организаторам, а концепция съемки моя.

Галерея одной фотографии во дворике «Лаўкі» – мой проект. Каждые  полтора-два месяца фотографии будут меняться. Чтобы немного восстановить гендерный баланс, я выбрала восемь художниц. В основном на фестивале художники – мужчины, но хочется внести и женский взгляд.

Фотографии вполне могут быть выставлены в галерее, в закрытом пространстве, но мне хочется вынести эти работы в городское пространство, чтобы это была этакая публичная ода фотографии.

«Я посмотрела несколько досок почета в Минске. Они все одинаковые: фото на паспорт с плохим светом и жутковатой пластиковой обработкой»

Проект мы начнем с Кати Шумак. Ещё в моём списке Александра Солдатова, Жанна Гладко, Леся Пчелка, Маша Святогор, Каролина Полякова, но не все пока этом знают. Свою работу я ещё не выбрала, но она точно не будет эротической или политизированной.

В Минске сейчас с фотомероприятиями стало хорошо: происходят события в «ЦЭХе», «Месяц фотографии». Но думаю, для большинства фотография все еще остается чем-то утилитарным. Поэтому хочется показать ее с другой стороны.

– Доски почета на беларусских заводах (и в госучреждениях вообще) выглядят всегда однотипно. Насколько сильно ты планируешь отойти от этого клише?

– Я посмотрела несколько досок почета в Минске. Они все одинаковые: такое фото на паспорт с плохим светом и жутковатой пластиковой обработкой. Чаще всего у модели выражение лица «можно, я уже пойду?». Я хочу сделать иначе, но чтобы это было приемлемо для завода.

Хотелось поснимать рабочих в цехах в униформе. В итоге я так и снимала. Правда, времени было мало, и бюджет был совсем не киношный, поэтому мы остановились на естественном освещении без всяких наворотов.

– Как ты вообще готовишься к подобным проектам?

– Прежде всего я анализирую, для кого это делается. Представляю, что бы заинтересовало меня как зрителя, ищу аналоги и вырабатываю несколько визуальных концепций.

Потом я начинаю думать, как люди, которых мы снимаем, отреагируют на те или иные концепции. Понятно, что на съемке в автомобильном салоне, куда приглашают визажиста и парикмахера, мужчины нормально реагируют на то, что их красят. Я уверена, что заводские работники отнеслись бы к этому с сомнением.

На моих фотографиях люди всегда максимально естественные и расслабленные. Я хочу, чтобы заводские рабочие были в цеху в привычной одежде, а не в студии в костюмах с галстуками. В этом моя идея. Я не сказочник, я хочу показать в людях то, что в них действительно есть.

 

 

 

В поисках pussy

– Ладно, давай отвлечемся от завода и перейдем к вагинам. Ты стала популярной после того, как сделала проект #everydayifindnewpussy, или была известной и до него?

– А я не думаю, что я популярна.

– Ну, вообще-то достаточно популярна.

– Наверное, если бы я не была уже состоявшимся коммерческим фотографом, то вагины бы так не выстрелили.

– У тебя уже был символический капитал, а у твоих клиентов сложилось представление о тебе. Не было ли страшно начинать этот проект и снимать то, что похоже вагины в таких обстоятельствах?

– Нет. Всё начиналось как развлечение для себя – попытка противостоять фаллоцентрической концепции. В тот момент я уже жила в Варшаве, училась в Академии Фотографии. Я переехала, чтобы сбить привычный образ жизни, набраться новых идей и опыта. Я общалась  с очень крутыми преподавателями, много снимала для себя.

«Если бы я не была уже состоявшимся коммерческим фотографом, то вагины бы так не выстрелили»

Я всегда хотела заниматься искусством, делать некоммерческие проекты. В общем, свернула на кривую дорожку. Кайф в том, что я не растеряла своих навыков. Я продолжаю заниматься коммерческой съемкой, но теперь я в ней свободнее. А кроме того, мои опыт очень помогает в творческих проектах.

У меня два инстаграма. Первый – официальный, красивый, коммерческий: кофе, девочки, портреты. Второй – mybackside, где я выставляю и #everydayifindnewpussy и еще кучу фотографий, которые снимаю для себя.

 

 

 

– Когда ты стала выкладывать фотки из #everydayifindnewpussy, не было опасений, что сейчас начнется массовый отфренд и в комментах тебя назовут поехавшей?

Нет, сначала это все было очень весело. Это же были мои подписчики, мои знакомые, люди, которые ко мне лояльны. Многие писали, что здорово, прикольно, спрашивали: «А это правда то, что я думаю?».   

Первые негативные комментарии появились, когда проект вышел в свет. Citydog.by написал про выход «Большого» с моей обложкой, и тогда я уже отхватила комментариев. Иногда в личку писали всякие гадости.

«Женщины не только тянут семью, но ещё и на работе впахивают. Нормальная такая нагрузочка»

Я всё воспринимаю болезненно, но сейчас уже «наросло», стараюсь сильно не включаться. Я стремлюсь не к тому, чтобы всё сама победить, я хочу, чтобы мой голос звучал в общей массе людей, которые меняют взгляд на то, что правильно и нормально, а что – нет.

– Менструальная кровь, вульва и волосы на теле – расхожие образы феминистского искусства. Есть ли смысл в 2017-ом строить визуал на этом и продолжать, в общем-то, заезженную тему?

– В Беларуси это целесообразно. Мы настолько далеки от какого-либо принятия и понимания того, что такое феминизм и зачем он нужен.

У меня есть классная история о походе за визой. Я заполняю бланки в визовом центре, а рядом стоят две пары. В первой – заполняет бланк муж, во второй – жена. В первой паре жена указывает мужу на ошибку. Он начинает психовать: «Чё ты под руку лезешь?»  Тогда мужик, за которого жена заполняет бланк, выдает: «Мужик сначала делает, а потом думает. А баба вообще не думает». Я повернулась к нему и сказала: «Правда? Мне кажется, за вас сейчас анкету жена заполняет. Вы что, писать не умеете?» Настолько извращенная ситуация.

Из-за нашего витиеватого исторического пути мы попадаем в ситуацию, где свобода и равенство уже вроде бы давно присутствуют по дефолту, но на деле совсем нет. При этом женщины, по моим наблюдениям, гораздо сильнее. Они выполняют больше функций. Они не только тянут семью, но ещё и на работе впахивают. Нормальная такая нагрузочка.

Если бы мы жили в США, где вульвы, вагины и клиторы в искусстве уже использовались вовсю в 70-е годы, то мой проект там был бы вторичным. Но мы живем в другом контексте, и я в него вплетаюсь.

 

 

 

На грани сексуальности

– Какими направлениями коммерческой съёмки ты занимаешься?

Есть два направления: работа с людьми и работа с компаниями и изданиями. Снимаю портреты (одиночные, парные, семейные) для частных заказчиков и бизнес-портреты для компаний. Например, вчера снимала семью из десяти человек. Еще есть предметная съемка (еда, одежда), рекламная и для журналов. В последнее время ко мне стали обращаться с заказами, глядя на мои «ненормативные» фото. Например, обложка для «Большого».

 

 

– Да, кстати о «Большом». В журнале есть рубрика «Дзяўчына “Большого”» с фотографиями полуобнаженных девушек с цитатами классиков. Почему ты, феминистка, согласилась снимать для них?

– Я согласилась делать обложку для «Большого», потому что мир не стоит на месте. Нужно либо умереть, либо развиваться. И если я сделаю для них обложку, другая феминистка сделает материал, то, возможно, у них поменяется угол зрения. Нельзя ставить крест только потому, что кто-то что-то не так делает.

Хороший пример с «Медузой»: сначала были «телочки», а потом они взяли в команду Ольгу Страховскую, специалистку по гендерным вопросам, и она там валит по феминизму.

Я бы не стала называть себя активисткой. Я не участвуют ни в каких сообществах и движениях. Я знаю, что такое феминизм, меня бесит гендерное неравенство, но я не декларирую… Нет, декларирую всё-таки.

«Хороший пример с "Медузой": сначала были «телочки», а потом они взяли в команду специалистку по гендерным вопросам, и она там валит по феминизму»

– Ты ретушируешь фотографии?

– Я могу отретушировать прыщик и мусор на пленке. Контур тела, носы – нет-нет-нет. Следы усталости могу убрать, синяки под глазами, если это бизнес-портрет, а не желание зафиксировать себя в определенный момент времени. Если это реклама, то там приходится. Но морщины я никогда не убираю даже в рекламе.

– Как сейчас меняется понятие сексуальности в фотографии?

– Во мне всегда борются моя любовь к сексу и сексуальности и осознание гендерного неравенства. Обнаженное тело и сексуальность – это так прекрасно, если относиться к этому как к радости и взаимному удовольствию. Да, я понимаю, что мы живем в мире, где проявления сексуальности табуированы, где есть объективация и насилие на почве сексуальности.

Я люблю снимать голых женщин. Я стараюсь раскрыть в них принятие себя в том виде, в каком они сейчас существуют. Чтобы они не думали «я должна выглядеть не так, а вот тут некрасиво, а это мужу не понравится». Визуально я получаю огромное удовольствие, глядя на фотографии обнаженных людей. Но конкретно в этом политическом контексте я понимаю, что к этому есть очень много вопросов. Короче, я в процессе обдумывания этого всего.

 

 

 

 

 

 

 Фотопроекты Даши Бубен 

 

 «Fears» 

В этом проекте Даша отразила свои страхи пустоты, неизвестности. Фотографировала деревья ночью со вспышкой. Ветви раскачивались, и кроны принимали дикие очертания. Над проектом Даша начала работать, когда переехала в Варшаву.

 

 

 

 «Каждый день я вижу» 

Этот проект можно назвать визуальным дневником. Когда Даша снимала объекты, которые встречала на пути в Варшаве и в Минске, то обнаружила закономерность: картинки соединились в диптихи. Оказывается, в рутине наших дней есть музыкальный ритм и красота.

 

 

 

 

 #everydayifindnewpussy (#вагинакаждыйдень) 

Проект о том, что мир наполнен не одними лишь фаллическими символами. Даша фотографирует предметы, которые напоминают вульву. Кстати, этот хэштег многие взяли на вооружение и продолжают постить фото в своих инстаграмах с хэштегом #everydayifindnewpussy.

 

 

 

 «Self Religioned» 

Даша – атеистка. Этот проект про ее личное ощущение религии: вокруг и внутри. Проект состоит из нескольких тематических частей: фотографии польских капличек, религиозных статуй и объявлений, которые находятся в обыденном окружении. Ещё в проект входит серия автопортретов, которые обыгрывают традиции церковного искусства: например, нимб от засвета над головой обнаженной Даши, пятна воска на ладонях, которые напоминают стигматы. Ещё Даша поснимала купель в гомельском овраге – пугающее место.

 

 

 

 

 

 «Кажется, это должно быть красиво» («It seems it might be beautiful») 

Это проект про Минск, который абсурден и прекрасен, если не боишься свернуть с широких проспектов во дворы. Кривые мрачно-зеленые ограждения строек, облезлые бетонные клумбы – вот настроение и создано. Чтобы не было полного мрачняка, Даша снимает и народное творчество: лебедей из шин, деревянные скульптуры, пластиковые пальмы и другие чудеса фантазии. Это проект о том, как мелочи влияют на наше чувство комфорта.

 

 

 

 «Пытаясь заполнить пустоту и преодолеть страх, я ищу утешение в сериалах» 

Даша делала проект в период депрессии и называет его упадническим. Этот проект о том, что в наших инстаграмах все красиво, а в реальной жизни бывает по-разному. Ты можешь листать ленту с идеальными фотографиями, а потом ты выходишь на улицу и видишь пятна крови на асфальте. Их Даша и снимает. При этом в описании фотографка ставит жизнерадостные популярные эмодзи: улыбающиеся лица, единороги.

 

 

 

 Портреты женщин, переживших насилие 

Над этим проектом Даша работает сейчас. Его суть она описывает так: «Терапевтическая фотосессия, в процессе которой женщина должна почувствовать себя увереннее, гармоничнее и красивее». Лица не будут скрыты, как, например, в проекте «Дом и насилие», поскольку Даша работала с теми, кто уже готов к открытости, для кого ситуация насилия – пройденный этап. Этот проект не о том, что насилие существует и выбраться из него тяжело – он о жизни после. Портреты женщин будут сопровождаться цитатами.

 

 

 

 


КАМЕНТАРЫ (4)

Diana Romanova | 2017-09-06 16:10:24

Дарья невероятная. Спасибо, что раскачиваешь гендерную тему. Спасибо за вдохновение, спасибо за проекты!

Lev Chebotaryov | 2017-09-03 11:50:01

Спасибо большое! Даша, жаль мы не смогли взять у вас интервью первыми! С ним этот выпуск был бы гораздо более целостным https://www.youtube.com/watch?v=5eb9SoV-crA

Anastasia Davydenko | 2017-09-01 14:24:38

Просто колоссально вдохновляет! Спасибо за героя, спасибо за материал!

jj
jj | 2017-09-01 00:33:42

Неверагодная. Дзякуй!

КАМЕНТАВАЦЬ